DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 18.06.2008

Материалы

загрузка...

Международные связи прокуратуры российской федерации (политико-правовые аспекты в контексте исторического развития)

Игнатов Игорь Сергеевич, 18.06.2008

 

В первом разделе диссертации – «Теоретико-методологические аспекты проблемы» – исследуется понятийный аппарат методом сравнительного анализа научных точек зрения друг с другом, их – с имеющимся законодательным материалом (по мере необходимости), выражением собственной позиции диссертанта (там, где это требуется). Понятийный аппарат темы широк и разнообразен, поскольку затрагивает разные спектры научных знаний и выходит далеко за пределы политологии. Особенно тесная связь прослеживается, как показывает изучение источников, с юриспруденцией. Структурирование изложенных понятий определено произвольно, в нем не следует искать какого-то скрытого смысла и выводить значение того или иного термина для диссертации и для практики из его местонахождения в разделе. И все же определенная логика изложения материала существует. Поскольку речь в диссертации идет о прокуратуре и ее международных связях, то исследование вопроса и начинается с понятия прокуратуры. В диссертации дается понятие, содержащееся в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации», затем – в законодательстве советской эпохи, после чего рассматриваются позиции ученых и высказывается свое понимание вопроса.

Одновременно автор обращает внимание на соотношение прокуратуры и судебной системы, полагая, что прокуратуру и суд нужно «развести», тогда как в ныне действующей Конституции о прокуратуре говорится в седьмой главе, называющейся «Судебная власть». Конечно, история становления и развития института судебной власти и прокуратуры дает некоторый повод для такого подхода, как он оформлен в Конституции, но, во-первых, тенденция развития склонялась к разъединению этих институтов, а, во-вторых, ситуация XXI в. во многом отличается от прежних периодов

Далее в первом разделе диссертации рассматриваются вопросы относительно понятий: «представление», «прокурор», «уголовное преследование», «уголовное судопроизводство», «судья», «органы», «государственный орган», «органы государственной власти», «орган законодательной власти», «орган исполнительной власти», «судебная власть», «власть», «государственная власть», «государственный аппарат», «система», «система государственных органов», «функции государства», «компетенция», «полномочия», «функции прокуратуры», «суверенитет», «федерализм», «федеративные отношения», «система федеративных отношений», «федерация», «субъекты Федерации», «разграничение предметов ведения и полномочий», «предметы ведения», «экстремизм», «терроризм», «международный терроризм», «международная организация», «международное право», «международное уголовное право», «принципы современного международного права», «субъект международного права», «международная система», «международные отношения», «международный розыск», «европейское право», «глобализация», «международная безопасность», «международное сотрудничество по борьбе с преступностью», «внешняя политика», «право внешних сношений», «международный договор», «международный деликт», «информационный международный обмен», «выдача (экстрадиция)», «правоохранительные органы». Отметим здесь, что, отделяя прокуратуру от судебной власти, мы не относим ее и к органам государственной власти, но включаем ее в систему государственных органов, в государственный аппарат, отдавая ей самостоятельное место.

Отмечается автором и дискуссионность вопросов о понятиях «функции прокуратуры», «правоохранительные органы». В какой-то мере разнобой можно объяснить отсутствием точных (полных) определений в законодательстве, в связи с чем в диссертации и предлагается отработать данные понятия на законодательном уровне.

Во втором разделе диссертации – «История вопроса: политико-правовой анализ» – прежде всего объясняется, зачем исследуется исторический аспект, затем кратко характеризуется литература по этому аспекту темы и потом создается краткая картина международных отношений России в досоветский период. Исторический аспект международных связей (отношений) России для данного диссертационного исследования необходим, чтобы проследить как из них (международных связей) вырастали постепенно международные связи (отношения) прокуратуры. При этом имеется в виду, что международные отношения устанавливались и развивались по разным направлениям: политики, торговли, культуры, военного сотрудничества, правовым вопросам. Многое зависело от времени (эпохи), внутреннего состояния государства, международной обстановки. Автор приходит к выводу, что в целом о международных отношениях литературы много. Однако разница в изучении существует по историческим периодам и направлениям. В какие-то периоды больше внимания уделялось военно-политическим аспектам сотрудничества, в какие-то – экономическим, а иногда – культурным.

