DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 24.01.2011

Материалы

загрузка...

Персонификация святости в русской православной культуре XX века

Семененко-Басин Илья Викторович, 24.01.2011

 

В результате теоретических усилий ученых XX в. сформировались базовые характеристики религиозных отношений, которые устанавливаются в сфере сакрального. А. П. Забияко, отталкиваясь от идей религиоведа Н. Зедерблома, предложил лингвофилософскую разработку понятий сакрального и святого. Согласно его теории, основанной на данных языкознания, древнегреческие и древнеримские источники содержат концепт сакрального с ярко выраженной двойственной семантикой, выражающей могущество – одновременно и жизнедарящее, и губительное. Напротив, в дохристианской славянской языковой традиции фиксируется слабая выраженность позиций, сопряженных со страхом или боязнью осквернения. Касательно христианской традиции исследователь высказал мнение, к которому присоединяется и автор данной диссертации: «в развитом религиозном сознании негативные признаки святого элиминируются, сотериологический аспект выступает в своей чистой форме: в развитых религиях стяжание святости становится непременным условием и целью спасения».

Несколько иной философский подход к понятиям сакрального и святого был предложен М. Ю. Савельевой. Работая с источниками по истории европейских и западно-азиатских религиозных традиций, Савельева разграничила концепты сакрального, священного и святого, формирующие различные типы религиозного отношения. Сакральное противостоит профанному, священное – мирскому, а святое – скверному. Для настоящей работы, посвященной только персонификациям концепта святости, была важна идея Савельевой относительно бинарной пары святое/скверное как отражения меры и предела нравственного знания человека.

Настоящее диссертационное исследование представляет собой попытку не только определить святость в конкретной религиозной культуре, но и дать определение самой этой культуре исходя из анализа феномена персонификации святости. Автор данной диссертации руководствовался идеями П. А. Сорокина, рассматривавшего религию наряду с иными культурными системами. Выделяя идеациональный, идеалистический и чувственный типы культурных систем, Сорокин отнес религиозные культуры, предполагающие незыблемость авторитета традиции, к первому из них.

Работа над диссертацией потребовала обращения к проблемам архитектоники русской культуры, ее структурирования. Решая базовые проблемы культурно-цивилизационного развития России, автор диссертации воспринял результаты исследования, проведенного И. В. Кондаковым, в частности, предложенные им классификации культурных механизмов селекции и конвергенции, действовавших в России на протяжении XX столетия.

Русская агиография и православная Церковь XX в. в исторических исследованиях. Существующая на сегодняшний день в мире агиографическая наука охватывает в основном источники поздней античности, Средних веков и раннего Нового времени. Для ее становления принципиальное значение имели труды болландистов (ветвь ордена иезуитов), последователей священника-иезуита Жана Болланда. Начиная с 1643 г. болландисты, изучая христианские агиографические памятники, подготовили корпус их критических публикаций (Acta Sanctorum) и значительное число монографических исследований. Для изучения агиографии большое значение имел также вклад исследователей-протестантов XIX в. и, позднее, светских ученых-медиевистов. Российские исследования агиографии на всем протяжении истории находятся под воздействием этого мирового контекста, в своей полноте не рассмотренного в настоящей работе.

На восточнославянском и русском материале научное изучение житий святых ведется с XIX в., причем как в светской, так и в церковной науке. Во многом благодаря известной работе В. О. Ключевского «Древнерусские жития святых как исторический источник» (М., 1871), с 1870-х гг. в России началась до сих пор еще незавершенная работа по подготовке критического издания памятников средневековой русской агиографии. В данном диссертационном исследовании учтены идеи Ключевского о тесной связи агиографии с благочестивыми религиозными практиками, житийных персонификаций – с религиозной категорией «душевной пользы».

Лучшее исследование о становлении почитания русских святых принадлежит Е. Е. Голубинскому. Собранный автором материал охватывает девять веков истории православной Церкви в России.

