DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 28.10.2011

Материалы

загрузка...

Психология копинг поведения сотрудников государственной противопожарной службы МЧС России: концепция, модель, технологии

Ашанина Елена Николаевна, 28.10.2011

 

по данным теста «Поведение в конфликтных ситуациях»

Копинг-стратегии Уровни выраженности копинг-поведения Р<

Высокий Rm Ниже

среднего Rm

Соперничество 3,70(0,62 5 5,30(0,47 4 0,05

Сотрудничество 7,30(0,17 2 6,4(0,30 3 0,05

Компромисс 7,80(0,39 1 7,60(0,35 1 -

Избегание 5,10(0,35 4 7,00(0,39 2 0,001

Приспособление 5,60(0,33 3 4,20(0,42 5 0,05

Кроме того, была оценена значимость различных индивидуально-психологических и индивидуально-типологических качеств личности в детерминации копинг-поведения сотрудников ГПС МЧС России, а также обоснован комплекс информативных психологических тестов для исследования, оценки и прогноза их копинг-поведения.

В данном исследовании нас интересовал вопрос о связи характера профессиональной деятельности сотрудников ГПС МЧС России с базисными защитными механизмами личности. Последние оценивались с помощью психодиагностической методики «Индекс жизненного стиля» («LSI»), сконструированной на основе теоретических исследований H.Kellerman и R.Plutchik, исходя из которых, можно выявить взаимосвязь базисных механизмов психологической защиты (МПЗ) с определенными эмоциями и личностными диспозициями.

Для сравнительного анализа особенностей психологических защит у сотрудников ГПС МЧС России (основная группа) и в контрольной группе, образованной представителями несоциономических, объект-субъектных профессий (экономисты, программисты-системотехники, инженеры-технологи, инженеры-механики, и другие, чья деятельность напрямую не связана с взаимодействиями в системе «человек-человек»), были использованы методы описательной статистики, корреляционный и дисперсионный анализы.

Исследование особенностей структуры защитных механизмов показало, что в контрольной группе отмечается широкий спектр задействованных механизмов психологической защиты, в то время как у обследованных сотрудников ГПС при переработке психологических конфликтов «работает» относительно меньшее количество защит. Обнаружено, что в общей выборке сотрудников ГПС МЧС России в 24% случаев по частоте использования доминирует механизм психологической защиты «отрицание», в 21% – «реактивные образования». На значимых позициях в структуре психологической защиты у сотрудников ГПС МЧС России располагаются механизмы «рационализация» («интеллектуализация») и «проекция»: соответственно в 20% и 18% случаев они выходят на первую позицию. Мало свойственными этим сотрудникам защитные механизмы «регрессия» и «замещение»: лишь у 9% и 7% испытуемых в ряду используемых психологических защит они выдвигаются на первую позицию по частоте доминирования, а защиты по типу «вытеснения» и «компенсации» в качестве доминирующих не используются вовсе.

Одной из особенностей основной группы является наибольшая частота задействованности защитного механизма «отрицание»: у каждого четвертого сотрудника ГПС он доминирует. В соответствии с классическим определением, «отрицание» – это механизм психологической защиты, посредством которого личность игнорирует информацию и связанные с ней мысли и чувства, вызывающие болезненные ощущения и тревогу. Посредством «отрицания» невыполнимые желания, побуждения и намерения, а также факты и действия не признаются, отвергаются путем бессознательного отторжения их существования, т.е. реальное явление полагается несуществующим. «Отрицание» как психологическая защита реализуется при конфликтах любого рода и характеризуется внешне отчетливым искажением восприятия действительности. Имеющиеся на сегодня исследования защитного поведения у различных категорий обследованных (Корытова Г.С. 2006, Петрова Н.Н., 1997; Исаева Е.Р., Зуйкова Н.В., 2002; Ошаев С.А., 2003; Антипова О.С., 2004 и др.) свидетельствуют о том, что данный механизм является одним из ведущих в структуре защитного поведения личности. В работах Л.М.Таукеновой (1995, 1999) показано, что для защитного поведения относительно здоровых, адаптированных людей присуще доминирование механизма «отрицание», при этом дезадаптированность характеризуется не столько отсутствием высоких оценок по «отрицанию», сколько сверхнапряженным использованием механизмов другого полюса, в первую очередь механизма «проекция».

Это концептуальное положение подтвердилось и в нашем исследовании. Механизм «отрицание» в профессиональной деятельности у сотрудников ГПС МЧС России проявляется отрицанием наличия у себя проблем, связанных с профессиональным стрессом, какой-либо профессионально обусловленной патологической симптоматики, например, симптомов эмоционального выгорания. Доминирование механизма «отрицание» свидетельствует о сужении спектра адаптивного реагирования на имеющиеся проблемы, в том числе и в профессиональной деятельности, проявляющегося преимущественно в виде гиперсоциализированного стиля поведения с «уходом в работу» и своеобразной «однобокостью» использования защитных механизмов при глубинно-личностном реагировании на проблемные и фрустрирующие ситуации, возникающие на рабочем месте и сопровождающие профессиональные будни специалиста. «Отрицание», проявляющееся склонностью не воспринимать вызывающие тревогу аспекты внешней реальности, расценивается как неэффективный в плане психической адаптации защитный механизм (Корытова Г.С., 2008).