При этом направление и степень изученности вопроса зависели от того, в какой сфере Россия активнее всего сотрудничала с другими государствами. Поскольку диссертант придерживается точки зрения, что истоки российской государственности нужно искать в VI–IX вв. н.э., то характеристика литературы начинается с этого времени. В диссертации называются не только авторы, но и их труды. Дается характеристика политических, правовых источников, из которых можно почерпнуть сведения о международных связях, анализируются конкретные договоры России с другими государствами. Изучение вопроса показывает, что в первые века государственности преобладала военно-политическая составляющая в международных отношениях. Объектом внимания были и вопросы выдачи (беглых, пленных). Занимались этими вопросами в большей мере дипломатические ведомства. В средние века к военно-политической составляющей присоединяется торговля. Особенно активно на этом направлении проявили себя Новгород, Москва. При Петре I Россия занимает прочное международное положение. Уже не только военно-политические, торговые связи развиваются, но и научные, культурные, хотя элементы последних были и до него. Полагаем, что при Петре I и прокуратура после своего создания стала привлекаться к вопросам международных связей России. Прямых указаний на этот счет не найдено, но предположение основывается на том, что прокуроры действовали по прямому повелению Петра I и их деятельность вторгалась во все органы: Сенат, коллегии, суды. Какие бы вопросы государственной жизни ни обсуждались, они не миновали прокуратуры. В разделе характеризуются международные связи России со многими странами: Запада, Востока, Юга и Севера. Значительное место отводится сотрудничеству с Китаем.

Что касается Китая, то отношения с ним Россия стала устанавливать еще в XVII в. Имеются документальные сведения о количестве различного рода соглашений, встреч сторон за период с 1608 по 1683 гг.. В указанной книге по нашим подсчетам зафиксированы 214 документов, свидетельствующих об отношениях между Российским государством и Китаем. Имеется документ о возвращении пленных: «Грамота монгольского Тушету-хана царю Алексею Михайловичу с требованием о возвращении пленных и с отказом, в противном случае, пропустить русских послов и торговых людей в Цинскую империю от 9 июля 1675 г. За период с 1700 по 1725 гг. всего насчитывается 270 различного рода документов, свидетельствующих о развитии русско-китайских отношений. Многие из документов сочинялись самим

В целом же можно сказать, что Россия, начиная с IX в. и до начала XX в. была активным игроком на международном политическом поле. Не случайно к началу XX в. она распространила сферу своего влияния на 1/6 часть света. Есть документальные свидетельства того, что политические вопросы из сферы международных отношений были в поле зрения прокуратуры. К примеру, в Государственном совете в начале XIX в. генерал-прокурор докладывал вопрос о территориальных приобретениях России. Международные связи по политико-правовым вопросам складывались в связи с проблемами выдачи, прав человека, в том числе женщин, детей, борьбы с преступностью. Часть из этих вопросов затем оказалась в центре внимания прокуратуры. В разделе охарактеризованы договоры России по этим вопросам с другими странами и участие ее в международных организациях. Хотя по вопросам выдачи у России с другими странами складывались отношения с древних времен, закон о выдаче был принят лишь в 1908 г. Следует отметить, что в XIX в. вопросами выдачи занимались дипломатические ведомства.

В разделе также кратко рассмотрен вопрос о международных связях СССР, но уже более тесно примыкающих к сфере деятельности прокуратуры. Однако сразу следует оговориться, что активной роли прокуратуры в этот период в международных делах тоже не наблюдается, хотя тенденция к ее привлечению в эти дела имелась.