Следующий период в развитии данной историографической традиции наступил после событий российской революции и гражданской войны. В 1931 г. в Париже издана монография Г. П. Федотова «Святые Древней Руси», содержащая исследование категории святости в русской православной культуре. Опираясь на данные дореволюционной церковной науки, Федотов вывел на основании агиографических текстов своего рода интегральные формулы национальных типов святости. Тематизация национальной традиции святости, предложенная Федотовым, в дальнейшем использовалась как историками, так и культурологами. Для данного исследования значимы опыты концептуализации святости как константы русской культуры, предпринятые В. Н. Топоровым, разработавшим материалы славяно-русской агиографии в жанре историко-филологического исследования text & context. В данной диссертации использованы результаты предпринятого Топоровым исследования трансформаций дохристианского славянского вегетативного термина «святой» (святость как плодородие и возрастание) в русской православной культуре.

Новый период развития историографии интересующего нас вопроса локализован в конце XX – начале XXI вв. К этому периоду относится, в частности, углубленная разработка истории Церкви в России в XX в. Отмечу, что исследование персонификации святости в культуре невозможно без обращения к общему историческому контексту, к истории Церкви в обществе и государстве. Автору данного исследования потребовалась интеграция знания о святопочитании – и о процессах церковно-государственных отношений в XX в.

Общим проблемам истории российского православия, периодизации и анализу исторических процессов посвящены монографические исследования Д. В. Поспеловского и протоиерея В. Цыпина. В. Цыпин, избегая обобщений, изложил события в стилистике позитивисткой историографии. Д. В. Поспеловский воспринял аргументацию нарративных источников, порожденных жесткой внутрицерковной борьбой, уделив особое внимание сопротивлению верующих любым компромиссам церковных властей с советским государством, вообще религиозности как инакомыслию в тоталитарном обществе.

Для выяснения конкретных сюжетов церковной истории, связанных преимущественно с драматическими взаимоотношениями Церкви и коммунистического режима, использованы работы О. Ю. Васильевой, М. И. Одинцова, А. Н. Кашеварова, Т. А. Чумаченко. Большой объем использованных архивных материалов, глубокая проработка исторических деталей сделали эти труды незаменимыми для историка российского православия.

Изменчивые тенденции церковно-государственных отношений советской эпохи, историческую динамику православной церковной жизни исследовал М. В. Шкаровский. Он также анализировал противоречивую политику оккупационного режима Германии в годы Второй мировой войны в церковном вопросе.

Для настоящего исследования привлекались также работы по истории святости в христианских традициях Запада, в частности, классическое исследование Питера Брауна (P. Brown) «Культ святых» , выполненное на источниках позднеантичного и раннесредневекового Средиземноморья. Автор диссертационного исследования почерпнул в работе Брауна пример изучения определенных человеческих ожиданий, возникавших при контактах с феноменом святости, а также концепцию легитимации общественных институций, которую на христианском Западе традиционно обеспечивали мощи святых.

Восприятие святости в христианской греко-православной и конкретно русской религиозной культуре, как мы видели, изучалось отечественными и зарубежными специалистами. Здесь представлены работы, выполненные в самом широком спектре, на различных теоретико-методологических основаниях, что побуждает к осмыслению и обобщению знания и синтезу существующих подходов. Актуальность темы исследования и степень ее научной разработанности позволяют определить объект, предмет, цели и задачи диссертации.

Хронологические рамки исследования обусловлены интересом автора диссертации к религиозной ситуации Нового и новейшего времени, с характерными для этой эпохи социально-политическими и культурно-психологическими трансформациями. Конкретные временные рамки – от 1894 г. до начала XXI в. – определены следующими соображениями. Для истории персонификации святости в России ключевым стало царствование императора Николая II (1894-1917), когда были актуализированы культы национальных святых и в целом подведены итоги многовековой истории святопочитания – накануне радикального социо-культурного перелома. В наши дни важным оказался юбилей 2000-летия рождества Христова, отмеченный канонизацией более тысячи новомучеников XX в., с последующим развитием этого сюжета в начале XXI столетия.

Территориальные рамки исследования очерчивают три пространства: во-первых, охватывают земли Российской Федерации, на которых исторически развивалась христианская Церковь; во-вторых, в связи с историей Московского патриархата и старообрядческих церквей, также и Украину, Белоруссию, страны Балтии и Центральной Азии; в-третьих, только в связи с историей послереволюционного русского зарубежья – европейский, азиатский и американский континенты, с учетом русской церковной жизни также в Австралии и в Северной Африке. Именно в первом из этих трех пространств был получен количественно наибольший массив источников. В значительно меньшей степени, по сравнению с Великороссией, освещена внутренняя жизнь современного украинского и белорусского православия, а также иностранных православных общин, основанных русскими беженцами и эмигрантами в межвоенный период, а ныне находящихся в юрисдикции Константинопольского патриархата.

