DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций


Интонирование как универсальный механизм смыслообразования и смыслопроявления в культуре

Пресс Галина Михайловна, 27.07.2008

 

Интонирование есть особый звуковой процесс, в котором участвуют, с одной стороны, собственно источник звука – голосовые связки (при вокальном исполнении), грудные резонаторы (в горловом пении), музыкальный инструмент, с другой стороны – мозг человека и интеллект. Причем, качество интонирования зависит именно от мозговой деятельности человека. Общеизвестно, что мозг является источником физиологических импульсов, влияющих на выбор музыкально-выразительных средств (регистр, тембр, динамика, длительность), доступных источнику звука. Однако этого не бывает достаточно. Для полноценного, качественного интонирования необходимо активное участие эмоционально-психической деятельности исполнителя, а также его способность к проявлению и звуковому выражению своего духовного, жизненного, нравственного, интеллектуального, профессионального опыта. Именно последнее делает интонирование убедительным, осмысленным, эмоционально насыщенным, соответствующим требованиям традиции, стиля, замыслу автора, иными словами, воплощает в звучании культурные смыслы. Мозг побуждает источник звука к началу звукового процесса, интеллект наполняет его смыслом. В их совместной деятельности рождается та звуковая энергия, которая наполняет собой все доступное ей пространство, вызывая непосредственный отклик всех находящихся в этом пространстве людей.

В параграфе нами обоснована целесообразность применения понятия «интонирования» в качестве наиболее универсального для обозначения любых видов музыкальности, ибо именно интонирование составляет самою сущность музыки и является тем общим свойством, которое объединят все элементы музыкальной культуры. Это свойство – отражение бытия посредством ритмически организованного музыкального звучания – является неотъемлемой частью народных традиций, фольклора, религиозных обрядов, составляет важный синкретический элемент эпоса, поэзии, сценического и хореографического видов искусств.

Согласно выведенному нами определению, интонирование – это ритмически организованный музыкально-звуковой процесс, охватывающий как способы формирования и воспроизведения звуков, так и само их звучание. В нем проявлена эволюция от бессознательного к сознательному характеру музыкального творчества. Благодаря интонированию удается подчеркнуть наиболее важные смысловые моменты звукового выражения, создать определенную эмоционально-выразительную атмосферу.

Для музыкальной культуры интонирование имеет первостепенное значение. В нем проявляются такие сущностные черты человека, как способность к эмоционально-экспрессивному самовыражению в звуке, стремление к общению с природой и трансцендентным миром, проявление коллективного и индивидуального начал. Оно способствует наиболее точной, с эмоционально-психологической точки зрения, передаче и восприятию любой звуковой информации; усилению и углублению смысла высказывания или обращения, будь то речь, танец, музыка или воспроизведение сакральных текстов. Интонирование – основа музыкального формообразования. Оно, как смысловой источник музыкально-звуковой идеи, является импульсом для формирования звуковысотных интонаций музыкальной речи, выбора способов их развития.

Следовательно, сущность интонирования как смыслового явления культуры проявляется в его способности образовывать, нести, аккумулировать, транслировать культурные смыслы.

В интонировании можно найти некие общие черты, характерные для человеческой культуры в целом. В то же время в нем наиболее ярко проявляются региональные, этнические, стилевые, персональные особенности каждой культуры. В отличие от звуков природы, породившей его, человек поднял интонирование до высочайшего уровня – музыкального искусства, создав мелодию.

Глава 2 «Образование и проявление смыслов посредством интонирования в архаико-мифологических культурах» состоит из двух параграфов.

В параграфе 2.1. «Синкретизм, архетипичность и полифункциональность интонирования в архаических культурах» нами был осуществлен анализ литературы, связанной с исследованием имитационного и сигнального интонирования, а также выполнена классификация имитационного и сигнального интонирования в виде таблиц с целью наглядной систематизации подобных жанров по способам интонировании и функциональному значению.

Для анализа нами выделены те формы интонирования, которые характерны для архаичных культур, а именно: звукоподражания; промысловые манки, сигналы и команды охотников, животноводов, пастухов; трудовые команды и т.д. Все они представляют собой переходную стадию от речи к музыке. В целом в них проявляются типичные черты первобытного мировоззрения, синкретичность верований и практической пользы, стремление слиться с природой, а также ранние формы художественного творчества.