Дипломатические отношения, устанавливаемые в период 1921–1923 гг., покоятся на базе двусторонних договоров, заключаемых с соответствующими странами. В коллективных действиях по международному сотрудничеству СССР стал принимать участие после вступления в Лигу Наций (1934 г.) до исключения из нее (1939 г.). Затем эта деятельность продолжилась в рамках ООН и ее организаций. В диссертации кратко характеризуется этот опыт. Идет речь и об участии советской делегации юристов в международных организациях. «Бесспорно, большой вклад в дело претворения благородных целей МАЮД вносят советские ученые и практики, работающие в системе Прокуратуры СССР, Верховного Суда СССР, Министерства юстиции СССР», – пишет Карпец И.И. Ассоциация советских юристов поддерживала контакты с национальными организациями юристов 80 стран. Непосредственно вопросы международных отношений были все же в ведении структур МИДа. Имели к ним отношение структуры Минюста и позже – Генеральная прокуратура. Например, к вопросам выдачи прокуратура была привлечена официально (по Указу Президиума Верховного Совета СССР) в 1988 г. Она была наделена полномочиями центрального органа для осуществления экстрадиции. Как бы по наследству эта функция затем перешла и к Российской прокуратуре.

4«Политико-правовые основы международных связей Прокуратуры Российской Федерации» – прежде всего подчеркивается, что в соответствии с международным правом и нормами внутригосударственного права Российская прокуратура является субъектом внешних сношений, т.е. может осуществлять и осуществляет международные связи. Правовые основы международных связей Прокуратуры РФ являются как бы продолжением, в определенном смысле оформлением политических основ. А политические основы связаны с внешней политикой России. Любая политика государства, если не в деталях, то в основном, в принципах, в главных направлениях фиксируется, содержится в различного рода документах. Укажем на Верховный документ страны – Конституцию 1993 г. Хотя, полагаем, не все специалисты по вопросам Конституции согласятся считать ее политическим документом. На наш взгляд, Конституция носит не только правовой характер, но и политический. Причем, как таковой, она тоже обладает верховенством. Поскольку Конституция – политико-правовой документ, то сразу назовем те положения, которые имеют отношение к теме диссертации. Это – ч. 4 ст. 15, п. «К» ст. 71, п. «О» ст. 72, ч. 3 ст. 80, п. «Е» ст. 83, пп. «А», «Б» ст. 86, п. «З» ст. 102, ст. 129, ст. 63, п. «Е» ст. 84.

Ч. 4 ст. 15 Конституции является определенным шагом в направлении развития более эффективного механизма взаимодействия российского права с международным.

В диссертации анализируются указанные выше нормы Конституции. К политическим основам деятельности прокуратуры на международном поле автор относит Послания Президента РФ, его выступления, заявления, совместные с лидерами других государств декларации, интервью, беседы с представителями правоохранительных органов.

В целях иллюстрации сказанного в диссертации даются фрагменты из Посланий, интервью, бесед, деклараций, из которых видно, что многое из сказанного Президентом является как бы политическим сигналом к действию в определенном направлении, в том числе и для органов прокуратуры. К политическим основам международной деятельности прокуратуры мы относим Концепцию национальной безопасности Российской Федерации, утвержденную Указом Президента Российской Федерации 17 декабря 1997 г. № 1300, с последующими изменениями; Совместную Декларацию Президента Российской Федерации В.В. Путина, Председателя Европейского Совета Ж. Ширака, при содействии Генерального Секретаря Совета ЕС / Высокого представителя по общей внешней политике и политике безопасности ЕС Х. Соланы, Председателя Комиссии Европейских Сообществ Р. Проди «Об укреплении диалога и сотрудничества по политическим вопросам и вопросам безопасности в Европе». Автор в данном разделе приводит текст Декларации и анализирует ее. Далее к политическим основам мы относим «Стратегию развития сотрудничества Российской Федерации с Европейским Союзом на среднесрочную перспективу (2000–2010 гг.)». Этот документ также анализируется в диссертации. Подверглись анализу как политические документы Концепция внешней политики Российской Федерации, утвержденная Указом Президента РФ 28 июня 2000 г. и Концепция внешней политики Российской Федерации, утвержденная Указом Президента РФ 12 июля 2008 г. № Пр-1440.

«Чисто» правовыми основами международных связей Прокуратуры Российской Федерации являются нормы международного права, Федеральные законы, указы Президента, ряд других видов актов.