В то же время, в негативных ситуациях он способствует формированию новых смысложизненных ориентаций, повышает удовлетворенность выбранной профессией. Полученные эмпирические результаты свидетельствуют о повышенной задействованности механизма «отрицание», которая может считаться характерной для сотрудников ГПС МЧС России. По нашему мнению, это связано с активной жизненной позицией большинства сотрудников ГПС МЧС России, с тем, что создаваемая разновидность психологической защиты позволяет им отрицать фрустрирующую реальность (повышенная загруженность, эмоциональное выгорание, психологический стресс, традиционно высокие социальные ожидания при относительно низком материальном вознаграждении за труд экстремального характера и т.п.) и воспринимать свою профессиональную деятельность как имеющую особый гуманный смысл, особую значимость для общества.

Из наиболее предпочитаемых защит на втором месте с 22% у сотрудников ГПС МЧС России находится механизм психологической защиты по типу «реактивные образования», при котором неприемлемые тенденции заменяются на обратные установки и формы поведения, благодаря которым предотвращается проявление неприемлемых желаний. Эта разновидность защитного поведения многими исследователями отождествляется с гиперкомпенсацией, когда личность блокирует выражение неприятных для нее мыслей, чувств и поступков путем преувеличенного развития противоположных стремлений.

Эти данные позволяют понять психологические механизмы защитно-совладающего поведения сотрудников ГПС МЧС России.

Для оценки индивидуальных психологических (характерологических) особенностей нами было проведено психологическое обследование сотрудников ГПС МЧС России с использованием 16-ти факторного личностного опросника (16 ФЛО), тестов СМИЛ, Прогноз-2 и МИОМ, КОТ.

Полученные данные свидетельствовали о том, что патопсихологические особенности личности (самооценка, истерия, социальная интроверсия, нервно-психическая неустойчивость) детерминируют низкий уровень копинг-поведения, а тесты «СМИЛ» и «Прогноз-2» являются информативными психологическими средствами для прогноза копинг-поведения.

Заключительная часть этого этапа исследования была посвящена разработке и апробации психодиагностического алгоритма прогноза копинг-поведения сотрудников ГПС МЧС России. В результате множественного регрессионного анализа матрицы психологических показателей и внешнего критерия (уровень копинг-поведения) было получено диагностическое уравнение множественной регрессии, в состав которого вошли девять наиболее информативных показателей психологических тестов (Х1 - ассертивные действия; Х2 - импульсивные действия (тест «SACS»); Х3 - избегание (тест «Поведение личности в конфликтной ситуации»); Х4 - эмоциональная устойчивость (фактор C, 16 ФЛО); Х5 - cмелость (фактор Н, 16 ФЛО); Х6 - тревожность (фактор О, 16 ФЛО); Х7 - сотрудничество (тест «Поведение личности в конфликтной ситуации»); Х8 - нервно-психическая неустойчивость (тест Прогноз-2); Х9 – интеллектуальные способности (тест КОТ); Х10 - «степень напряженности защиты» (тест «Индекс жизненного стиля» -«LSI»).

Точность правильного прогноза копинг-поведения на обучающей выборке сотрудников ГПС МЧС России с использованием этого психодиагностического алгоритма составила 0,87. Ошибка прогноза равнялась 0,13. Оценка эффективности предложенного психодиагностического алгоритма прогноза копинг-поведения сотрудников ГПС МЧС России на контрольной выборке (n=75) составила 0,80. Ошибка прогноза равнялась 0,20.

Полученные данные позволили обосновать рекомендации по оценке и прогнозу копинг-поведения сотрудников ГПС МЧС России на этапах их профотбора, оценки психологического статуса после участия в ликвидации крупномасштабных пожаров.

В шестой главе диссертации «Теоретические основы и технологии экстренной коррекции копинг поведения сотрудников ГПС МЧС России» представленные материалы, посвященные оценке эффективности применения аудиовизуального воздействия и биологически обратной связи для коррекции дезадаптивных нервно-психических состояний у сотрудников ГПС МЧС России.

Первый этап исследования был ориентирован на изучение особенностей дезадаптивных нервно-психических состояний у сотрудников ГПС МЧС России. Результаты оценки выраженности признаков дезадаптивного нервно-психического состояния данные приведены на рисунке 6.

Установлено, что структура показателей, характеризующих различные нарушения нервно-психического состояния у сотрудников ГПC МЧС России после участия в ликвидации не менее 3-5 крупномасштабных пожаров в сравнении с исходными данными, т.е. до участия в ЧС имеет выраженные черты сходства. Коэффициент корреляции рангов по Спирмену между двумя сравниваемыми рядами признаков нервно-психического статуса составил 0.75 (Р<0.01). Различия состоят в уровнях выраженности этих показателей. Частота встречаемости и выраженность проявлений указанных показателей выше после участия сотрудников ГПС МЧС России в ликвидации крупномасштабных пожаров.

