DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 17.08.2007

Материалы

загрузка...

История фортепианной культуры южной кореи

Пак Кён Хва, 17.08.2007

 

Пак Кён Хва

История фортепианной культуры Южной Кореи

Специальность 17.00.02 – Музыкальное искусство.

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

Санкт-Петербург

Диссертация выполнена на кафедре музыкальной критики Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова.

Научный руководитель:

доктор искусствоведения, профессор, заслуженный деятель искусств Российской Федерации Мальцев Сергей Михайлолвич.

Официальные оппоненты:

доктор искусствоведения, ведущий научный сотрудник Российского института истории искусств Санкт-Петербурга Серегина Наталья Семеновна;

кандидат искусствоведения, доцент Санкт-Петербургской консерватории Тайманов Игорь Маркович.

Ведущая организация:

Санкт-Петербургский государственный педагогический университет имени А. Герцена

Защита состоится 28 мая 2007 года в 15 часов 15 минут на заседании диссертационного совета Д.210.018.01 в Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова по адресу: г. Санкт-Петербург, Театральная площадь, 3, аудитория 9.

С диссертацией можно познакомиться в читальном зале библиотеки Санкт-Петербургской государственной консерватории.

Автореферат разослан …… апреля 2007 года

Ученый секретарь Диссертационного совета Д 210.08.01 доктор искусствоведения, профессор Зайцева Татьяна Андреевна.

Актуальность исследования.

Успехи корейской фортепианной школы, демонстрируемые корейскими пианистами в последние десятилетия, давно уже стали очевидными для всех. Все большее количество молодых корейских пианистов становятся лауреатами самых престижных и трудных международных конкурсов; пианисты среднего поколения завоевывают мировую эстраду, выступая в лучших залах мира; множество молодых корейских пианистов едет учиться за границу в лучшие учебные заведения Европы и США. Наряду с этим интенсивно развивается и система музыкального образования в самой Южной Корее. Количество музыкально-образовательных учреждений в Южной Корее и уровень квалификации корейских фортепианных педагогов неуклонно растут. Все это является объективным признаком того, что корейская фортепианная культура становится все более самостоятельной и зрелой. Однако существующие на сегодняшний день научные представления об истории корейской фортепианной культуры и о ее современном состоянии явно недостаточны и сильно отстают от реальности. Так, например, в российской Музыкальной энциклопедии можно прочесть, что «в Южной Корее всего несколько учебных заведений, готовящих музыкантов, - Сеульская школа искусств, музыкальные колледжи при 6 университетах». Эти сведения давно устарели и дают искаженное представление о реальной ситуации в Южной Корее сегодня. Необходим серьезный научный анализ процессов, лежащих в основе развития корейской фортепианной культуры, и достоверная объективная и всесторонняя ее характеристика. Однако обобщающее исследование истории корейской фортепианной культуры ни в Корее, ни в России, ни в каких-либо иных странах пока еще не создано. Сказанным обосновывается актуальность темы реферируемой диссертации.

Степень разработанности проблемы.

Среди работ, имеющих прямое отношение к теме диссертации в первую очередь нужно назвать книгу на корейском языке «100 лет европейской музыки в Корее», написанную тремя корейскими музыковедами, профессорами корейских университетов Ли Ган Суком, Ким Чхун Ми, Мин Гён Чханом. В этой книге собрано и систематизировано большое количество фактов из истории западноевропейской музыкальной культуры в Корее от начала ее проникновения в Корею до конца 20 века. Хотя характеристика именно фортепианной культуры Южной Кореи не является специальной задачей этой книги, в этой монографии собран и хронологически систематизирован ряд значимых фактов из истории фортепианной культура Кореи, а потому этот труд нужно считать одним из важных источников информации по избранной нами теме. В процессе написания настоящей диссертации мы постоянно соотносили полученные нами данные с фактологией этой книги.