Объектом исследования является византийская христианская традиция (церковный строй, доктрина, книжность и благочестивые практики), укоренившаяся в России на протяжении II тысячелетия н.э. в качестве целостно-смысловой подсистемы национальной культуры.

Объект исследования, избранный диссертантом, не включает невизантийские русские христианские традиции, в частности, не рассматривается русский баптизм, евангелизм, русское католичество, религиозные движения, зародившиеся в XVII – XIX вв. (христовщина, молоканство и др.), поскольку созданные ими культурные выражения святости требуют формирования особых исследовательских полей и, вероятно, несколько иной методологии, учитывая ограниченную численность их последователей в Великороссии и специфику формирования и хранения источниковой базы. По той же причине объект исследования не включает ислам тюркских и кавказских народов, иудаизм, буддизм монголоязычных народов России, то есть радикально отличающиеся религиозные культуры.

Конкретный предмет исследования – процессы почитания святых, создание персонификаций понятия святости в православной религиозной культуре России.

Цель исследования: анализ конкретных процессов почитания святых и создание обобщенной картины истории восприятия святости на основании источников российского православия XX в. Для достижения этой цели, сформулированной исходя из актуальности темы и состояния ее разработки, были выдвинуты следующие конкретные задачи исследования:

1. Комплексное изучение архивного и печатного материала по теме.

2. Изучение и описание практик святопочитания в России в Средние века и Новое время, до XIX в. включительно.

3. Исследование концепций национального образа святости, принятых в литературе российского православия XIX – начала XXI в., в философских и историко-филологических исследованиях того же периода.

4. Реконструкция культурной истории восприятия святости в России в XX – начале XXI в.

5. Анализ содержания и динамики культов русских святых в наименее изученный постсоветский период, на рубеже XX – XXI вв.

6. Установление принципов персонификации святости в русской религиозной традиции.

Источниковая база исследования, сформированная в соответствии с предметом и задачами исследования, состоит из ряда архивных документов и 195 опубликованных источников. Все использованные источники могут быть разделены на пять групп.

Документы и материалы церковной власти; документы по церковно-государственным отношениям. Данная группа источников распадается на архивные материалы и опубликованные документы.

Автор диссертации провел фронтальное изучение дел, содержащих материалы, прямо или хотя бы косвенно относящиеся к почитанию церковных святынь, в фондах Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного архива древних актов (РГАДА) и Научно-исследовательского отдела рукописей Российской государственной библиотеки (НИОР РГБ). Кроме того, диссертант использовал в работе документы Российского государственного исторического архива (РГИА), Государственного архива Воронежской области (ГАВО), Архива митрополии Русской православной старообрядческой церкви, частного собрания документов старообрядческой Церкви белокриницкой иерархии.

Всего в диссертации использовано 57 дел, хранящихся в 8 фондах центральных, местных и ведомственных архивохранилищ и в одном частном собрании; за немногим исключением, данные источники впервые вводятся в научный оборот. Среди использованных архивных документов – распоряжения органов церковного управления о почитании святых, деловая переписка органов епархиального управления, духовенства, ходатайства о канонизации святых, стенограммы заседаний церковных соборов и органов церковного управления. В ряду неопубликованных источников наибольшую ценность представляют документы, хранящиеся в ГАРФ в фондах Р-3431 «Всероссийский церковный поместный собор (Священный Собор)», Р-6991 «Совета по делам религий при Совете министров СССР». Ценные неопубликованные материалы по истории почитания святых у старообрядцев сосредоточены в фондах Канцелярии архиепископа Московского и всея Руси (Рогожское кладбище), поделенных между РГАДА (ф. 1475), НИОР РГБ (ф. 246) и Архивом митрополии Русской православной старообрядческой церкви.

Наряду с архивными документами, первостепенное значение для диссертанта имели официально-документальные церковные материалы, деяния церковных соборов, документы, освещающие церковно-государственные отношения советского времени. В диссертации использованы официальные издания Московской патриархии советского периода, содержавшие, несмотря на жесткий прессинг цензуры, редкие, нигде не дублирующиеся сведения о почитании святых.

