DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 28.07.2007

Материалы

загрузка...

Башкирско-монгольские языковые связи (на материале лексики)

Вахитова Айсылу Галинуровна, 28.07.2007

 

Э.Ф.Ишбердин, изучивший словарный состав башкирского языка и указавший на большое количество лексем, имеющих соответствия в монгольских и тунгусо-маньчжурских языках и относящихся к устойчивым разрядам лексики, выделил несколько критериев, способствующих выявлению заимствований. В.И.Рассадин так же отмечает несколько критериев определения относительно поздних монголизмов в тюркских языках. А.В.Дыбо впервые разработала методику семантической реконструкции наименований частей тела (плечевой пояс), суть которой состоит в том, что реконструкция лексики праязыка должна включать в реконструкцию первоначальных значений слов и объяснение изменений этих значений. В связи с трудными проблемами в разграничении общего наследия и древних заимствований А.Рона-Таш приводит следующие аргументы: 1)этимологический; 2) семантико-исторический; 3) аргумент основного словарного фонда; 4) культурно-исторический аргумент и т.д. Н.У.Халиуллина, исследует на фонологическом, морфонологическом, семантическом уровнях моносиллабы, составляющие базисную часть лексического богатства татарского, башкирского, чувашского, а также монгольских и тунгусо-маньчжурских

На наш взгляд, вопрос об объеме лексических соответствий между отдельными алтайскими языками ещё по-настоящему не освещен. Выявленные общие моменты между монгольскими и тюркскими языками – во многих случаях результат взаимодействия уже обособившихся алтайских языков в довольно позднее время их контактного развития. И поэтому факты для доказательства генетического родства данных языков не лежат на поверхности наблюдаемых явлений, а уходят в глубь доисторических эпох.

В настоящее время трудности в исследовании алтайских языков в целом обусловлены отсутствием большой и высококвалифицированной работы и поисков новых общих элементов в этих языках в области лексики, морфологии и фонетики. Тем более, на основе одних лингвистических данных невозможно установить что из себя представляет общность алтайских языков – генетическое родство или языковой контакт? Исследования требуют приложения общих усилий историков, археологов, этнографов, фольклористов.

Во второй главе «Названия, обозначающие явления природы» рассматривается реконструкция лексики по лексико-семантическим группам в сравнительно-историческом аспекте.

В первом параграфе тюрко-монгольские лексические единицы, относящиеся к названиям метеорологических явлений, распадаются на три строго дифференцированные группы:

1) поздние монгольские лексические заимствования в тюркских языках, имеющие четкие маркирующие их характеристики;

2) поздние тюркские лексические заимствования в монгольских языках, также характеризующиеся довольно четкими признаками;

3) тюрко-монгольские элементы, которые с одной стороны, являются общетюркскими, с другой – представлены в монгольских языках и являются в то же время общемонгольскими.

По итогам нашего исследования получен следующий список башкирских и монгольских общих лексических единиц:

Монгольские лексические заимствования в башкирском языке: башк. монар «мгла, дымка; иней», монг. манан «туман»; башк. ?ыр?а? «буран; пронизывающий ветер», монг. шигурган «метель, пурга».

Тюрксике лексические заимствования в монгольском языке: башк. бо?, монг. м?с(?н) «лед»; башк. к?рт «сугроб, занос», монг. х?р «сугроб»; башк. ?ырау, монг. хяруу «иней»; башк. ысы? «роса», монг. чийг «влажность,

Тюрко-монгольские элементы, которые этимологизируются по языковым данным обоих языков: башк. буран «метель, буря», монг. бороо(н) «дождь», башк. ?ырпа? «первый снег, пороша», монг. хармаг «пороша».

Во втором параграфе рассматриваются названия, обозначающие гидрографические и орографические явления.