К группе работ по истории музыкальной культуры Кореи нужно отнести и написанные на корейском языке общие монографии по истории музыки Кореи, а также статьи, в которых исследуется какие-то частные вопросы истории музыки Кореи, а также работы по истории традиционной корейской музыки. В этом же ряду исследований, в частности, назовем и ряд написанных корейцами и защищенных в последние годы в России диссертаций, посвященных разным проблемам современной корейской музыки. Имеются также диссертации, посвященные различным проблемам музыкального образования, в частности, о проблеме подготовки руководителя любительского оркестра, проблемам образования корейских композиторов, а также о структуре высшего образования в Южной Корее. Хотя названные работы и диссертации имеют лишь косвенное отношение к теме реферируемой диссертации, само их множество, равно как и разнообразие их тем, говорят о растущем внимании к проблематике корейской музыки в последние годы в России. Реферируемая диссертация находится в русле подобных исследований.

Важной группой работ, имеющих уже непосредственное отношение к теме нашего исследования и написаных преимущественно на корейском языке, являются статьи по истории фортепианной музыки в Корее. В их числе в первую очередь нужно назвать содержательную серию написанных на корейском языке статей Юн Хе Гён «Корейская фортепианная музыка и её родословная». В этих статьях содержатся важные факты по хронологии передачи традиции от учителя к ученикам и, в том числе, схемы «генеалогических древ», наглядно отображающих передачу традиции между учителем и учениками в истории формирования корейской национальной фортепианной школы. Эти фактические данные и ряд схем положены в основу настоящего исследования; мы дополняем их по мере возможности своими данными, а также делаем определенные хронологические уточнения. Поскольку в статьях Юн Хе Гён корейская фортепианная школа характеризуется обособленно, в них, как правило, отсутствуют данные о конкретных педагогах, у которых учились корейские пианисты за границей, что мешает конкретизировать влияние на корейскую фортепианную школу других национальных фортепианных школ. В реферируемой диссертации мы, по мере возможности, пытаемся восполнить эти пробелы. В названной серии статей отсутствуют и обобщения о развитии корейской фортепианной культуры и вообще не затрагиваются многие важные вопросы, имеющие к этому прямое отношение, - такие, как система образования, экономический фактор влияния на культуру, материальные предпосылки культуры и т. п. Вследствие этого названная серия статей имеет несравненно более узкую проблематику, нежели реферируемая диссертация, и потому никак не может предвосхищать сделанных нами выводов.

В этом же ряду нужно назвать корейскоязычные работы уже другого рода: посвященные истории отдельных корейских вузов и других учебных заведений, имеющих музыкальные факультеты, или же специальные работы, посвященные отдельным выпускам музыкальных факультетов корейских университетов и школ и судьбе выпускников. Такие брошюры и статьи дают дополнительный фактический материал для нашего исследования, однако ставят перед собою совсем другие цели, нежели реферируемая диссертация. Сюда же нужно отнести и корейскоязычные статьи о корейских пианистах нового поколения, а также многочисленные творческие портреты корейских пианистов прошлого и наших дней. И эта группа статей, как и названные выше работы, не содержит никаких обобщений по истории корейской фортепианной культуры, однако представляет для таких обобщений конкретный фактический материал. К этой же группе работ нужно отнести и корейскоязычные работы о новой корейской фортепианной музыке, сочиненной современными корейскими композиторами.

Важной группой работ, имеющих уже непосредственное отношение к теме нашего исследования, являются работы о музыкальном образовании и, в частности, о музыкальном образовании и профессиональной подготовке пианистов в Корее.

Прежде всего назовем здесь выполненную в корейском университете Ихва диссертацию на степень магистра корейского методиста Ким Хе Ын «Исследование особенностей американских учебников по фортепиано». В этой диссертации сделан подробный методический анализ ряда немецких, американских и английских школ, подобный тому, какой в свое время сделал Л. А. Баренбойм в книге «Путь к музицированию». Примечательно, что в диссертации Ким Хе Ын проанализирован целый ряд немецких, американских и английских школ (более десятка), о которых вообще не упоминается в книге Л. А. Баренбойма. Кроме этого в исследовании Ким Хе Ын сделан и подробный методический анализ нескольких новейших корейских школ, созданных с использованием прогрессивных идей американских и английских пособий. Содержащийся в диссертации Ким Хэ Ын материал мы критически рассматриваем в одном из разделов третьей главы нашей диссертации.

