DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 26.12.2011

Материалы

загрузка...

Методы ядерной медицины в изучении патогенеза бактериальной транслокации абдоминального происхождения

Галеев Юрий Маратович, 26.12.2011

 

he>

he>

he>

he>

he>

he>

he>

he>

he>

he>

he>

he>

he>

he>

he>

he>

he>

he>

???F??????

+нами мочевыделительной системы.

В ходе оценки ПР в те же сроки распространенного перитонита на динамической сцинтиграмме (рис. 5a) визуализировали распределение БРП из левого поддиафрагмального пространства, где и регистрировался максимальный очаг радиоактивности (место введения БРП). Очаги радиоактивности, свидетельствующие о накоплении бактерий, регистрировались в проекции сердца и мягких тканей. Кривая «активность-время» с области левого поддиафрагмального пространства показывала убывание сцинтилляционного счета с большей скоростью, чем распад технеция-99m (рис. 5b), а кривая с области сердца (рис. 5c), напротив, демонстрировала его накопление. Отчетливая визуализация контуров животного и формирование очага накопления в проекции сердца при отсутствии активности в проекции печени свидетельствуют о перемещении бактерий, меченных радионуклидом, из брюшинной полости в системный кровоток (минуя при этом печеночный барьер). Возрастание активности в проекции сердца совпадало по времени с наиболее интенсивным всасыванием препарата из полости брюшины.

ИР на протяжении 6-часового исследования составил 59,2% (58,4-63,3). При этом более половины бактерий, меченных радионуклидом, поступило в системный кровоток в течение первых 2 ч исследования.

Сравнительный анализ темпов поступления меченых бактерий из просвета кишечной трубки и из брюшной полости в эти сроки распространенного перитонита выявил следующее: на десятой минуте исследования различия ИТ и ИР из кишечника и полости брюшины соответственно были статистически незначимыми – 2,5% (1,7-3,9) против 4,0% (3,2-6,1); pU=0,55. С двадцатой минуты после индукции перитонита ИР был существенно (pU=0,004) выше, чем ИТ, на всем протяжении ДС.

Рис. 5. Сцинтиграфическое исследование ПР меченой кишечной палочки из левого поддиафрагмального пространства у собак: a – суммационная сцинтиграмма за 6 часов динамического исследования с обозначенными областями интереса: 1 – полость брюшины – левое поддиафрагмальное пространство (область введения БРП), 2 – сердце. b – кривая «активность-время» с области левого поддиафрагмального пространства: снижение количества импульсов происходит не только за счет убывания активности радионуклида технеция-99m вследствие радиоактивного распада, но и за счет поступления меченых бактерий за пределы брюшной полости. c – кривая «активность-время» с области сердца: нарастание количества импульсов с первых минут исследования за счет генерализации инфекционного процесса. Поступление БРП в мягкие ткани не поддается компьютерному анализу в связи с низкими значениями сцинтилляционного счета.

Учитывая полученные результаты, можно сказать, что источником развития бактериемии в раннем (до 6 ч.) периоде развития распространенного гнойного воспаления брюшины является как микрофлора тонкой кишки (за счет БТ), так и микрофлора брюшной полости (за счет ПР). При этом процесс ПР следует рассматривать в качестве доминирующего источника абдоминального сепсиса.

Сравнительная оценка параметров бактериальной транслокации при 6–12-часовом перитоните

При исследовании БТ за период 6–12 ч. после индукции перитонита максимальный счет импульсов был зарегистрирован в области кишечника (место введения БРП). Очаги повышенной радиоактивности, свидетельствующие о накоплении бактерий, регистрировались в проекции печени, сердца, мягких тканей (рис. 6а). По кривой «активность-время» с области кишечника можно судить о том, что убывание сцинтилляционного счета в этой зоне происходило с большей скоростью, чем распад технеция-99m (рис. 6c), а кривые с области печени (рис. 6d) и сердца (рис. 6e), демонстрировали волнообразное нарастание активности на протяжении всего исследования, за счет транзита меченых бактерий.

ИТ на протяжении 6-часового исследования составил 35,0% (30,9-36,4). Проникновение бактерий в системный кровоток происходило с первых минут от начала исследования.

На статической сцинтиграмме (рис. 6b), выполненной после эвтаназии животного и экстирпации кишечника с введенным БРП, выявлено накопление меченых бактерий в печени и зарегистрировано наличие БРП в почках и мочевом пузыре.

При анализе ИТ в двух последовательных временных интервалах (0–6 ч. и 6–12 ч.) установлено, что количество меченных радионуклидом бактерий, поступивших из просвета тонкой кишки в кровоток в эти отрезки времени, значимо не отличалось (pU=0,52). В первые 6 ч. распространенного перитонита ИТ составил 32,8% (31,4-33,7) в последующие 6 ч. – 35,0% (30,9-36,4).

Следовательно, темп транслокации бактерий из просвета тонкой кишки на протяжении первых 12 часов от начала распространенного инфекционно-воспалительного поражения брюшины имеет постоянный характер.

