DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций


Творческое и духовное наследие буддийского деятеля лубсан-самдана цыденова

Баяртуева Доржема Лубсановна, 28.01.2007

 

Н.В. Цыремпилов и Ц.-Х.В. Очирова рассматривают государственный проект Цыденова как синтез буддийской теократической модели власти с европейским стандартом государственного устройства. В вышеназванных работах большинство авторов рассматривает, в основном, биографические данные Л-С. Цыденова, его политическую деятельность в качестве главы государства. Однако его религиозно-философская деятельность, а также философский аспект творческого наследия мыслителя в этих работах не анализировались.

Объектом исследования выступает творческое и духовное наследие бурят-монгольского ламы-ученого и мыслителя Лубсан-Самдана Цыденова.

Предмет исследования служат философско-религиозные аспекты наследия Л-С.

Целью диссертационного исследования является анализ общефилософского мировоззрения и политической деятельности Л-С. Цыденова, раскрытие концептуального содержания и основных идей его религиозной философии, а также её воздействия на общественно-политическую практику в Бурятии.

Данная цель конкретизируется в следующих задачах:

Определить культурно-исторические факторы формирования личности Лубсан-Самдана Цыденова как религиозного и общественно-политического

Проанализировать религиозную, политическую и философскую деятельность Л-С. Цыденова.

Установить особенности теократического и балагатского движений в Хоринском аймаке (1917-1926).

Исследовать духовную линию преемственности Л-С. Цыденова.

Охарактеризовать роль и определить значение деятельности Л-С. Цыденова в распространении и развитии буддизма.

Методологическая и теоретическая основа исследования. При работе над диссертацией использовались источниковедческие методы исследования, философско-культурный и компаративистский подходы. Используемые подходы к анализируемому материалу в значительной мере определялись методом историко-философской реконструкции взглядов Л-С. Цыденова на проблему смысла человеческого бытия. Предпринята попытка дискурсивного анализа построений мыслителя, основанных на сочетании знания рационального и полученного благодаря мистической интуиции, что потребовало обращения к буддийской феноменологии сознания. Исследование конкретного текстологического и исторического материала опиралось на общенаучный принцип системности и метод сравнительного анализа и др.

При сборе личных свидетельств последователей Л-С. Цыденова для диссертационного исследования также использовался метод интервьюирования.

Источниковую базу исследования составили, прежде всего, личный фонд Л-С. Цыденова и другие архивные документы, находящиеся в хранилище Отдела памятников письменности Востока Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения РАН (ОППВ ИМБТ СО РАН). Также были использованы опубликованные и неопубликованные документы и материалы из архивных хранилищ страны: Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Санкт-Петербургского архива Института Востоковедения Российской Академии Наук (СПб. Архив ИВ РАН), Национального архива Республики Бурятии (НАРБ), музея истории Бурятии им. Хангалова. Особую роль в исследовании сыграло переведенное нами со старописьменного монгольского языка поэтическое произведение Л-С. Цыденова «Лечу по небесам». Этот материал позволил нам погрузиться в мир его философских размышлений и поэтических впечатлений.

Научная новизна работы. Диссертация представляет собой первое диссертационное исследование философско-религиоведческого характера, рассматривающее творческое и духовное наследие Л-С. Цыденова в целом.

В работе вводятся в научный оборот источники, ранее считавшиеся недоступными для исследователей и обнаруженные в персональном фонде Л-С. Цыденова в Отделе памятников письменности Востока Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской Академии наук (Улан-Удэ).

На основании найденных архивных источников уточнен ряд моментов жизненного пути и творческой эволюции Цыденова, имеющих большое значение для характеристики его религиозно-философских взглядов.

Данная работа представляет собой первую попытку анализа деятельности одного из духовных лидеров бурятского народа и его вклада в распространение и развитие буддизма в Бурятии, в частности в Кижингинской долине. Впервые введены в научный оборот и проанализированы поэтическое произведение Лубсан-Самдана Цыденова «Лечу по небесам», переведенное нами со старописьменного монгольского языка, и некоторые архивные документы и другие источники.

Детально охарактеризованы мировоззренческие основы философии Цыденова, особенности оригинального осмысления им комплекса религиозных и этических идей буддизма.