Однако, и в повседневных условиях до участия в ликвидации чрезвычайных ситуаций значительная часть сотрудников (около 23%) имела выраженные отклонения нервно-психического статуса, что указывало на необходимость их психологической коррекции и в повседневных условиях.

Среди нарушений нервно-психического статуса в повседневных условиях доминировали «повышенная раздражительность» (29%), «снижение скорости и точности психомоторных реакций» (26%), «нарушения сна» (25%), «снижение активности» (23%), «физическая утомляемость» (22%), «общая слабость» (21%).

После участия в ликвидации крупномасштабных пожаров нарушения нервно-психического статуса отмечены у 33% обследованных сотрудников ГПС МЧС России. Среди нарушений нервно-психического статуса после участия в ликвидации 3-5 крупномасштабных пожаров доминировали «повышенная раздражительность» (42%), «снижение скорости и точности психомоторных реакций» (40%), «физическая утомляемость» (37%), «нарушения сна» (34%), «снижение активности» (30%), «общая слабость» (29%), «повышенная умственная утомляемость» (28%), «вегетативные нарушения» (28%), «снижение настроения» (27%), «головная боль» (27%), «нарушения памяти» (26%), «нарушения внимания» (25%) .

НН- неустойчивость настроения; ГБ- головная боль; НС- нарушения сна; ЦА- цереброастения; НВ- нарушение внимания; НП- нарушение памяти; НМ- нарушение мышления; СЧ- снижение чувствительности; ФУ- физическая утомляемость; ВН- вегетативные нарушения; КА- кардиалгии; ССТ- снижение скорости и точности психомоторных реакций; ЛАД- лабильность артериального давления; ПР- повышенная раздражительность.

Рис.6.Выраженность нарушений нервно-психического статуса у сотрудников ГПС МЧС России до и после участия в ликвидации чрезвычайных ситуаций

Кроме того, была проведена оценка физиологических показателей по данным стандартизированных тестов «Диагностика функционального состоя-ния ЦНС». Эти данные свидетельствовали о наличии у сотрудников ГПС МЧС России после участия в ликвидации пожаров фазы адаптационного напряжения или перенапряжения адаптационных механизмов. Так, по данным динамического обследования с помощью теста «Диагностика функционального состояния ЦНС» установлено прогрессирующее снижение резервных возможностей ЦНС у основной части обследованных сотрудников ГПС МЧС России.

При этом, в повседневных условия высокие функциональные резервы отмечены в 19% случаев, тогда как основная часть обследованных сотрудников ГПС МЧС России имела низкий (25%) и средний (56%) уровень функциональных возможностей ЦНС. Однако после участия в ликвидации крупномасштабных ЧС высокие функциональные резервы отмечены лишь в 10% случаев, тогда как основная часть обследованных сотрудников ГПС МЧС России имела низкий (51%) и средний (39%) уровень функциональных возможностей ЦНС.

Эти данные свидетельствуют о высокой интенсивности профессиональной деятельности сотрудников ГПС МЧС России, которая привела к выраженным проявлениям дезадаптивных нервно-психических нарушений, что указывает на необходимость их целенаправленной психологической коррекции. Это подтвердили данные сравнительного анализа ряда характеристик нервно-психического состояния и резервных возможностей ЦНС обследуемых.

Полученные данные свидетельствуют о выраженных неблагоприятных изменениях нервно-психического статуса у обследованных сотрудников ГПС после участия в ликвидации крупномасштабных пожаров.

По нашим данным после участия в ликвидации 3-5 крупномасштабных пожаров у сотрудников ГПС МЧС России отмечено достоверное повышение реактивной тревожности (Р<0,05), снижение функциональных резервов ЦНС (Р<0,01) и психомоторных реакций (Р<0,05) по данным тестов Спилбергера-Ханина, Диагностики функционального состояния ЦНС и РДО.

Следовательно, дезадаптивные нервно-психические состояния широко распространены среди сотрудников ГПС МЧС России (в повседневных условиях и после участия в ликвидации крупномасштабных ЧС).

У подавляющего большинства обследованных установлены разнооб-разные сочетания нескольких дезадаптивных нервно-психических наруше-ний, в структуре которых превалируют функциональные нарушения психо-эмоциональной сферы, снижение активности, повышенные утомляемость и раздражительность. Эти нарушения обусловливают снижение функциональ-ных резервов организма и требуют целенаправленной их психологической коррекции. В связи с этим нами были проведены исследования по оценке эффективности применения АВВ и БОС.

Этот этап исследования выполнен по результатам обследования 66 сотрудников, из них 22 человека вошли в первую основную (АВВ), 23 - вторую (БОС) основную и 21 человек в состав контрольной группы (функциональная цветомузыка, фиточай и аутотренинг), которые также использовались и в обеих основных группах. Динамическое обследование проводилось в период 5 суточной психологической коррекции.

Установлено, что парциальное применение психологических техноло-гий аудиовизуального воздействия и биологически обратной связи в сравнении с традиционными средствами психологической регуляции обеспечивало более выраженную нормализацию дезадаптивных нервно-психических состояний у сотрудников ГПС МЧС России.