При оценке ПР в 6–12-ти часовом интервале развития распространенного перитонита на динамической сцинтиграмме (рис. 7a) определяли распределение БРП из левого поддиафрагмального пространства, где регистрировался максимальный очаг радиоактивности (место введения БРП). Очаги накопления радиоактивности, свидетельствующие о накоплении бактерий, регистрировались минимально в проекции сердца и мягких тканей. При этом следует обратить внимание, что контуры сцинтиграфического изображения животного были неотчётливы. Кривая «активность-время» с области кишечника показывала убывание сцинтилляционного счета с большей скоростью, чем распад технеция-99m (рис. 7b), а кривая с области сердца (рис. 7c) напротив, демонстрировала его накопление. Неотчетливая визуализация контуров животного и формирование очага накопления в проекции сердца при отсутствии активности в области печени свидетельствовали о существенно сниженном, но сохраняющемся поступлении бактерий меченных радионуклидом в системный кровоток из брюшинной полости, минуя печеночный барьер. В эти сроки наблюдения не удалось количественно оценить процесс поступления и накопления бактерий, меченных радионуклидом в области сердца и мягких тканей в связи с его минимальной величиной.

Рис. 6. Сцинтиграфическое исследование БТ меченой кишечной палочки из полости тонкой кишки у собак: при 6–12-часовом перитоните. a – суммационная сцинтиграмма за 6 часов динамического исследования (6–12 часов после индукции перитонита) с обозначенными областями интереса: 1 – кишечник (место введения БРП), 2 – печень, 3 – сердце. b – статическая сцинтиграмма после эвтаназии животного и экстирпации кишечника: 1 – печень, 2 – почки, 3 – мочевой пузырь. c – кривая «активность-время» с области кишечника: интенсивное снижение количества импульсов за счет БТ. d – кривая «активность-время» с области печени: волнообразное нарастание количества импульсов вследствие БТ. e – кривая «активность-время» с области сердца: волнообразное нарастание количества импульсов за счет транзита меченых бактерий.

Расчет ИР документировал результаты визуальной оценки сцинтиграмм – существенное снижение темпов поступления бактерий, меченных радионуклидом, за счет процесса ПР в промежутке 6–12 ч., количественный показатель составил 10,9% (9,3-14,7). Сравнительный анализ темпов поступления меченых бактерий из просвета кишечной трубки и из брюшной полости на отрезке 6–12 ч. от начала распространенного перитонита выявил, что уже на десятой минуте и далее на протяжении всего исследования значение ИТ бактерий из просвета тонкой кишки значимо превышало значение ИР бактерий из брюшной полости (pU=0,004).

Учитывая полученные результаты, можно сказать, что источником развития бактериемии в 6–12 ч. временном интервале развития распространенного гнойного воспаления брюшины является как микрофлора тонкой кишки, за счет БТ, так и микрофлора брюшной полости, за счет ПР, равно как и в 0–6 ч. временном интервале. Однако, в отличие от ранних сроков распространенного перитонита 0–6 ч., где в качестве доминирующего источника формирования абдоминального сепсиса выступает процесс поступления микрофлоры брюшной полости, за счет процесса ПР, во временном интервале 6–12 ч. доминирующим источником экстраабдоминального распространения бактерий оказывается микрофлора тонкой кишки, за счет процесса БТ.

Рис. 7. Сцинтиграфическое исследование ПР меченой кишечной палочки методом бактериальной сцинтиграфии при 6–12-ти часовом перитоните у собак: a – суммационная сцинтиграмма за 6 часов динамического исследования (6–12 часов после индукции перитонита) с обозначенными областями интереса: 1 – полость брюшины (место введения БРП), 2 – сердце. b – кривая «активность-время» с области введения БРП: снижение количества импульсов за счет ПР менее интенсивное, чем при 0–6-ти часовом перитоните. c – кривая «активность-время» с области сердца: волнообразное нарастание количества импульсов за счет транзита меченой Е. соli. Поступление БРП в мягкие ткани не поддается компьютерному анализу в связи с низкими значениями сцинтилляционного счета.

Сравнительный анализ темпов БТ и ПР в интервалах 0–6 и 6–12 часов после индукции перитонита, представленный на рис. 8, продемонстрировал, что различия индекса транслокации бактерий из просвета кишки и индекса резорбции бактерий из брюшной полости незначимы на 10-й и 720-й мин. исследования. На 10-й мин. исследования ИТ составил 2,5% (1,7-3,9) против ИР – 4,0% (3,2-6,1), pU=0,055. На 720-й мин. ИТ и ИР составили 67,8% (63,8-69,1) и 70,4% (68,6-74,6) соответственно, pU=0,2.

Рис. 8. Сравнительная оценка темпов БТ и ПР меченой кишечной палочки в интервалах 0–6 и 6–12 часов после индукции перитонита (медиана, нижний и верхний квартили). Смена приоритета очагов бактериальной интоксикации.

Полученные данные документируют, что формирование бактериемии в условиях абдоминального сепсиса обусловлено как процессом транслокации бактерий из просвета тонкой кишки, так и поступлением патогенов из брюшной полости. Однако на определенном этапе течения исследуемого патологического процесса нами зарегистрирована смена приоритетности очагов бактериальной интоксикации. Полученные данные позволили нам рассматривать процесс БТ в качестве важного источника бактериальной эндотоксинемии при распространенном перитоните.

Параметры бактериальной транслокации при релапаротомии и манипуляциях на кишечнике в условиях распространенного гнойного перитонита