Башкирский язык из монгольских языков заимствовал следующие слова: башк. бу?а?а «подножье горы; порог (у двери), монг. босго «порог (у двери)»; башк. м?р?н «дождевой поток; поток талой воды», монг. м?р?н «большая река», башк. дала «степь», монг. тал(а) «степь, поле»; башк. ?апсал «ущелье, теснина»; монг. хавцал «ущелье, теснина, горный проход»; башк. ?апса?ай «ущелье, теснина», монг. хабцагай «узкое ущелье; падь; крутая скала»; башк. ту?ай «урема, пойменный луг», монг. токой «локоть, часть руки от локтя до кисти; излучина, изгиб, лука (реки)»; башк. уба «холм, курган», монг. овоо(н) «груда, куча, курган», обон «возвышенность,

В свою очередь, из тюркских языков в монгольские языки проникли такие лексемы: башк. бола? «ручей, родник», монг. булаг «родник, ключ»; башк. ди?ге?, монг. тэнгэс // тангис «море»; башк. ?ул «ложбина, лог; рукав (реки)», монг. гол «река; долина реки» башк. тул?ын, монг. долгио(н) «волна, вал»; башк. ???н «русло (реки); долина», монг. уса(н) «вода; река»; башк. а?лан «поляна», монг. аглаг «безлюдное место, пустынная местность»; башк. арал «небольшой остров (на реке)», монг. арал «остров, полуостров»; башк. бил «седловина (горы)», монг. бэл «косогор, подножье»; башк. ер «земля», монг. шорой «земля; почва; пыль»; башк. ?ая, монг. хад(ан) «скала, утес»; башк. ?ыр «поле; край», монг. хээр «открытое поле, степь», хяр «гребень (возвышенности)»; башк. с?л, монг. ц?л «пустыня»; башк. тау «гора», монг. таг «плоская вершина горы, плато»; башк. т?б? «холм, вершина; макушка головы»; монг. дов «холм»; башк. уй «открытое место, овраг, ложбина», монг. ой «лес, бор, роща», башк. балсы? «глина», монг. балчиг «болото, трясина»; башк. ?ом «песок», монг. хумхи «пылинка», башк. ту?ан «пыль», монг. тоос(он) «пыль, пылинка»; башк. тарлауы? «ущелье; узкое место реки с быстрым течением», монг. таргил «перекат реки».

Общие для тюркских и монгольских языков лексические единицы: башк. йыл?а «река», монг. жалга «овраг, сухое русло»; башк. тупра? «почва, земля», тоброг // товрог «пыль, прах».

В третьем параграфе сравниваемые лексические параллели, относящиеся к небесной сфере, этимологизируются по языковым данным обоих языков: башк. к?к «небо», монг. х?х // х?хэ «синий, голубой, зеленый, серый; смуглый, темный (о цвете лица)»; башк. т??ре «небо», монг. тэнгэр «небо, небеса; гром; погода; бог, гений».

В четвертом параграфе лексика, относящаяся к названиям отрезков времени, распределена по следующему.

Монгольские лексические заимствования в башкирском языке: башк. са? «время, пора», монг. цаг «время, период, срок».

Тюркские лексические заимствования в монгольском языке: башк. ирт? «утро; рано, утром», монг. эрт(эн) «утром; рано; ранний; раньше»; башк. йыл, монг. жил «год»; башк. кис «вечер», монг. кечи «давно, раньше»; башк. т?ш «полуденное время», монг. д?ли «середина (дня, ночи)».

Для башкирского и монгольского языков общим является слово: башк. т?н «ночь», монг. т?не «мрачный, темный».

3В результате исследования устойчивых лексических разрядов выяснилось, что основные обозначения явлений природы не совпадают. Ср. : башк. ям?ыр, общетюрк. йам?ур, монг. бороо, хур «дождь»; башк. ?ар, общетюрк. ?ар, монг.цас «снег»; башк. й?шен, общетюрк. йашын, монг. цахилгаан, аянга «молния»; башк. бо?, борса?, общетюрк. буз, монг. м?нд?р «град»; башк. ел, общетюрк. йеел, монг. салхи(н), жавар «ветер»; башк. к?кр??, общетюрк. к?кр?к?, монг. агаар «гром»; башк. дауыл, общетюрк. дауул, монг. тунсаа «буря»; башк. быу, бо?, общетюрк. бу?, бус, монг. уур «пар»; башк. болот, общетюрк. булут, монг. ??л(эн) «облако, туча»; башк. б??, общетюрк. б?с, монг. цан(г) «иней», башк. ысы?, общетюрк. чыы?, монг. ш??дэр «роса»; башк. яла?ай, монг. гялбаа «зарница»; башк. к?л, общетюрк. к?л, монг. нуур «озеро»; башк. йыл?а, общетюрк. жыл?а, монг. гол «река »; башк. йырын, йыр?ана?, монг. жалга «овраг»; башк. яр, общетюрк. йар, монг. эрэг «берег», башк. ?а?, общетюрк. саз, монг. намаг, балчиг «болото»; башк. ???н, уй, общетюрк.?зен, ой, монг. хоолой, х?ндий «долина»; башк. ?ом, общетюрк. ?ум, монг. элс(эн) «песок»; башк. ер, общетюрк. йер, йир, монг. газар, х?рс «земля»; башк. тау, общетюрк. та? , монг. уул(ан) «гора»; башк. бил, общетюрк. бел, монг. нахид «седловина (горы)»; башк. со?ор, общетюрк. чукур, монг. ?рх «яма»; башк. урман, общетюрк. орман, монг. ой «лес»; башк. таш, общетюрк. таш, монг. чулуу(н) «камень»; башк. ?ояш, общетюрк. ?уйаш, к?н, монг. нар(ан) «солнце»; башк. ай, общетюрк. ай, монг. сар «луна»; башк. ирт?, общетюрк. эрт?, монг. ?гл??, ?гл?г??р «утро»; башк. т?ш, общетюрк. т?ш, монг. ?д «полдень»; башк. к?н, общетюрк. к?н, монг. ?д?р «день»; башк. кис, общетюрк. кеч, монг. орой, ?дэш «вечер»; башк. т?н, общетюрк. т?н, монг. ш?н? «ночь»; башк. я?, общетюрк. йаз, монг. хавар «весна»; башк. й?й, общетюрк. йай, монг. зун, наир «лето»; башк. к?? общетюрк. к?з, монг.намар «осень»; башк. ?ыш, общетюрк. ?ыш, монг. ?в?л «зима» и т.д.

Во второй главе «Названия, относящиеся к анатомии человека, животных и растений» тюрко-монгольские лексические единицы также рассматриваются в сравнительно-историческом плане.

В первом параграфе устойчивый лексический разряд включает в себя названия частей тела человека и животных.

Башкирский язык, по нашему мнению, заимствовал такие монгольские слова: башк. ма?лай «лоб», монг. магнай // манлай «лоб; авангард; передовой, лучший; глава, вождь; головной»; башк. та?лай «нёбо», монг. тагнай «нёбо; рисунок, напоминающий поверхность твердого нёба»; башк. танау «нос», монг. тана?а «носовая перегородка»; башк. к?м?й «глотка, язычок», монг. х??мий «зев, горло»; башк. к?кр?к «грудь», монг. х?х(?н) «женская грудь»; башк. ?абыр?а, монг. хабирга «ребро, бок»; башк. ?ары «предплечье», монг. гар «рука», башк. сик? «висок; щека», монг. чих(эн) «ухо»; башк. бурбай «икры (ног)», монг. борви «ахиллесово сухожилие, пяточное сухожилие»; башк. ?а?ал «борода», монг. сахал «борода, усы»; башк. ала?ан, монг. алага «ладонь»; башк. б?т?г?, монг. б?т?г? «зоб (птицы)»; башк. ?ауыр?ын, монг. гуурс(ан) «перо (птичье)»; башк. ?ой?а, монг. хуйх «опаленная кожа»; башк. м?с? «часть тела, член; кусок; телосложение», монг. м?ч «конечность; член тела»; башк. мунда, монг. мундаа «холка»; башк. ?еб? «мясо на ложных ребрах (вручаемое победителю на состязаниях)», монг. с?вээ(н) «боковая часть грудной клетки», с?врэг «ложные ребра»; башк яурын, монг. зуур «плечо»; башк. елен, монг. дэлэн(г) «вымя».

А в монгольские языки из тюркских проникли следующие лексемы: башк. ар?а «спина; хребет», монг. ар(а) «спина; зад; задняя спина», башк. бел?к «предплечье», п.-монг. билэ «запястье»; башк бил «поясница, талия», монг. бэлх??с «талия»; башк. бо?а? «горло; глотка», монг. бо?орла- «перерезать горло; задушить» (<тюрк. бо?а? // бо?уз «горло, глотка»); башк. быуын «сустав», монг. бугуй «предплечье; дистальный конец предплечья»; баш. и?(баш) «плечо», монг. эгэм «ключица»; башк. ирен «губа», монг. эр??(н) «подбородок, нижняя челюсть», монг. уруул «губа»; башк. йо?ро? «кулак», монг. нударга(н) «кулак; сила, опыт»; башк. й?? «лицо», монг. з?с(эн) «вид, внешность», монг. н??р «лицо»; башк. й?р?к, монг. з?рх(эн) «сердце»; башк. ки?шерек «переносица, полость носа», монг. ханшаар «переносица»; башк. ?ола? «ухо», монг. хулхи «внутреннее ухо; ушная сера»; башк. ?ыуы? «пузырь (мочевой)», хуух «мошонка; кожа головы»; башк. табан «ступня, стопа, подошва», монг. таваг // тавхай «ступня; лапа»; башк. умрау «ключица», монг. омруу «верхняя часть груди; ключица»; башк. урай «вихор (на макушке)», монг. орой «темя; верхушка, макушка»; башк. ая? «нога», монг. адаг «конец; устье»; башк. бо?а?, монг. бахуу «зоб (у птиц)»; башк. ?ыл «волос, щетина; шерсть», монг. хялгас(ан) «волос (конский)»; башк. м?г?? «рог», монг. м?г??с(?н) «хрящ»; башк. тоя?, монг. туур // туурай «копыто»; башк. елк? «затылок», монг. дэл «грива».

И все же, неясной остается этимология нескольких слов: башк. а?ау, монг. араа(н) «коренной зуб»; башк. б?й?р, монг. б??р «почка, бок»; башк. кимек «губчатая кость», монг. хим «губчатое вещество костей, сахарная кость»; башк. тала?, монг. дэл??(н) «селезенка»; башк. ял, монг. дэл

Среди исследуемых лексем всего несколько слов имеет иноязычное происхождение: башк. сырай «лицо», монг. царай // чарай «лицо; физиономия; лик, облик»; башк. тамыр, монг тамир «кровеносный сосуд», башк. кикел, монг. г?х?л «челка (у лошади)» – заимствования из персидского.

Во втором параграфе основу лексической группы составляют названия частей растений, в основном, тюркские заимствования, характеризующиеся особенностью образования присоединением к тюркским глагольным и именным основам различных аффиксов: башк. а?ас «дерево», монг. агч «клен»; башк. бота? «ветвь», монг. бута «кустарник, заросли», бут «куст, заросль»; башк. д??г?к «пень», монг. т?нгке «нижняя часть дерева; самая нижняя часть растения»; башк. емеш «плод, фрукт», монг. жимс «плод, плоды, фрукты»; башк. ?ыя? «лист злаковых и травянистых растений», монг. хияг «вострец; пырей»; башк. орло?, монг. ?р «семя, зерно»; башк. с?ск?, монг. цэцэг «цветок, соцветие»; башк. ?л?н «трава», монг. ?л?н(г) «осока»; башк. ?аба? «стебель, ботва, плеть», монг. саваа «палка, прут»; башк. борса? «горох», монг. бурцаг «горох; горошина», башк. тары «просо», монг. тариа(н) «хлеб; зерно; урожай».