Исследовано влияние западноевропейской культуры на формирование воззрений Л-С. Цыденова на буддийское учение. Описаны культурно-исторические факторы формирования личности Л-С. Цыденова (обычаи, традиции, воспитание, образование, первые шаги на поприще духовной деятельности в дацане). Предложена периодизация жизни и творческой деятельности Л-С. Цыденова. Определены особенности теократического и балагатского движений в Хоринском аймаке, обусловленные духовно-философскими взглядами Л-С. Цыденова и его последователей, а также событиями гражданской войны. На основе исторических фактов описана линия преемственности Л-С. Цыденова. Раскрыта и охарактеризована определяющая роль и значение Л-С. Цыденова в становлении особого направления в реформировании буддизма в России.

Научно-практическое значение данного исследования состоит в том, что его результаты могут быть использованы для дальнейших исследований в области религиоведения, источниковедения, этнологии, культурологи, философии буддизма России, в частности Бурятии. Материалы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы в исследованиях данной проблематики, а также служить дополнительным источником знаний в процессе дальнейшего изучения взглядов и личности Цыденова. Личность и судьба Цыденова заслуживают пристального рассмотрения, поскольку исследование творческого и духовного наследия Л-С. Цыденова способствует более полному раскрытию образа бурятской культуры во всей сложности и противоречивости ее становления.

Основные положения, выносимые на защиту:

На формирование и становление личности Лубсан-Самдана Цыденова и его мировоззрение оказала влияние уже сформировавшаяся к моменту его рождения бурятско-буддийская традиция.

Основной причиной создания Л-С. Цыденовым самостоятельного теократического правительства послужила стремление реализовать буддийский принцип не причинение вреда другим существам (ахимса) и уберечь, возможно, большее число бурят от участия братоубийственной гражданской войне.

Поэма Л-С. Цыденова «Лечу по небесам» относится к традиционному индо-буддийскому жанру «хождений» и раскрывает глубину буддийской символики.

Лубсан-Самдан Цыденов предвидел, что в меняющихся условиях жизни монастырская форма учения будет нежизнеспособной. Буддийская реформа Л-С. Цыденова заключалась в очищении буддизма от излишней обрядности и переносе акцента на практику собственно учения (посредством затворничества).

Идеи Лубсан-Самдана Цыденова реформировать буддизм в значительной степени были воплощены в жизнь его учеником Бидия Дандаровичем Дандароном в его необуддийском учении.

Апробация результатов исследования. Основные положения работы докладывались и обсуждались на научно-практической конференции «Агван Доржиев – выдающийся политический, общественный, религиозный деятель и видный российский дипломат» (2004 г.), на ежегодной преподавательской конференции на базе БГУ, секция «Философская, общественно-политическая мысль стран Центральной и Восточной Азии» (2006 г.), на международной научной конференции, посвященной 2550-летию буддизма – «Буддизм в контексте диалога культур» (2006 г.), а также на международной духовно-практической конференции, посвященной 60-летию со дня основания Иволгинского дацана «Иволгинский дацан «Хамбын Сумэ»: путь становления и современность» (2006 г.). Результаты исследования нашли свое отражение в четырех публикациях.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, приложения и списка литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, раскрывается степень изученности проблемы, указываются объект и предмет исследования, формулируются цели и задачи работы, описывается методологическая основа и источниковая база, новизна и научно-практическая значимость, выдвигаются основные положения для защиты, указываются формы её апробации.

Первая глава «Культурно-исторические предпосылки формирования и становления личности и мировоззрения Лубсан-Самдана Цыденова» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Распространение и становление буддизма среди хори-бурят» рассмотрено распространение буддизма по всей территории проживания бурят хоринских родов, а также монастырская образовательная система.

Исторические этапы распространения буддизма на территории проживания хори-бурят среди монгольских племен рассматриваются как цепь преемственных событий, хотя и прерывавшихся на длительные периоды времени и завершившихся к XVII в. массовым обращением монгольских племен в буддизм. Успех в проникновении буддизма в хори-бурятские племена был обеспечен главным образом социальной востребованностью развитой религиозной системы. В течение 400 лет (начало XIII – конец XVI века) хори-буряты находились в политической зависимости от монголов и, естественно, не могли не испытывать серьезного влияния с их стороны. Лишь в 1703 г. хори-буряты стали подданными Российского государства.

Экспансия буддизма на территорию проживания хоринских племен в Забайкалье совпадает по времени с освоением этого региона русскими первопроходцами и подчинением бурятских племен. Политика царского правительства в отношении буддизма строилась на принципах общего патернализма, но с установлением жесткого контроля над темпами развития и ареалом распространения. Таким образом, буддизм становится значимым явлением во многих сферах жизни бурят.

С его проникновением в Забайкалье большое значение приобретало строительство дацанов как культурных, социальных и политических центров. Строительство дацанов способствовало распространению грамотности. При дацанах появлялись монастырские школы, начал зарождаться институт монахов, строились поселения для священнослужителей, что повлекло за собой появление грамотной прослойки общества, или бурятской духовной интеллигенции: преподавателей, переводчиков, ученых-лам, печатников, иконописцев. Стали расширяться функции буддизма как социального регулятора, основывающиеся на его духовно-нравственных принципах.

Образовательная система имела общекультурную направленность. Программа обучения в бурятских дацанах не ограничивалась изучением буддийского канона, здесь обучающиеся имели возможность изучать все культурно значимые предметы – вероучения других религий, небуддийские философские системы (с буддийской позиции) и даже прикладные науки, такие как агрокультура и архитектура. Следует отметить, что довольно долго (до середины XIX в.) в бурятских дацанах не было возможности получить систематическое философское и тантрийское образование. Для этой цели люди отправлялись в соседнюю Монголию и Тибет. Однако уже в начале XX в. более половины бурятских монастырей имело философские факультеты. Образовательная традиция бурятского буддизма, развивавшаяся в русле гелугпинской традиции, уделяла значительное внимание монастырскому образованию, особенно в области философии, и поддерживала высокие образовательные стандарты. Известный бурятский ученый Г.Ц. Цыбиков, отмечал, что монастыри служат не столько убежищем отрекшихся от мира аскетов, сколько школами для духовенства, начиная от обучения азбуке до высших пределов богословских знаний.

Ламы хоринских дацанов активно вели борьбу за ведущие позиции в бурятской буддийской конфессии. В 1818 году у хори-бурят было уже десять дацанов и свыше двухсот лам. Их соперничество с духовенством Гусиноозерского и Цонгольского дацанов за почетную должность бандида-хамбо ламы продолжалось в течение XIX в. с переменным успехом.

Таким образом, распространение буддизма среди хоринских бурят, помимо религиозного, имело большое культурное значение. Оно сопровождалось, прежде всего, строительством и развитием дацанов, которые со временем становились средоточием духовного развития бурятского народа, а также значительным увеличением числа духовенства.

Во втором параграфе «История Кудунского (Кижингинского) дацана» отражены культурно-исторические предпосылки формирования личности Л-С. Цыденова. К моменту проникновения и установления буддизма в Забайкалье на территории Кижингинской долины в конце XVIII в. был построен Кудунский дацан, который стал религиозным центром для хоринских родов. Строительство Кудунского дацана (единственного в то время в Кижингинской долине) обусловлено тем, что эта местность была своеобразным географическим центром для населения и находилась относительно недалеко от конторы главного тайши хоринских бурят.

Кудунский дацан с момента возведения (1773 г.) был несколько раз перестроен из-за пожаров и разрушений. В 1852 г. он был перенесен в другое место и стал называться Кижингинским, с его тибетским названием – Даши Лхунболинг. Настоятели этого дацана были уважаемыми и высокообразованными ламами, о чем говорит тот факт, что с 1818 г. по 1853 г. должность дид-хамбы (вице-хамбы) находилась у хоринских лам. Кижингинский дацан становится в Бурятии вторым по значению центром буддизма после Гусиноозерского.

Значимость Кижингинскому дацану придавало и то, что сюда приезжали высокие и именитые ламы из Тибета и Монголии, которые давали тайные тантрийские посвящения разных божеств буддийского пантеона. Так, сюда дважды приезжал Галсан Цультим Данбий Нима из Северного Тибета (монастырь Гумбум) – тринадцатый перерожденец Жаягсан гэгэна. Первый раз (1896 г.) он благословлял народ и давал малые посвящения (лун). Во второй раз (1910 г.) Жаягсан гэгэн дает тайное посвящение божества Ямантаки. Одним из его учеников был Л-С. Цыденов.