DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций


Развитие категории деепричастия в русском языке

Абдулхакова Ляйсэн Равилевна, 19.06.2007

 

употребление деепричастия в обстоятельственном значении;

семантическая связь с подлежащим, которая предполагает совпадение субъектов основного и второстепенного действия.

В Заключении диссертации отражены и обобщены основные результаты исследования в соответствии с поставленными задачами:

— основные направления становления деепричастия были связаны с выработкой типового грамматического значения, закреплением конкретных синтаксических функций и стабилизацией формы;

— изменения на каждом из указанных направлений происходили неодновременно и с разной степенью интенсивности. На самых ранних этапах функционирования именных форм старого причастия, зафиксированных в древнейших памятниках старославянского и древнерусского языка, отчетливо проявляла себя специфика их грамматического значения – указание на действие и сопровождающие его различные обстоятельственные характеристики. С этим были связаны и формирующиеся синтаксические функции – предикативная (второстепенное сказуемое), предикативно-обстоятельственная и обстоятельственная, также нашедшие отражение в древнейших памятниках русского языка;

— накопление отличительных черт, которые были обусловлены предикативным значением и синтаксическим употреблением причастных форм, выделявшихся из остальной парадигмы (формы именительного, отчасти, дательного и винительного падежей), стало одним из катализаторов процесса формирования деепричастия: краткие формы древнего действительного причастия, специализировавшиеся в предикативной и обстоятельственной функциях, все дальше отходили от полных, употреблявшихся в роли атрибута, дав начало процессу формирования новой грамматической категории – деепричастия;

— вместе с тем, в ранних древнерусских памятниках еще сохранялась синкретичность старого причастия, что нашло отражение в возможности именных и местоименных форм, выступать в идентичных синтаксических

— дальнейшие изменения в синтаксическом употреблении деепричастных форм были связаны с постепенным освобождением от функций самостоятельного и однородного сказуемого, которые присутствовали в древнерусских памятниках и спорадически отражались вплоть до конца XVII века, прежде всего в текстах, связанных с традицией предшествующей эпохи; единство субъекта основного и второстепенного действий было представлено на протяжении всей истории деепричастия (за исключением случаев употребления рассматриваемых образований в качестве самостоятельного сказуемого);

— уже в древнерусском языке исследуемые формы выражали разнообразные обстоятельственные значения, диапазон которых был достаточно широким, охватывая все возможные обстоятельственные характеристики совершения действия: времени, причины, образа действия, условия, цели и др., что нашло отражение на всех этапах эволюции деепричастия;

— формально-грамматическое становление деепричастия происходило позднее, чем синтаксическое и не до конца завершено в современном русском языке;

— в процессе грамматической стабилизации категория времени старых причастных форм уступила место категории вида в деепричастии, хотя выражение временн`ого соотношения основного и второстепенного действия и сейчас остается одним из его важнейших признаков;

— возможности образования деепричастий на ранних этапах их становления были более широкими, чем в современном языке, что приводило к появлению многочисленных синонимов;

— формальная стабилизация деепричастия осуществлялась в результате конкуренции синонимичных форм, каждая из которых непросто уступала свои позиции, находя для себя «ниши» в структуре стилистических и грамматических отношений, образуя новые синонимические ряды и давая тем самым импульс для дальнейшего развития;

— на разных этапах развития категории деепричастия сохранение отдельных синонимов поддерживалось фонетическими, грамматическими, семантическими и стилистическими факторами;

— в процессе выработки и закрепления единой формы наблюдалось не только постепенное освобождение от синонимичных образований, но и возврат к некогда существовавшим и на какое-то время забытым формам (“развитие по спирали”);

— синонимические отношения складывались по-разному в пределах разных видов: если синонимы совершенного вида не отличались между собой, то у несовершенного вида они имели семантико-грамматические отличия;

— появившись в результате обособления отдельных форм древнейшего причастия, то есть будучи семантически производными образованиями, деепричастия в процессе своего исторического развития сами становятся базой для семантического словообразования;

— проведенное исследование позволило определить основные тенденции в развитии деепричастия, в том числе и его стремление к обособлению и превращению в самостоятельную лексико-грамматическую категорию, активно функционирующую в современном русском литературном языке.

Таким образом, вся история деепричастия в русском языке представляет собой непрерывный процесс его эволюции, проявившийся:

а) в закреплении особого грамматического значения второстепенного действия;

б) в выработке специфических синтаксических функций – предикативной, предикативно-обстоятельственной и обстоятельственной;

в) в стабилизации неизменяемой грамматической формы.

Основные положения и результаты работы получили отражение в следующих публикациях:

1. Абдулхакова Л.Р. Структурные, семантические и функциональные особенности деепричастных форм в «Путешествиях русских послов» XVI-XVII вв. / Л.Р. Абдулхакова // Историческое развитие языков и методы его изучения. – Свердловск, 1988. – Ч.2. – С.84-85. (0,1 п.л.)