Опубликованные воспоминания очевидцев событий, связанных с почитанием святых, публицистические произведения. Для написания диссертации привлекались редкие мемуарные источники, а также публицистические произведения, призывающие прославить какого-либо нового святого или же противостоять явлениям, оцениваемым как угроза святыне. Большое количество ценных публицистических материалов о почитании русских святых содержит церковная периодика русского зарубежья; впрочем, следует учитывать тенденциозность и полемичность большей части публикаций советского периода, отражающих точку зрения того или иного церковного направления.

Агиографические тексты. Особую, весьма информативную группу источников составляют агиографические произведения, изданные в России и за рубежом. Автор использовал электронные базы данных о российских христианах-новомучениках, сформированные Православным свято-тихоновским гуманитарным университетом и фондом «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви», а также все имеющиеся отечественные и зарубежные полные собрания житий русских святых.

Богословские работы о святости, тексты канонизированных святых. В диссертации использованы богословские книги и статьи, раскрывающие существующую теологическую тематизацию святости в русской православной традиции, методику религиозно-церковного осмысления благочестивых практик святопочитания. Данные работы, концептуально близкие к памятникам агиографии, помещены в раздел источников.

Иные источники по культурной истории восприятия святости. В диссертации использованы источники, которые могут быть отнесены к сфере контекста, а именно полемические работы, направленные против религии вообще и культа святых в частности; ряд светских текстов, раскрывающих сугубо секулярное понимание концепта святости; публицистические тексты, отражающие почитание персонажей, высоко оцениваемых в какой-либо культурной группе.

Собранные в ходе исследования данные оценивались с точки зрения достоверности, архивные данные сопоставлялись со сведениями, полученными из других источников. Диссертация опирается на источниковую базу, позволяющую раскрыть тему, обеспечить новизну и оригинальность исследования, достичь поставленной исследовательской задачи.

Методология. Диссертационное исследование строится на основании новоевропейских дискриптивных (автономных по отношению к теологической науке) религиоведческих подходов. Поскольку в данном исследовательском поле совмещаются объекты научных интересов истории, религиоведения и исторической антропологии, был избран культурологический комплексный подход. Тема диссертации предполагает обращение к реалиям не полностью верифицируемой сферы религиозных истин, поэтому методология призвана в первую очередь обеспечить историческую реконструкцию и историко-религиоведческий анализ феномена.

Согласно методу историзма, автор исследует почитание святых в развитии, в широком историческом контексте. При описании предмета исследования, выявлении фактического материала и для создания фактологического ряда автор максимально задействовал историко-генетический метод. Обобщение фактов потребовало использования метода периодизации, нашедшего свое отражение, в частности, и в структуре диссертации. Историко-сравнительный метод использован для сопоставления реалий XX в. со всеми исторически накопленными пластами традиции, при анализе изменчивости форм и содержания символов святости, а также в разделах диссертационного исследования, посвященных сравнению деятельности различных церквей русской православной традиции в области почитания святых. Герменевтический метод, разработанный антропологами и религиоведами для прочтения «текстов» экзотических культур, использован для изучения внутренних значений и смыслов благочестивых практик российского православия. Характерное для герменевтического метода прочтение «текста» глазами современника использовано при интерпретации некоторых конкретных эпизодов из истории почитания святых.

Руководствуясь принципами объективности, автор стремился избежать оценочных суждений, которые были свойственны советской историографии в случае ее обращения к религиозной и церковно-исторической проблематике. Автор исследования, в частности, не затрагивал проблему церковно-канонической «равноценности» канонизаций, происходящих в Русской православной церкви – Московском патриархате и в других, малых церквах российского православия (в Русской православной старообрядческой церкви, Русской древлеправославной церкви и др.). Культы всех канонизированных святых рассмотрены в качестве фактов традиции и общенациональной памяти.

Научная новизна диссертации может быть определена следующим образом: в светский культурологический дискурс введены ранее неосвоенные им материалы; впервые систематизированы исторические данные о феномене персонификации святости в отечественной православной культуре ХХ в., осуществлен как количественный учет, так и качественный анализ явления. Впервые обобщены и анализированы взгляды богословов, историков, филологов, культурологов, писателей-публицистов на феномен святости и святопочитания в России; впервые в научной литературе проведен анализ современного состояния культов национальных святых, в частности, новомучеников и императора Николая II.