2.2. «Смысловое интонирование в архаико-мифологической культуре (на примере обрядового интонирования шаманов)». Если в предыдущем параграфе интонирование манков и иных сигналов имеет практическую направленность и свидетельствует о характерном для первобытного мировоззрения стремлении слиться, раствориться в природе, то смысловое значение первобытных верований (анимизм, тотемизм, фетишизм, шаманизм, политеизм, древний пантеизм) раскрывается в обрядовом интонировании шаманов.

Смысл интонирования шаманов – прямой контакт с духами, в нем воплощен весь драматизм этого контакта. Отсюда причина широкого спектра выразительных звуковых средств. Шаманы используют различные тембры и регистры человеческого голоса, смена которых выполняет две смысловые функции: 1) голосовая маскировка шамана; 2) ролевое разделение при диалоге с духами. Для маскировки шаман применяет манки охотников и животноводов, изображая тем самым себя или духов в образе того или иного животного или птицы. Звук в обряде имеет не столько вербальный смысл (зачастую шаманы используют непонятную не только окружающим, но и им самим абракадабру), сколько является образом-символом. Сами шаманы и остальные участники камлания воспринимают подобные диалоги шамана с духами не как сценическую игру, но как реальность, естественную для людей с мифологическим сознанием.

В шаманском камлании интонирование находится в синкретическом единстве с другими элементами обряда. Поэтому, вырванные из контекста обряда напевы не только могут дать неверное представление об интонировании шаманов в целом, но и утрачивают свое смысловое значение. Более того, здесь нет отдельных, обособленных способов звукоизвлечения – вокального, инструментального, вокально-инструментального. Напротив, мы имеем дело с синкретичным типом интонирования, в котором активно используются как голосовые средства (от начального шепота мантр одним движением губ до пения во весь голос), так и инструментальные – бубен и другие шумовые инструменты (подвески, бубенцы, колокольчики, колокол). Не менее важны для камланий и сакральные моменты наступления тишины.

В конце главы еще раз отмечается, что в наше время сохранились некоторые ранние формы интонирования, которые были характерны для архаических культур. Особое значение для нас имеет факт возможного переинтонирования смысловой функции звуковых подражаний сигналов и команд, которые, имея прямое практическое значение в промысловой деятельности, выступают в качестве образа животного или духа в облике этого животного в обряде

В третьей главе «Значение интонирования для формирования и трансляции смыслов в религиозной обрядовой культуре» автор обращается к традиции интонирования в крупнейших религиях современного мира. Религии народов Востока представлены буддизмом, монотеистические религии – иудаизмом как источником христианства, а также двумя ветвями христианства: западной (католицизм) и восточной (православие).

Параграфа 3.1. «Способы отражения буддийского мировоззрения посредством обрядового интонирования». Для лучшего понимания мировоззрения буддистов нам понадобился анализ литературных источников по буддизму, который выявил сложные процессы формирования этой мировой религии, пути проникновения ведической традиции применения мантр в буддизм из более ранних религий – индуизма, тантризма. Кроме того, мы изложили особенности тибетского буддизма, причины его слияния с рядом местных религиозных традиций, например, с тибетской религией типа шаманизма, называемой Бон. Особое внимание уделено изучению отношения восточных религиозных учений к звуку.

Мантра рассматривается нами как звуковое проявление смысла буддийских обрядов через интонирование, дано определение понятию «мантра», раскрывается ее символическое и смысловое значение как части религиозного обряда, ее сакральный смысл для адептов восточных религий. Кроме того, перечисляются основные функции, которые выполняют мантры.

Специфика интонирования мантр раскрывается на примере анализа двух буддийских мантр АУМ и ОМ, нотные расшифровки которых были сделаны нами по имеющимся аудиозаписям. В результате было доказано, что мантры АУМ и ОМ представляют собой особое интонирование.

Нами обращено внимание на особую роль дыхания в процессе озвучивания мантр, что позволило разработать методику анализа мантрического интонирования.

Отмечена традиция изустной формы передачи от адепта к ученику, позволяющая сохранять все качества интонирования.