2. Абдулхакова Л.Р. Влияние языковых факторов разных уровней на функционирование вариативных деепричастных форм в памятниках XVI-XVII вв. / Л.Р. Абдулхакова // Закономерности развития и взаимодействия национальных языков и литератур (Текст. Коммуникация. Перевод.). – Казань, 1989. – Ч.1. – С.81. (0,1 п.л.)

3. Абдулхакова Л.Р. Грамматические особенности образования деепричастий в первой половине XVIII в. (на материале произведений В.Н.Татищева) / Л.Р. Абдулхакова // Материалы итоговой конф. КГУ за 1989 г. – Казань, 1990. – С.123-124. (0,1 п.л.)

4. Абдулхакова Л.Р. Деепричастные формы в «Книге о скудости и богатстве» И.Т.Посошкова (1724 г.) / Л.Р. Абдулхакова // Закономерности языковой эволюции. – Рига, 1990. – С.45. (0,1 п.л.)

5. Абдулхакова Л.Р. Из наблюдений над образованием деепричастных форм в конце XVII - начале XVIII вв. / Л.Р. Абдулхакова // Соотношение синхронии и диахронии в языковой эволюции. – М., Ужгород, 1991. – С.172. (0,1 п.л.)

6. Абдулхакова Л.Р. Структурные, семантические и функциональные особенности деепричастных форм в «Путешествиях русских послов» XVI-XVII вв. / Л.Р. Абдулхакова // История русского языка. Лексикология и грамматика. – Казань, 1991. – С.3-8. (0,4 п.л.)

7. Абдулхакова Л.Р. Деепричастные формы в «Книге о скудости и богатстве» И.Т.Посошкова (1724 г.) / Л.Р. Абдулхакова // История русского языка. Стилистика. Текст. – Казань, 1992. – С.66-70. (0,3 п.л.)

8. Абдулхакова Л.Р. Деепричастные формы в сочинениях Г.Р.Державина / Л.Р. Абдулхакова // Г.Р.Державин: Личность, творчество, современное восприятие. – Казань, 1993. – С.57-58. (0,1 п.л.)

9. Абдулхакова Л.Р. Особенности образования и функционирования деепричастий в первой четверти XIX в. / Л.Р. Абдулхакова // Формирование норм русского литературного языка XVIII в. – Ижевск, 1994. – С.98-105. (0,5 п.л.)

10. Абдулхакова Л.Р. Из наблюдений над образованием деепричастных форм в русском литературном языке конца XVII – начала XIX вв. / Л.Р. Абдулхакова // В.В.Виноградов: Международ.юбилейная сессия, посвященная 100-летию со дня рождения акад.В.В.Виноградова. – М., 1995. – С.26-27. (0,1 п.л.)

11. Абдулхакова Л.Р. О синонимии и вариантности в деепричастных формах / Л.Р. Абдулхакова // Проблемы русской морфемики. – Орехово-Зуево, 1995. – С.79-81. (0,2 п.л.)

12. Абдулхакова Л.Р. О развитии деепричастий в современном русском языке / Л.Р. Абдулхакова // Бодуэн де Куртенэ: Теоретическое наследие и современность. – Казань, 1995. – С.3-4. (0,1 п.л.)

13. Абдулхакова Л.Р. Деепричастия на -учи в русском языке XVIII века / Л.Р. Абдулхакова // Актуальные проблемы истории русского языка: Науч. конф., посвященная 70-летию проф. В.М.Маркова – Казань, 1997. – С.17-19. (0,2 п.л.)

14. Абдулхакова Л.Р. Деепричастия на -учи(-ачи) в истории русского языка / Л.Р. Абдулхакова // История русского языка. Словообразование и формообразование. – Казань, 1997. – С.87-96. (0,7 п.л.)

15. Абдулхакова Л.Р. Семантическое словообразование на базе деепричастий в русском языке / Л.Р. Абдулхакова // Языковая семантика и образ мира: Международ.науч.конф., посвященная 200-летию Казан.ун-та. – Изд-во Казан.ун-та, 1997. – Кн.1. – С.152-153. (0,1 п.л.)

16. Абдулхакова Л.Р. Синонимичные формы слов и их использование А.С.Пушкиным / Л.Р. Абдулхакова // А.С.Пушкин и взаимодействие национальных литератур и языков: Международ.науч.конф., посвященная 200-летию со дня рождения А.С.Пушкина. – Казань, 1998. – С.86-87. (0,1

17. Абдулхакова Л.Р. Из наблюдений над образованием и функционированием деепричастных форм в русском литературном языке XVI-XIX веков / Л.Р. Абдулхакова // Slavistische Studien zum XII. Internationalen Slavistenkongress in Krakau 1998. – Peter Lang. – Europaeischer Verlag der Wissenschaften. – 1998. – 265-277. (0,8 п.л.)