На сегодняшний день таких правовых актов существует значительное количество, но они не систематизированы, не обобщены и должным образом не проанализированы применительно к практике международных связей Прокуратуры. Это направление в науке пока не стало объектом должного

Следует иметь в виду, что на сегодняшний день в России стали привыкать к тому, что нормы международного права становятся частью национальной правовой системы. Тем более это относится к международным связям, в том числе и Прокуратуры РФ. Это не следует рассматривать как нарушение суверенитета России, поскольку она, особенно в последнее время, активно влияет на формирование норм международного права.

Назовем правовые документы, дающие возможность и «помогающие» Прокуратуре Российской Федерации заниматься деятельностью в области международных связей. Отметим, что перечень правовых актов, которые будут названы ниже, может оказаться неполным, ибо составлен автором субъективно. Имеются в виду следующие документы: Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка 1979 г., Минимальные стандартные правила обращения с заключенными 1955 г., Конвенция о специальных миссиях 1969 г., Венская конвенция о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера 1975 г., Конвенция о предотвращении преступлений и наказании за преступления против лиц, пользующихся международной защитой, включая дипломатических агентов 1977 г., Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 г., Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров от 23 августа 1978 г., Венская конвенция о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями от 21 марта 1986 г., Конвенция Содружества о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г., Конвенция об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам от 21 октября 1994 г., Соглашение о помощи беженцам и вынужденным переселенцам 1993 г., Кодекс преступлений против мира и безопасности человечества (принят ООН в 1996 г.), Принципы Международного Сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и в преступлениях против человечности 1973 г. (приняты ООН), Конвенция об учреждении Международного уголовного суда 1998 г., Европейская конвенция о борьбе с терроризмом 1976 г., Европейская конвенция о пресечении терроризма от 27 января 1977 г., Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 8 ноября 1990 г., Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма 1999 г., Программа ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия 1991 г., Конвенция о Европейском полицейском ведомстве 1995 г., Типовой договор о правовой помощи по уголовным делам 1990 г. (ООН), Типовой договор о передаче уголовного преследования 1990 г. (ООН), Типовое соглашение о передаче иностранных заключенных 1985 г. (ООН), Конвенция Европейского совета о выдаче преступников 1957 г., Декларация о территориальном убежище 1967 г., Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 г. и Дополнительный протокол к ней от 17 марта 1978 г., Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г., заключенная в Минске странами СНГ, Устав СНГ (ст. 2), Второй дополнительный протокол к Европейской конвенции 1959 г., Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию ETS № 173 (Страсбург, 29 января 1999 г.), Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 10 июня 1958 г.), Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются (Берлин, 19 мая 1978 г.), Конвенция о взаимном признании и исполнении решений по делам об административных нарушениях правил дорожного движения (Москва, 28 марта 1997 г.), Протокол к Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. (Москва, 28 марта 1997 г.), Конвенция о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания (Москва, 6 марта 1998 г.), Соглашение о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств-участников Содружества (Москва, 6 марта 1998 г.), Конвенция о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания (Москва, 6 марта 1998 г.), Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма 2005 г., Рамочное решение Совета Европейского Союза о борьбе с терроризмом от 13 июня 2002 г., двусторонние международные договоры России, Конвенция о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания, заключенная странами-членами СНГ в 1998 г. В 2001 г. Россия стала участницей Гаагской конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам 1965 г. (Федеральный закон от 12 февраля 2001 г. № 10-ФЗ) и Гаагской конвенции о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам 1970 г. (Федеральный закон от 12 февраля 2001 г. № 11-ФЗ). Такова, на наш взгляд, международно-правовая база (в том числе СНГ), в соответствии и с учетом которой складываются международные связи Прокуратуры Российской Федерации.

Теперь, что касается внутригосударственной правовой базы. Еще раз отметим Конституцию Российской Федерации и перейдем к перечислению иных документов. Прежде всего, это два кодекса – Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 22 ноября 2001 г. и Уголовный кодекс Российской Федерации от 24 мая 1996 г. Следует отметить, что в оба эти кодекса внесено с момента принятия значительное количество изменений и дополнений. В Уголовно-процессуальном кодексе имеется специальная часть пятая, посвященная международному сотрудничеству в сфере уголовного судопроизводства (ст. 453–473). В Уголовном кодексе также имеются статьи, имеющие отношение к международным связям Прокуратуры Российской Федерации. Это ст. 12, 13, 205 и ряд других. Среди федеральных законов можно назвать Федеральный закон «О противодействии терроризму» от 6 марта 2006 г., Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» в редакции 2004 г., Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 января 1992 г., Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» от 16 июня 1995 г. В этот раздел помещаются и Конвенции, Договоры Российской Федерации с конкретными государствами на предмет сотрудничества в сфере уголовно-правовой политики, правосудия. Во-первых, они ратифицируются Федеральными законами, во-вторых, они касаются России и исполняются ее государственными органами, в том числе, и Прокуратурой Российской Федерации. Россия имеет различные по названиям соглашения: с Алжиром (от 23 февраля 1982 г.), Азербайджаном (от 22 декабря 1992 г.), Вьетнамом (от 10 декабря 1981 г.), Индией (от 21 декабря 1998 г.), Ираном (от 5 марта 1996 г.), Йеменом (от 6 декабря 1985 г.), Канадой (от 20 октября 1997 г.), Китаем (от 19 июня 1992 г.), КНДР (от 16 декабря 1957 г.), Кубой (от 28 ноября 1984 г.), Кыргызстаном (от 14 сентября 1992 г.), Молдовой (от 25 февраля 1993 г.), Монголией (от 23 сентября 1988 г.), Тунисом (от 26 июня 1984 г.), США (от 17 июня 1999 г.), Испанией (от 25 марта 1996 г.), Кореей (от 28 мая 1999 г.), Польшей (от 16 сентября 1996 г.). Албанией (от 30 июня 1958 г.), Белоруссией (от 22 января 1993 г.), Эстонией (от 26 января 1993 г.), Турцией (от 15 декабря 1997 г.), Мексикой (от 21 июня 2005 г.), Мали (от 31 августа 2000 г.), Литвой (от 21 июля 1992 г.), Латвией (от 3 февраля 1993 г.), Египтом (от 23 сентября 1997 г.), Грузией (от 15 сентября 1995 г.), Аргентиной (от 20 ноября 2000 г.), Анголой (от 31 октября 2006 г.), Бразилией (от 14 января 2002 г.), Швейцарией (от 12 сентября 1994 г.), Марокко (от 7 сентября 2006 г.). С перечисленными государствами Прокуратура Российской Федерации взаимодействует в пределах имеющихся у нее по федеральному законодательству полномочий.

Многие из названных документов автором в диссертации анализируются. Далее среди правовых основ диссертант называет указы Президента РФ, постановления Государственной Думы и Конституционного Суда РФ и акты Генеральной прокуратуры: Регламент, приказы, указания, распоряжения, инструкции.

В четвертом разделе диссертации – «Структура, функции и деятельность органов Прокуратуры Российской Федерации в области международных связей» – вначале дается характеристика процесса глобализации и его влияния на государства. Вопреки распространенной точке зрения о затухании роли государства в процессе глобализации, исчезновении его суверенитета, мы считаем, что государство остается важным фактором процесса, хотя и не единственным. Здесь нужно иметь в виду каждое конкретное государство, его поведение на международной арене, его вклад в общечеловеческие дела. Хотя, конечно, глобализация накладывает свой отпечаток на «объем» суверенитета, но, повторяем, многое зависит от самого государства. Возможности влияния на формирование международных правил существуют. Их нужно использовать. Россия к этому стремится и участие Прокуратуры РФ в международной жизни – один из рычагов влияния на международные дела. Формы такого участия разные, что и показано в четвертом разделе диссертации.

Однако прежде освещается вопрос о структуре, функциях и полномочиях. Анализ внутриведомственных актов показывает, что структура прокуратуры – вещь динамичная: что-то создается, что-то упраздняется, что-то реорганизуется. В плане международных связей исключения нет. Здесь мы отметим лишь, что с 15 февраля 2007 г. существует Главное управление международно-правового сотрудничества Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

В прокуратуре на базе НИИ, учебных заведений создана Академия. Она тоже вовлечена в международные связи.

В диссертации также рассматривается вопрос о структурах государства, в которых прокуратура в лице своих должностных лиц принимает участие в работе, касающейся международных связей и международных структур, участником которых является Российская прокуратура.

Говоря о функциях, мы отмечаем неотработанность этого вопроса в законодательстве и предлагаем это сделать. Полномочия прокуратуры в сфере международных связей на законодательном уровне вообще слабо отражены. Об этих полномочиях можно судить по внутриведомственным актам, которые адресуются Главному управлению международно-правового сотрудничества и его подразделениям. Автор так и поступил: анализируя правовые акты Генеральной прокуратуры, сопоставляя их с законодательством и международными договорами, он выводит полномочия прокуратуры в сфере международных отношений. В диссертации подчеркивается, что среди задач и функций прокуратуры в международной сфере есть такие, которые однозначно юридическими (правовыми) не назовешь, они носят и политический характер. Не случайно одна из публикаций в «Российской газете» помещена под названием «Юрий Чайка сближает нас с Европой». Речь идет о том, что в Петербурге собрались генеральные прокуроры 47 европейских стран и председательствовал на конференции Генеральный прокурор России Ю. Чайка.

Упоминая об этой конференции, мы затронули вопрос о деятельности Российской прокуратуры на международной арене. Одними конференциями, семинарами, «круглыми столами» она не ограничивается. Прокуратура работает в направлении борьбы с организованной преступностью, терроризмом, охраны прав и свобод граждан, оказания правовой помощи, экстрадиции. Вместе с тем, сейчас намечается тенденция выхода прокуратуры из сферы уголовно-правовой на более широкую арену. На упомянутой конференции обсуждался вопрос «О роли прокуратуры в защите прав человека и публичных интересов вне уголовно-правовой сферы».

Российская прокуратура развивает двусторонние межведомственные отношения. Только в период 2006–2007 гг. было подписано более 15 межведомственных соглашений, а за 15 прошедших до 2006 г. лет было заключено всего 4 соглашения.

Тезис об активизации работы Прокуратуры РФ в области международных отношений подтверждается и сотрудничеством в научном, учебно-методическом направлении. В марте 2007 г. в рамках программ сотрудничества России и Совета Европы в НИИ проблем укрепления законности и правопорядка прошел международный семинар по проблемам борьбы с терроризмом. В нем приняли участие начальники главных управлений и управлений Генеральной прокуратуры РФ, работники прокуратуры из всех федеральных округов, представители органов власти, в компетенцию которых входит противодействие терроризму, представители некоторых европейских стран. На семинаре отмечалось, что Россия не всегда находит понимание у международных компетентных органов, в частности, по вопросам экстрадиции террористов.

Пожалуй, наиболее активным направлением деятельности в сфере международных отношений Прокуратуры РФ является экстрадиция. Уже отмечалось, что и в советское время прокуратура занималась этим вопросом, хотя правовая база тогда достаточным образом не была отработана. В литературе отражается точка зрения, что начало договорных межгосударственных отношений в этой сфере приходится на послевоенный (1945 г.) период. И после этого международное сотрудничество развивалось медленно. С 1957 по 1990 гг. СССР заключил всего лишь 20 договоров о взаимной правовой помощи, в которых вопрос о выдаче оговаривался отдельно. Специальные же акты об экстрадиции не заключались. Сотрудничество в этой области началось с 1957 г., когда был заключен Советско-корейский Договор. По образцу данного Договора заключались и остальные договоры в основном с социалистическими странами. Центральным органом для осуществления экстрадиции Прокуратура СССР была определена, как мы уже отмечали, в 1988 г. Затем эта функция перешла Прокуратуре РФ. Но в отличие от советского периода современная прокуратура «вооружена» нормативно-правовой базой.

Российской Федерацией, начиная с 1991 г., в вопросах выдачи накоплен значительный опыт. За 6 лет (1995–2001 гг.) выдача как средство осуществления уголовного преследования активизировалась, возросло число разрешенных требований об экстрадиции: 3 000 в 1995–1996 гг., 926 – в 1997 г., 3 942 – в 2000 г.

По вопросам выдачи в Российскую Федерацию в 2000 г. обратилось 17 стран, преимущественно страны Содружества Независимых Государств: Азербайджанская Республика, Республики Армения, Беларусь, Грузия, Кыргызстан, Казахстан, Молдова, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, а также Латвийская, Литовская Республики, Болгария, Испания, Китай, Франция.

Генеральной прокуратурой РФ в 2000 г. разрешено 3 942 материалов о выдаче. Удовлетворены 1 614 требований о выдаче, 708 – отклонены. Общее число выданных иностранным государствам лиц (1 614), скрывшихся на территории России, распределилось следующим образом: Украине – 470 (почти каждый третий), Азербайджану – 327, Казахстану – 223, Грузии – 112, Узбекистану – 108, Армении – 100, Беларуси – 94, Молдове – 71, Туркменистану – 23, Кыргызстану – 12, Таджикистану – 11, Литве – 9, Китаю – 2, Латвии – 2, Франции – 1, Испании – 1, Болгарии – 1. Объявлены в розыск 925 иностранцев, затребованных к выдаче другими государствами, в отношении 695 обвиняемых и осужденных принято иное решение. Наряду с этим международный розыск при содействии Интерпола осуществляется и в отношении обвиняемых и осужденных, подпадающих под юрисдикцию Российской Федерации.

За 9 месяцев 2001 г. международно-правовым управлением Генеральной прокуратуры РФ рассмотрено 2 425 требований иностранных государств о выдаче. Из них удовлетворено 1 263, 1 204 – за аналогичный период 2000 г., отклонено 296 и объявлены в розыск 103 обвиняемых иностранца. Причинами отказа в экстрадиции 103 иностранцев явилось привлечение их к уголовной ответственности и осуждение за совершение уголовно наказуемых деяний на территории Российской Федерации, 193 скрывающихся обвиняемых имели российское гражданство и по этому мотиву выдаче не подлежали. Следует отметить, что ходатайствующие государства продолжают игнорировать принадлежность лица к гражданству выдающей страны, и это обстоятельство доминирует в перечне оснований для отказа в просьбе об экстрадиции.

В 2000 г. не получили окончательного разрешения требования о выдаче иностранных государств в отношении 952 обвиняемых ввиду неустановления их точного местонахождения инициаторами выдачи. За 9 месяцев 2001 г. по этой же причине производство об экстрадиции не завершено по 435 материалам. Однако вместо отказа в выдаче Генеральная прокуратура РФ объявила розыск запрошенных лиц и поручила его осуществление оперативно-розыскной службе МВД РФ.

За последние годы сотрудничество Генеральной прокуратуры с зарубежными странами по вопросам экстрадиции улучшилось, стало более эффективным. Это отметил Генеральный прокурор РФ Ю. Чайка. По его словам, за «последнее время России были выданы 248 человек. Это на 18 процентов больше, чем ранее». Рост был в основном за счет европейских стран. В 2008 г. число выданных России возросло более чем на четверть. Вопросы экстрадиции обсуждались и на Конференции генеральных прокуроров Европы, о которой уже говорилось выше (июль 2008 г.).

Можно назвать такие цифры: в 2005 г. подготовлено 325 требований о выдаче, в 2006 г. – 423. Из них удовлетворено в 2005 г. – 209, в 2006 г. 225.

В диссертации рассматриваются и некоторые иные формы участия Российской прокуратуры в международных связях.

В Заключении делаются определенные выводы, среди которых укажем:

Вопрос о международных связях российской прокуратуры в науке изучен и освещен совершенно недостаточно. Этому существуют объективные причины. Во-первых, законодательно международная функция прокуратуры была закреплена только в постсоветский период, в период империи специально эта функция не выделялась, а в советский период лишь в Законе СССР «О прокуратуре СССР» 1979 г. имелась одна (11) статья, состоящая из одного предложения в две строки: «Органы прокуратуры в пределах своей компетенции и в установленном порядке разрешают вопросы, вытекающие из международных договоров СССР». Во-вторых, открытой для печати официальной статистики по ряду направлений деятельности прокуратуры в международной сфере до сих пор нет.

Существуют проблемы в законодательном разъяснении сущности и содержания ряда терминов из сферы деятельности органов прокуратуры, к примеру, относительно терминов «функции прокуратуры», «правоохранительные