Назовем здесь также русскоязычную диссертацию на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Ким Ми Ёнг «Содержание начального обучения игре на фортепиано в детских музыкальных школах и колледжах Республики Корея» и публикации по этой теме. Если судить об этой диссертации только по формулировке ее темы и по ее автореферату, то может создаться впечатление, что эта работа имеет непосредственное отношение к теме нашего исследования. Однако знакомство с самим текстом диссертации Ким Ми Ёнг свидетельствует об обратном. Краткое и самое общее изложение истории проникновения западной музыкальной культуры в Корею (всего на четырех страницах) и еще более краткая характеристика корейского музыкального образования и системы подготовки корейских пианистов в детских музыкальных школах (хагвонах) и музыкально-образовательных учреждениях среднего звена (Средних и Старших школах искусств и колледжах) даны только во Введении. Первый и второй разделы первой главы диссертации Ким Ми Ёнг, посвященные, соответственно, истории возникновения фортепиано в Западной Европе от изобретения до современности и истории методики обучения игре на фортепиано в европейских странах, имеют весьма общий и реферативный характер. Во второй главе излагается разработанная Ким Ми Ёнг методика обучения игре на фортепиано с использованием опыта российской системы подготовки пианистов в российских ДМШ. Эта система, по мысли автора, пригодна и эффективна для обучения корейских детей в хагвонах. Об организации учебного процесса в корейских школах и колледжах и о содержании реально применяемой там сегодня методики обучения в тексте самой диссертации практически ничего не говорится. Видимо именно в этом смысл странного подзаголовка в скобках после названия диссертации Ким Ми Ёнг: «(На материале Российской фортепианной щколы)». Непонятно вообще, каким образом о содержании начального обучения в корейских музыкальных школах и колледжах можно судить по материалам российской фортепианной школы. В списке использованной литературы к диссертации Ким Ми Ёнг нет ни единой работы ни на корейском, ни на каком-либо ином иностранном языках. В тексте диссертации Ким Ми Ёнг имеется к тому же и следующее удивляющее утверждение: «В корейской музыкально-педагогической науке отсутствует аналитическое обобщение имеющейся специальной литературы по данной тематике. Кроме того, в научно-методических и образовательных учреждениях, учебных библиотеках нет специальной узконаправленной литературы по обучению детей и юношества в музыкальных учебных заведениях». С этим согласиться никоим образом невозможно. На самом деле на корейском языке существует огромная переводная и оригинальная методическая литература, в которой обсуждаются самые различные вопросы методики обучения на фортепиано; часть этой литературы, насчитывающей сотни названий, приведена в списке использованной литературы в нашей диссертации, а краткий обзор ее дан в специальном разделе в последней главе. Значительная часть этой литературы опубликована в Корее в специальном журнале The Piano, который имеется в музыкальной библиотеке любого южнокорейского университета. В интернете имеются и списки переводных и оригинальных корейских монографий на методические темы, имеющихся в библиотеках университетов. Назовем здесь и уже упоминавшуюся выше магистерскую диссертацию Ким Хе Ын, в которой достаточно серьезно анализируются немецкие, американские, английские и корейские учебные пособия и школы для начинающих, на материале которых строится обучение в корейских школах (хагвонах). Можно лишь сожалеть, что вся эта специальная литература оказалась неизвестной Ким Ми Ёнг. Резюмируя, нужно признать прежде всего, что уже сама тема диссертации Ким Ми Ёнг сформулирована неудачно; диссертация Ким Ми Ёнг не имеет прямого отношения к теме нашего исследования, а проблематика ее лежит совсем в другой плоскости; автор обнаружил незнание специальной литературы по теме исследования, и эта диссертация никоим образом не предвосхищает наших выводов.