В выводах, помещенных в конце параграфа, отмечается, что мантры являются образцом религиозного обрядового интонирования и воплощением основных религиозных идей буддизма. Они способны оказывать мощное эмоционально-психологическое воздействие на слушателя. Многократный, в течение длительного времени, повтор одного и того же напева или созвучия создает эффект звукового гипноза, глубокого погружения в атмосферу ритуала. Мельчайшие нюансы обновления звучания в каждом новом варианте произнесения мантры удерживают внимание и создают эффект развития, движения, новых ощущений. В обеих мантрах наглядно отражена идея времени, представленная учением буддистов, мерилом времени является дыхание и пульс.

Иными словами, обрядовое интонирование буддистов имеет синтетический характер, выражая идею слияния человека с космосом, что находит воплощение в гармонических и мелодических типах мантр. Это позволяет интонационно передать вечную смену стадий жизни и смерти; многократность и вариативность реинкарнационного опыта.

В параграфе 3.2. «Традиции смыслообразования и смысловосприятия посредством интонирования в религиозных культурах Ближнего Востока и Запада» для исследования специфики традиционного интонирования в обрядах монотеистических религий мы обратились лишь к трем из них. Прежде всего, это иудаизм, та религиозная культура, внутри которой зародились более поздние, но ставшие мировыми религии – христианство и чуть позднее ислам. Мы не стали исследовать интонирование мусульман, прежде всего, по причине отсутствия достаточного количества звукового материала. Однако считаем, что круг выбранных нами религий вполне достаточен для сравнения и выявления специфических особенностей смысловообразования и смысловосприятия в интонировании. Тем более что рамки данного исследования не позволяют исследовать интонирование всех религиозных культур. Нас интересовала, прежде всего, первооснова, степень ее сохранения или изменения при переходе в иные религиозные культуры. В этом отношении именно иудаизм является такой первоосновой. Прекрасно понимая, что за два тысячелетия обе ведущие ветви христианства – западная (католицизм) и восточная (православие) – сложили каждая свою уникальную культуру, нам они интересны, прежде всего, с точки зрения возможного сохранения более древних архетипов интонирования. Мы обратили внимание на наличие ряда общих черт традиционных форм религиозного интонирования не только между католицизмом и православием как двумя ветвями христианства, но и между христианским интонированием и традиционным интонированием иудеев.

Анализ некоторых образцов традиционного интонирования сакральных текстов и молитв позволил сделать следующие выводы.

В традиционных обрядовых формах интонирования православного и католического христианства сохранились такие архаические приемы как псалмодия или кантилляция, широко применяемые в иудаизме. Несмотря на различные наименования, у этого способа интонирования имеются следующие неизменные качества:

1) Преобладание высоких регистров, создающих ощущение возвышенной

2) Относительно небольшой голосовой диапазон интонирования основного текста – обычно не превышающий терции.

3) Преобладание интонационного контура, близкого речевым интонациям – расположение звуковысотных опор на удобном для голоса и наиболее приемлемом для разговорной речи расстоянии кварты, квинты, терции.

4) Интонирование является чем-то средним между собственно речью и пением, представляет собой вариант омузыкаленной, тоново озвученной, проинтонированной речи.

5) Наличие общих интонационно-мелодических приемов выделения слов, несущих особое смысловые значение.

6) Использование приемов сходной метроритмической организации интонируемых текстов.

Нами были выявлены и общие закономерности в практике обучения религиозному интонированию. К ним можно отнести следующие:

1) предпочтение изустной формы передачи опыта интонирования традиционных религиозных текстов, позволяющей интуитивно уловить принципы ритмической организации и мелодического движения;

2) отношение к имеющимся возможным способам письменного фиксирования направления движения мелодического рисунка, цезур, вопросительных или восклицательных интонаций и прочих как дополнительной форме закрепления (напоминания) изустно усвоенного интонирования;

применение в обрядовой религиозной практике ручных знаков интонирования.

В традиционном обрядовом интонировании названных монотеистических религий имеются и особенности, которые проявляются в следующих моментах:

В отношении к инструментальному интонированию во время обряда:

- православие – полный запрет присутствия инструментов в церкви, но обязательное колокольное звучание за ее пределами;

- католицизм – отсутствие инструментального сопровождения при чтении религиозных текстов и ряда традиционных молитв при участии музыкальных инструментов (орган, струнные, духовые инструменты) во время мессы, а также наличие колокольного звона за пределами храма;

- иудаизм – запрещено, кроме заповеди трубления в шофар во время празднования Рош-hа-Шана.

2) Существенные отличия наблюдаются в музыкальном плане более поздних образцов религиозной музыки: