DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 21.04.2011

Материалы

загрузка...

Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV-XVII вв.

Мединский Владимир Ростиславович, 21.04.2011

 

Основными источниками данного исследования являются сочинения иностранцев о Русском государстве XVI-XVII вв. Эти памятники, как правило, дошли до настоящего времени в составе старопечатных книг, поскольку авторские рукописи после издания произведений уничтожались. Большинство книг с записками иностранцев находятся в зарубежных архивах, правда, отдельные экземпляры есть и в российских хранилищах.

Так, в РГАДА в Отделе редких книг гражданской печати (Фонд ОРИ) хранится издание книги П. Йовия. В Фонда 32 РГАДА – Сношения с Австрией и Германией (1488-1599) хранятся материалы, касающиеся визита Н. Поппеля в 1488-1489 гг. (Книга 1).

При изучении сочинения Матвея Меховского «Трактат о двух Сарматиях» привлекались архивные материалы из двух фондов РГАДА. В Ф.79 (Сношения с Польшей и Литвой) (1431-1600) изучались дела №№ 6, 7, 10, 11, касающиеся заключения мирных договоров до и после взятия Смоленска. В Ф. 166 (1487-1600) – Дела и сочинения о титулах.

Следует отметить, что в российских рукописных хранилищах находятся многочисленные издания книги С. Герберштейна «Записки о Московии». Наиболее интересным считается издание 1549 г., хранящееся в РНБ, на страницах которого сохранились пометки самого автора. В качестве дополнительных источников использовались материалы РГАДА из Фонда 32 (Сношения с Австрией и Германией) за 1517 г. – книги 1 и 2. Они касались приезда Герберштейна в Россию в первый раз.

Сочинения англичан о России использовались по переводу, осуществленному Ю.В. Готье. Дополнительными источниками являлись архивные материалы из РГАДА: Фонд 35 (Сношения с Англией). 1556-1599. Грамоты королевы Елизаветы царю Ивану Васильевичу. №№ 2-15 и Жалованные грамоты на свободную торговлю (1564-1587). Кн. 1. Дела 1,3,4,5.

Сочинения Г. Штадена, И. Таубе, Э. Крузе и А. Шлихтинга изучались по переводам, опубликованным в 20-30-х гг. ХХ в. В качестве дополнительных источников использовались материалы РГАДА: Фонд 135. Раздел 5. Клятвоцеловальные записи: В.М. Глинского – 1561. Отд. 3. Руб. 11. № 21; И.Ф. Мстиславского. Отд. 3. Руб. 11. № 22; И.Д. Бельского. Отд. 3. Руб. 11. № 25; М.И. Воротынского. Отд. 3. Руб. 11. № 35. и др.

«Московия» А. Поссевино изучалась по переводу, опубликованному Л.Н. Годовниковой. В качестве дополнительных источников привлекались документальные материалы из РГАДА: Фонд 78 Сношения с Римскими папами (1485-1597). Книги 1-2., а также из Фонда 79 (Сношения России с Польшей), где содержится Послание Ивана 1У к королю Сигизмунду 11 от имени бояр (№№ 27 и 28) и данные о посольстве А. Поссевино в качестве посредника на мирных переговорах.

Сочинение Д. Флетчера использовалось по переводу О.М. Бодянского, Д. Горсея – А.А. Севастьяновой. В качестве дополнительных источников использовались документальные материалы из РГАДА; Фонд 35 (Сношения с Англией). Дело Горсея (1585-1586) находится в книге 1, Дело Флетчера (1588-1589) - в книге 1.

В Рукописном отделе библиотеки МГА МИД (Ф. 181. № 1408) хранится «Московская хроника» пастора Бера, ставшая источником хроники К. Буссова, в свою очередь использованная П. Петреем. В Фонде БМСТ (Библиотреки Московской синодальной типографии) находятся старопечатные издания сочинений А. Гваньини «Хроника Европейской Сарматии» и М. Бельского «Всемирная польская хроника».

В фонде РГАДА ОРИ (Отдел редких изданий гражданской печати) есть старопечатные книги М. Бельского, А. Гваньини, С. Герберштейна, Д. Горсея, П. Петрея, А. Поссевино, М. Стрыйковского, а также авторов XVII в.: А. Корба, А. Мейерберга, А. Олеария, Д. Стрейса. Все они могут быть использованы при подготовке новых переводов и изданий этих авторов.

Дополнительные материалы также находятся в РГАДА в фонде 32 (Сношения России с Австрией и Германской империей). 1488-1719. Описи 1-5. Это переписка русских государей с императорами, материалы, касающиеся визитов Д. Принца (1576 г.), Н. Варкоча (1589, 1593, 1594-1595), А. Мейерберга (1661-1662).

Сочинения А. Олеария, А. Лизека, А. Корба и др. использовались по переводам П.П. Барсова, И. Тарнава-Боричевского и А.И. Малеина. В качестве дополнительных материалов использовались архивные материалы. Из РГАДА: Ф. 149. №№ 72-76 – дело о самозванце Т. Анкудинове (1646-1650), Ф. 181. № 346 – Выписки о стрелецком восстании в Москве в 1682 и 1698 гг. В Ф. 51 (Сношения России с Голштинией) (1633-1639) находится Дело Посольского приказа о голштинском посольстве в Москву с участием А. Олеария.