Среди русскоязычных работ, имеющих прямое отношение к нашей теме, назовем диссертацию Бэк Хи Сук  «Фортепианное искусство, педагогика и образование в Южной Корее (ХХ век)». Диссертация Бэк Хи Сук состоит из трех глав. В первой главе рассматривается история развития фортепианной педагогики и образования в Корее. В этом историческом процессе выделяются три основных этапа: (1) этап внедрения (1885-1930), подразделенный на «ранний период» (1885-1910), когда произошло слияние Кореи и Японии; «период активизации» (1910-1919), когда были организованы первые специальные образовательные учреждения; «период первоначальной стабилизации» (1920-1930), когда были учреждены официальные музыкальные отделения, и фортепианное образование стало распространяться; (2) этап «творческой оптимизации» (1931-1953), ознаменованный становлением университетского образования; и (3) этап развития (1953 - настоящее время), ознаменованный открытием музыкальных отделений во многих университетах и организацией все более широкой сети средних школ искусств, дающих возможность получать полное среднее образование. Отметим сразу же, со своей стороны, что с предложенной Бэк Хи Сук периодизацией согласиться невозможно, поскольку на «этап творческой оптимизации» попадает такое страшное историческое событие, как Корейская война, унесшая жизни от 1,5 до 3 млн. корейцев и разрушившая 44% зданий, 68% индустриальных предприятий и 42% промышленного оборудования, вследствие чего население многие годы жило в страшной нищете; большинство музыкальных учереждений, действовавших в предыдущий период, вообще перестали существовать, сами музыканты служили в армии, сочинялись военные песни и т. д. Понятно, что ни о какой «творческой оптимизации» в этот период на самом деле не могло быть и речи. Обращаясь к характеристике Бэк Хи Сук послевоенного этапа развития фортепианной культуры, приходится удивляться уже тому, что здесь ни слова не сказано о беспрецедентном в мировой истории экономическом подъеме Южной Кореи, который дал мощнейший импульс последующему развитию корейской культуры. Такая трактовка истории корейской фортепианной культуры, разумеется, никак не может нас удовлетворить. Вторая глава диссертации Бэк Хи Сук, посвященная исследованию фортепианной музыки корейских композиторов, написанной в послевоенный период, более содержательна: здесь обобщена фактология относившихся к этому культурных событий, а также дана своя систематизация фортепианных произведений корейских композиторов по жанрам (правда, не совсем удачная) и проанализированы некоторые из этих сочинений. Данные из этой главы мы критически рассматриваем в нашей диссертации при характеристике современного состояния корейской фортепианной культуры. Третья глава диссертации Бэк Хи Сук посвящена сопоставлению методических принципов выдающихся пианистов и педагогов Кореи и России и построена следующим образом: здесь сначала даны развернутые характеристики трех выдающихся корейских педагогов прошлого (Ким Ён Хван, Ким Вон Бок, Чон Чин У) и шести современных фортепианных педагогов (Чо Сам Чжин, Ким Мён Чжин, Ким Ён Бэ, Ким Ён Хо, Чо Сук Хён, Кан Чун Мо) и выявлены черты общности их методики преподавания, а после этого то же самое сделано в отношении российских педагогов К. Н. Игумнова, А. Б. Гольденвейзера, Г. Г. Нейгауза, С. Е. Фейнберга и Л. Н. Оборина; в заключительном же разделе главы прослеживается общность идей в методике преподавания игры на фортепиано музыкантов Кореи и России. Автор, в частности, пишет: «Основополагающие принципы фортепианной педагогики сформировались под прогрессивным влиянием зарубежных (и прежде всего российских) фортепианно-педагогических школ и на основе накопления национального корейского опыта в методике преподавания фортепиано». По этому поводу, со своей стороны, выскажем следующее. Во-первых, удивляет сама подборка имен корейских педагогов, избранных для этого сопоставления: среди педагогов прошлого здесь отсутствует такая значимая и масштабная фигура для корейской национальной фортепианной школы, как Ли Э Нэ, научившая множество видных пианистов и в том числе Чон Чжин У, а среди педагогов современности не назван целый ряд пианистов-педагогов, принесших молодому поколению корейских пианистов мировую славу. Во-вторых, прямое влияние российской фортепианной школы на фортепианную школу Южной Кореи было абсолютно невозможно вследствие отсутствия дипломатических отношений между СССР и Республикой Корея и полного отсутствия каких-либо культурных связей между двумя странами в этот период. Этот тезис совершенно очевиден и не нуждается в дополнительных подтверждениях. Прямое влияние российской фортепианной школы на южнокорейскую стало возможно только после проведения Олимпиады 1988 года в Южной Корее, когда изменилась политика южнокорейского правительства в отношении России, и вследствие этого южнокорейские студенты получили возможность учиться в российских консерваториях, а российские пианисты и педагоги получили возможность преподавать в Южной Корее. Известнейшие советские мастера фортепианной педагогики, названные в диссертации Бэк Хи Сук в качестве ключевых фигур русской фортепианной школы и перечисленные выше, как раз не оказали - и не могли оказать - на южнокорейскую фортепианную школу ровно никакого влияния. Основное влияние на развитие корейской фортепианной школы оказала, не российская, а японская, американская и немецкая фортепианные школы, что показано в двух последних главах нашей диссертации. Резюмируем: несмотря на то, что в диссертации Бэк Хи Сук были собраны некоторые важные факты и проделан определенный этап работы на пути к созданию истории фортепианной культуры Кореи, ввиду недооценки автором исторического и экономического факторов влияния на культуру страны такая история все-таки не была написана. Тенденциозным, произвольным и неисторичным выглядит и прямолинейное преувеличение влияния российской пианистической школы на методику преподавания фортепиано в Южной Корее. Неточно определены и ключевые фигуры в истории корейской фортепианной школы. Поэтому фактология, собранная автором, должна быть вновь тщательно перепроверена, дополнена и переосмыслена под иным историческим углом зрения, в чем мы видим одну из задач нашей диссертации.

Среди русскоязычных работ по музыкальному образованию в Южной Корее нужно упомянуть и диссертацию Ким Ми Дя на соискание ученой степени кандидата педагогических наук на тему: «Теоретико-методические основы обучения музыке детей в начальной школе Республики Корея». Эта диссертация и публикации по ее теме посвящены методике преподавания музыки на уроках в общеобразовательной школе, а потому имеют к проблематике настоящего исследования лишь косвенное отношение. Однако в этой диссертации очень хорошо сформулировано понимание роли учителя в менталитете корейских детей, что мы будем иметь в виду далее при анализе успехов корейцев в овладении фортепианным мастерством.

К группе работ по музыкальному образованию в Южной Корее относятся статьи на корейском языке, в которых ставятся и обсуждаются стратегические вопросы политики музыкального образования; анализируется процесс обучения детей в корейских детских музыкальных школах (хагвонах); анализируется и обсуждается процесс подготовки профессиональных пианистов; подводятся итоги функционирования корейской системы музыкального образования за определенный отрезок времени; обсуждаются возможные пути развития корейского музыкального образования. Все эти статьи представляют для нас определенный интерес, поскольку дают материал для нашего исследования.

Особую группу изданий – монографий и статей – образует обширная корейская специальная литература по методике обучения игре на фортепиано. Вся эта литература, взятая в целом, разумеется, имеет непосредственное отношение к теме нашего исследования, поскольку косвенно характеризует уровень развития методической мысли в Южной Корее. Однако мы не включаем ее в настоящий обзор, поскольку сам обзор ее уже является самостоятельной сложной задачей и частью нашей диссертации и сделан в специальном разделе последней ее главы.