Совпадающие в башкирском и монгольском языках слова из разряда частей тела человека, животных и частей растений больше всего обозначают второстепенные, периферийные области органов. Обозначения же основных частей, без которых не может обходиться язык, в основном не совпадают: башк. баш, общетюрк. баш, монг. толгой,тэрг??н «голова»; башк. к??, общетюрк. к?з, монг. н?д, мэлмий «глаз»; башк. ауы?, общетюрк. а?ыз, монг. ам «рот»;башк. теш, общетюрк. тиш, монг. ш?д «зуб»; башк. ?ола?, общетюрк. ?ула?, монг. чих «ухо»; башк. танау, морон, общетюрк. бурун, монг. хамар «нос»; башк. ?аш, общетюрк. ?аш, монг. х?мс?г «брови»; башк. с?с, общетюрк. сач, монг. ?с «волосы»; башк. керпек, общетюрк. кирпик, монг. анисга «ресницы»; башк. т?б?, общетюрк. т?п?, тепе, монг. зулай, орой «темя, макушка»; башк. муйын, общетюрк. бой?н, монг. х?з?? «шея»; башк. ?ул, общетюрк. ?ол, монг. гар «рука»; башк. барма?, общетюрк. барма?, монг. хуруу «палец»; башк. тырна?, общетюрк. тырна?, тыр?а?, монг. хумс «ноготь»; башк. тер??к, общетюрк. тирс?к, монг. тохой «локоть»; башк. бил, общетюрк. бел, монг. харцага «поясница»; башк. ая?, общетюрк. ая?, ада?, монг. х?л «нога»; башк. бот, общетюрк. бут, монг. гуя, с??ж «бедро»; башк. бауыр, общетюрк. ба?ыр, монг. элэг, элгэн «печень»; башк. ?пк?, общетюрк. ?пке, монг. д?шгиин «легкие»; башк. эс, ?арын, общетюрк. ич, ?арын, монг. гэдэс, ходоод, хэвэл «живот»; башк. тел, общетюрк. дил, монг. хэл «язык»; башк. ?анат, общетюрк. ?анат, монг. даль, жиг??р «крыло»; башк. ?ауыр?ын, й?н, общетюрк. й??, монг. гуурс, ?д «перо»; башк. томшо?, общетюрк. тумшу?, монг. хошуу «клюв»; башк. м?г??, общетюрк. м?г?з, м?й?з, монг. эвер «рог»; башк. й?н, общетюрк. й??, монг. ноос, унгас «шерсть»; башк. ?ойро?, общетюрк. ?уйру?, ?удуру?, монг. с??л «хвост»; башк. япра?, общетюрк. йапыр?а?, йалбыр?а?, монг. навч «лист»; башк. с?тл??ек, монг. самар, шид «орех»; башк. б?р?, общетюрк. б?р, монг. цоморлог, г?л?г «почка»; башк. ???к, общетюрк. ?з?к, ?зек, монг. гол «сердцевина (дерева)»; башк. олон, общетюрк. олун, монг. гол, иш «ствол»; башк. ?аба?, общетюрк. саба?, сап, монг. иш, шилбэ «стебель»; башк. бота?, общетюрк. бута?, монг. найлзуур, м?чир «ветка»; башк. тамыр, общетюрк. тамыр, монг. ?ндэс(эн) «корень»; башк. ту?, общетюрк. тоз, монг. ?йс «береста»; башк. ?айыр, ?абы?, общетюрк. ?адыз, ?абы?, монг. гадар, хальс, холтос «кора» и т.д.

В третьей главе «Числительные и личные местоимения» числительные тюркских и монгольских языков рассматриваются по структурно-семантическим признакам: первичные (количественные числительные) и производные (порядковые, собирательные, разделительные и т.д.); общность алтайских личных местоимений исследуется в связи с реконструкцией архетипа каждой формы.

В первом параграфе задачей является сравнение первичных числительных: единиц, десятков, сотни и других более высших разрядов числительных.

Расхождение в наименованиях числительных в алтайских языках Г.И.Рамстедт объясняет культурно-историческими и социальными предпосылками. Различные народы сталкивались в своих торговых операциях с подсчетом самых разнообразных предметов и пользовались при этом выражениями и условными знаками, имевшими тайный смысл. Дж.Г.Киекбаев выдвигает свою точку зрения: числительные имеют предельно отвлеченное значение и в отличие от других частей речи не наделены предметностью – они развивались крайне медленно и связаны с мыслительной деятельностью человека больше, чем существительные. Тем самым ученый указывает на случаи генетической связи числительных в разных группах алтайских языков. По мнению академика В.А.Гордлевского, числительные в тюркских языках развивались по этапам в соответствии с постепенным расширением числового представления у человека. В своих исследованиях он обнаружил, что первоначально число «пять» было «потолком счета». Потом выступают в строй десятки: один десяток – десять, двойня десятков - двадцать, т.е. счет двадцатиричный. Последующие высшие десятки показывают рост счета: три десятка – тридцатиричный, пять десятков – пятидесятиричный счет.

Дж.Г.Киекбаев, исходя из работы академика Гордлевского, объясняет наличие различных числительных для передачи числового понятия 30, 40, 50, 60 в пределах тюркских языков.

Так в башкирском и монгольском языках количественные числительные структурно не совпадают. Башк. д?рт, скорее всего, имеет общую основу д?- с монг. д?- (д?рв(?н)//д?р?в). Возможно, то же самое можно сказать об элементе ?ы- в башк. ?ыр? «сорок» и хо- в монг. хорь «двадцать». Ср.

Башкирский язык Древнетюркский язык Монгольский язык Перевод

Бер бир нэг один

Ике эки//ики//икки хоэр два

?с ?ч гурав//гурван три

Д?рт т?рт д?р?в//д?рв(?н) четыре