В Картографическом отделе библиотеки МГА МИД (Ф. 192) находятся интересные гравюры и карты: виды Москвы из сочинения Герберштейна (№ 167,197); чертеж Москвы из сочинения И. Массы (№ 194); вид и план Москвы из сочинения А. Олеария (№ 155,156,196); чертеж Москвы из сочинения А. Мейерберга (№ 247).

Осуществленный диссертантом источниковедческий анализ проблемы позволяет выделить нижеперечисленные тенденции.

1. один и тот же источник может содержать и достоверные и недостоверные сведения по различным вопросам;

2. определенную информацию можно извлечь даже из недостоверного источника, который в таком случае выступит в роли свидетеля тенденциозности;

3. исторические источники, несмотря на целевую сторону возникновения и субъективное отражение действительности, объективно отражают прошлое, поэтому нет таких, которые были бы непригодны для исследования;

4. наличие пробелов в источниках не отрицает возможности познания прошлого, вопрос лишь в том, чтобы использовать всю совокупность сохранившихся источников с максимальной полнотой.

В разделе II «Развитие Московского централизованного государства в XV-XVI веках в свидетельствах европейцев» отмечается, что авторами первых записей о России были итальянские дипломаты Иосафат Барбаро и Амброджо Контарини. В подробные отчеты этих лиц были вставлены пока еще совсем небольшие разделы о далекой для западноевропейцев стране. Первыми в январе 1487 г. в Венеции были опубликованы записки А. Контарини о поездке в Персию. В 1541 г в сборник вошел и труд И. Барбаро о посещении Таны и Персии. Это дало возможность самой широкой европейской читающей публике ознакомиться с трудами итальянцев и получить из них некоторое представление о Московии.

Следует отметить, что в России сочинения Иосафата Барбаро и Амброджио Котарини неоднократно переводились на русский язык и публиковались в различных изданиях. Более фундаментальным (с предисловием и комментариями) и широко известным стал перевод В. Семенова, опубликованный в книге «Библиотека иностранных писателей о России». Его активно использовали в своих трудах такие историки, как С.М. Соловьев, В.О. Ключевский и многие другие. Наиболее современными считаются переводы Е.Ч. Скржинской.

В целом, все сообщенные Барбаро сведения о России и ее жителях, не несут негативной окраски. Напротив, его информация сугубо положительная. Это и данные об обилии дешевых продуктов питания, и описание удобных способов передвижения в зимнее время года на санях, и мудрое законодательство, и послушное воле великого князя население, и т.д.

Несколько иной характер носят, казалось бы, похожие сведения о России, сообщенные А. Контарини. Сочинение итальянского дипломата, которое он написал после возвращения в Венецию, носит название «Путешествие Амвросия Контарини, посла светлейшей Венецианской республики, к знаменитому персидскому государю Узун-Гассану».

К сожалению, именно из записок А. Контарини европейские читатели получили первые сведения о Русском государстве, в которых было немало негатива. И. Барбаро, не удалось его сгладить, поскольку он писал свой труд почти через 40 лет после посещения Московии и был вынужден заимствовать часть информации у Контарини.

Повлияла информация, сообщенная Контарини, и на представление о русском народе некоторых историков. Так, О. Пирлинг писал, что «русский народ, обложенный тяжелой данью, беззащитный от набегов татар, лишенный всяческого руководства и просвещения, жил в беспросветной темноте. В его нравах царила грубость первобытных времен». Так, по его мнению, было до конца XV в.

При знакомстве с текстами других сочинений иностранцев о Московии можно обнаружить в них следы влияния записок А. Контарини. Так, в письме Альберта Кампензе Римскому папе Клименту VII о делах Московии, фактически повторены данные Контарини о склонности русских людей к пьянству и указе великого князя Ивана III, запрещающем ежедневное употребление спиртных напитков, за исключением праздничных дней.

Следует отметить, что сам Альберт Кампензе никогда не бывал в России. Свое мнение об этой стране он создал в ходе бесед с родственниками, жившими несколько лет в Москве, и при чтении сочинений других иностранцев, в том числе и Контарини, полностью доверяя сообщенной в них информации.

Вполне вероятно, что устные сведения о Русском государстве и его народе, получаемые европейцами от дипломатов и путешественников, были сугубо положительными. Поэтому в конце XV в. много итальянских специалистов захотело поехать в Москву. Опубликованные в 1487 г. записки А. Контарини не внесли каких-либо серьезных корректив в представления европейцев о далекой стране. Даже данные о склонности русских людей к пьянству и безделью не испортили положительный образ богатой, просторной и гостеприимной страны. Никто из иностранцев, за исключением Контарини, не замечал, что у русских людей были какие-то чуждые нравы и обычаи, что они чем-то слишком существенным от них отличались и своим поведением могли представлять для них угрозу. Целыми семьями приглашенные европейские специалисты с охотой отправлялись в далекую страну. Их не страшили даже трудности и опасности длительного пути, искусственно создаваемые правителями других стран, не желавших усиления России. Для некоторых новая страна становилась второй родиной. Там они обзаводились своими домами, хозяйством, женились и рожали детей. Хотя никого из них не принуждали менять веру, но второе поколение в семьях уже было православным и говорило на русском языке.