Обращаясь к справочным изданиям, назовем два, имеющих непосредственное отношение к нашей теме: «Справочник по пианистам», составленный Но Бён Нам, содержащий самые общие сведения обо всех известных корейских пианистах и педагогах на момент издания этой книги, и содержательный справочник, выполненный под руководством профессора Чон Чжи У «Малый словарь фортепианной музыки».

Завершая обзор, остается назвать и изданную в Сеуле на корейском языке нашу брошюру «История фортепианной музыки в Корее», в которая в краткой форме предвосхищает материал второго раздела третьей главы нашей диссертации.

Из изложенного здесь краткого обзора специальной литературы следует, что наша диссертация является первым развернутым и обобщающим исследованием истории фортепианной культуры Южной Кореи в современной специальной литературе как на русском, так и на корейском языках.

Объект и предмет исследования. Конкретизируя то, что имеется в виду под историей фортепианной культуры, отметим, что, во-первых, – это прежде всего люди: учителя фортепианной игры и их ученики, ученики учеников, через которых происходит передача традиций обучения и фортепианного мастерства изустно, непосредственно от учителя к ученику, а нередко - и от одного ученика к другому. Во вторых, - это еще и очень сложный процесс общественной и культурной жизни страны, в котором одновременно взаимодействуют сотни самых разных составляющих: события общей истории (мир, война, раздел страны, свобода или запрет передвижения из страны в страну и т. п.); экономика государства (экономический спад или подъем, рост или падение доходов семьи, отсутствие в стране музыкальных инструментов или развертывание их производства т. д.); история культуры страны и, в частности, история музыкальной культуры и музыкального образования; деятельность музыкального менеджмента; организация фортепианных конкурсов разного уровня; менталитет нации (этнические национальные традиции отношения к образованию, к воспитанию ребенка, послушание ребенка в семье и в школе, приучение ребенка к труду, традиции отношения к обучению и к личности учителя, социальный престиж образования и т. п.). Все это – и многое другое – в совокупности позволяет характеризовать фортепианную культуру в относительной полноте. Все эти разнообразные явления представляют собою объект исследования нашей диссертации. Предметом исследования в диссертации является то, как, в какой степени и какой своей стороной все названное влияет на развитие фортепианной культуры.

Целью исследования является многосторонняя (в указанном выше смысле) обобщающая характеристика истории фортепианной культуры Южной Кореи от Корейской войны (1950-53 годы) до современности (характеристика фортепианной культуры в Северной Корее не входит в нашу задачу).

3роизошедшим в Южной Корее после Корейской войны и создавшим необходимые материальные предпосылки для интенсивного развития корейской культуры и образования в целом; (2) политической открытостью страны после Корейской войны для иностранных культурных влияний; (3) менталитетом корейцев, основанном на конфуцианском мировоззрении, которому свойственны традиционное понимание приоритетной роли учителя, природная дисциплинированность и настойчивость в работе, аккуратность, трудолюбие, терпеливость и оптимизм.

Задачами исследования являются: (1) определение общей периодизации в истории корейской фортепианной культуры и последовательная характеристика отдельных этапов развития фортепианной культуры Южной Кореи; (2) характеристика создания материальной основы для развития фортепианной культуры в Южной Корее; (3) характеристика поколений корейских пианистов и педагогов, а также выдающихся концертирующих пианистов современности; (4) сравнительная характеристика системы музыкального образования пианистов в Южной Корее и в некоторых других странах (Германии, Австрии, США, России); (5) характеристика иностранных влияний на развитие корейской фортепианной культуры; (6) жанровая и стилистическая характеристика фортепианной музыки современных корейских композиторов; (7) обзор национальных фортепианных конкурсов, проводимых в Южной Корее; (8) обзор корейскоязычной переводной и оригинальной методической литературы по вопросам пианизма и методики фортепианного обучения.