Считается, что для восполнения пробела в представлении европейцев о Русском государстве выдающийся польский ученый-гуманист Матвей Меховский написал «Трактат о двух Сарматиях». Это был первый в европейской исторической науке труд, посвященный истории стран Восточной Европы и частично Азии с древнейших времен до начала XVI века. В течение XVI-XVII вв. «Трактат» был очень популярен среди образованных людей. Более того, он оказал большое влияние на произведения других авторов, в частности, Альберта Кампенского (Кампензе) и Сигизмунда Герберштейна, писавших о Русском государстве.

Произведение Меховского состоит из двух книг и нескольких трактатов. В первой книге повествуется о Сарматии Азиатской: о появлении татар и турок, их происхождении, о народах, живших до них на занятой ими потом территории.

Во второй книге «Трактата», состоящей из двух частей, наиболее подробно описывается Европейская Сарматия. Первая ее часть посвящена Руссии и Литве, вторая – Московии. Как видим, Русь отделена от Московии и помещена на юго-запад, как территория, подчиняющаяся Литве.

История Руссии и Литвы представлена в «Трактате» довольно сумбурно. К числу знаменательных событий в истории Литвы Меховский отнес покорение княжеств Плесковского (т.е. Псковского), Новгородского и Смоленского великим князем Витольдом (Витовтом). Правда, дат этих событий он не указал.

На самом деле ни Псков, ни Новгород Великий никогда не являлись владениями великого князя Литовского. Все нападения Витовта на Псков были неудачными, а единственный его поход на Новгород в 1428 г., хоть и принес ряд побед, но закончился лишь тем, что новгородцы заплатили ему большую контрибуцию. В ответ князь обещал не разорять их территорию и вернул пленных. Аналогично этот поход представлен и в «Хронике» Длугоша, которая, как уже отмечалось, была главным источником Меховского. Это означает, что факт завоевания Пскова и Новгорода был выдуман автором «Трактата».

Меховский всячески стремится доказать, что московские князья абсолютно незаконно отняли и присоединили к своим владениям принадлежавшие Литве территории. По его утверждению, в самые последние дни правления польского короля и великого князя Литовского Казимира IV (1458-1484) Иван III отнял и присвоил себе княжество Новгородское – Нугардию или Новогардию. Затем при Сигизмунде I (1506-1548) Василий III завоевал и занял княжество Псковское – Плесковое, и княжество Смоленское.

Более того, автор трактата обвинил московских правителей в том, что при великом князе Литовском Александре (1492-1506) они якобы отняли у него огромное Можайское княжество, имевшее 70 миль в длину и ширину и 40 крепостей (по его расчетам, 70 миль было от Риги до Вильно).

На самом деле это княжество было существенно меньше, и в нем вообще не было крепостей. К тому же его история свидетельствует о том, что оно никогда не находилось под властью Литвы.

В «Трактате», как можно заметить, Псковские и Новгородские земли ошибочно называются княжествами. На самом деле Псков и Новгород с момента основания и до присоединения к Москве считались вольными городами-республиками, управляемыми вечем. Князья приглашались в них только для выполнения определенных функций (охраняли границы и торговые пути, поддерживали порядок, вершили правосудие и т.д.). За это они получали обговоренную в договоре плату. Со второй половины XV в., как известно, эти города стали все больше и больше попадать под власть великих князей Московских, и через некоторое время окончательно потеряли независимость.

Можно предположить, что Матвей Меховский умышленно допустил ошибку, называя Новгород и Псков княжествами, т.к. это означало, что ими правили князья. А поскольку некоторые из этих князей были литовскими, то это, в свою очередь, должно было подразумевать подчинение Литве самих городов.

Анализируя текст «Трактата», можно заметить, что в нем вполне достоверная информация перемешана с явным вымыслом. Например, в нем сообщалось, что Новгород очень большой город, что все дома в нем деревянные, что живут там очень богатые купцы. Об этом, несомненно, знали многие европейцы, побывавшие в Новгороде. Но при этом Меховский утверждал, что у новгородских купцов были подвалы, наполненные золотом, серебром и драгоценными камнями, которые хранились там без счета, а после захвата Новгорода Иваном III все эти богатства были вывезены в Москву на 300 возах.

Естественно, что данные об огромных богатствах новгородских купцов были большим преувеличением, но читатели могли поверить, зная, что до этого в «Трактате» сообщались правдивые сведения.

Вторая часть второй книги «Трактата о двух Сарматиях» была посвящена собственно Московии. Желая показать свою осведомленность, автор сообщил расстояния между различными населенными пунктами. Однако, как определили исследователи, все они неправильные.