DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 15.09.2010

Материалы

загрузка...

Международно-правовые аспекты защиты меньшинств

Дехканов С.А., 15.09.2010

 

создавать и поддерживать свои собственные образовательные, культурные и религиозные учреждения и организации;

устанавливать и поддерживать контакты между собой в пределах своего государства, а также через границы с гражданами других государств, с которыми они имеют национальное происхождение, культурное наследие или религиозные верования;

исповедовать свою религию и осуществлять религиозную деятельность в области образования на своем родном языке;

распространять информацию, обмениваться информацией на своем родном

создавать организации в пределах своего государства и участвовать в деятельности международных неправительственных организаций и др.

Права человека основаны на принципе равенства всех людей. Любые лица имеют право пользоваться правами человека независимо от того, принадлежат ли они к большинству или меньшинству населения государства. Нормой международного права является то, что нарушение прав человека не является внутренним делом государства и в случае их нарушения возникают правовые основания для вмешательства международного сообщества. Отделение прав меньшинств от прав человека приводит к ситуации двойных стандартов, когда международное сообщество неодинаково реагирует на факты единичного и массового нарушения прав человека.

Это характерно для всех меньшинств, независимо от того, проживают ли они компактно или нет. Требования меньшинств, как правило, касаются вопросов предоставления возможностей для их развития. Международно-правовой подход к вопросу защиты меньшинств должен быть единым, а формы осуществления защиты могут быть различными, с учетом специфики особенностей конкретных меньшинств, условий их расселения и возможных требований и т.д.

Таким образом, на современном этапе в международном праве прослеживается общий подход международного сообщества к проблемам меньшинствам, который связывается с выработкой правовых норм для меньшинств с целью поддержания и развития их самобытности, включая вопросы сохранения национальной культуры, родного языка, религии, гарантий политических, экономических, социальных и т.п. прав, которые в полной мере лежат в рамках защиты общепризнанных прав человека и обеспечивают лицам, принадлежащих меньшинствам, возможность интегрироваться в общество государства в качестве полноценных и равных членов.

Проведенный анализ международно-правовых документов показывает, что права меньшинств отличаются от прав человека тем, что сосредоточены либо на правах отдельных групп, либо на правах отдельных лиц, представляющих такие группы. Права меньшинств закреплены в рамках документов, касающихся прав человека, которые являются всеобщими и должны применяться в равной степени ко всем. Права меньшинств не содержат других прав, которые бы не входили в категорию прав человека.

Задача охраны меньшинств состоит в предоставлении лицам, принадлежащим меньшинствам, возможности принимать участие в жизни общества на равных основаниях с представителями большинства населения, сохраняя в то же время свою самобытность, особенности и традиции своей жизни. Отделение прав меньшинств от прав человека приводит к ситуации двойных стандартов, когда международное сообщество неодинаково реагирует на факты единичного и массового нарушения прав человека.

Важным принципом эффективной защиты меньшинств в контексте защиты прав человека является принцип недопущения дискриминации. Соблюдение прав и свобод лиц, принадлежащих меньшинству, становится невозможным также при нарушении коллективных прав всего меньшинства. Нарушение прав меньшинств в большинстве случаев происходит как нарушение их коллективных прав. В общем смысле права лица, принадлежащего меньшинству, не имеют для него смысла, если меньшинство, которому лицо принадлежит, не распоряжается своей судьбой.

Коллективные права меньшинств не должны уравниваться с правами человека, однако защита прав лиц, принадлежащих меньшинствам, часто бывает невозможной без обеспечения коллективных прав меньшинств. Осуществление многих индивидуальных прав часто основывается на коллективных действиях, например, праве использования родного языка, праве на свободу ассоциаций, сохранения религии, развития культуры, включая литературу, историю и т.п. Индивидуальные права меньшинств также могут предполагать право пользования коллективным достоянием, например, территорией, ресурсами, окружающей средой и т.п.

3.2. Меньшинства и международно-правовой принцип самоопределения наций и

Наиболее спорной нормой, которая обсуждается, применительно к коллективным правам меньшинств, является принцип самоопределения народов. Сущность и правовое содержание принципа самоопределения наций и народов, борющихся за независимость, устанавливались в рамках движения против колониального господства. СССР активно участвовал в становлении и закреплении данного принципа в период борьбы с колониальным господством в мире. Как отмечал Г.И.Тункин: «Направленный, прежде всего, на борьбу против колониальной системы империализма принцип самоопределения наций, выдвинутый Советским государством, встретил решительное сопротивление колониальных держав. В результате указанный принцип лишь почти через 30 лет стал нормой общего международного права». «Рост влияния Советского Союза на международной арене…обеспечили включение принципа самоопределения наций в Устав ООН... и таким образом [он] был закреплен как один из основных принципов современного международного права».

Однако, уже то время принцип самоопределения народов, борющихся за независимость, вызывал острые дискуссии в доктрине международного права. «Некоторые представители буржуазной доктрины международного права пытались доказать, что этот принцип вообще не является принципом международного права». Активными противниками включения данного принципа в качестве международной нормы были профессор из США С.Иглтон и французский профессор М.Сибер.

М.Сибер называл принцип самоопределения народов «гипотетическим и ложным», содержащим в себе «зародыш борьбы и разрушения» государства, а его продвижение и закрепление в Уставе ООН как протекторат СССР над законотворчеством ООН. М.Сибер призывал к установлению «разрешительной системы» в использовании народами права на самоопределение, ограничивая применение данного принципа узкими рамками. Он требовал соблюдения ряда условий, которые должны быть предварительно констатированы ООН, при осуществлении народами права на самоопределение. С.Иглтон рассматривал данный принцип как моральный, не нуждающийся в письменном закрепление в документах ООН, которое вызвано давлением СССР на систему ООН.

История вопроса о праве народов на самоопределение отбрасывает нас к концу XIX - началу ХХ века. Ранее в VIII-IX веках появились теории «народного суверенитета», как промежуточной ступени в становлении понятия самоопределения народа как источника власти. Теории суверенитета связывают с именами Дж.Локка и Ж.Ж.Руссо, а массовое распространение идеи суверенитета – с достижениями революций в Северной Америке 1775-1783 годов и во Франции 1789-1799 годов, в результате которых национальная идея закрепилась в международном сообществе. Американская Декларация независимости 1776 года, появившаяся в результате борьбы североамериканских колоний за независимость от Англии, провозглашает право народа изменять или уничтожать форму правления, если та стала проявлять абсолютизм и деспотизм.

Впервые понятие «самоопределение народов» прозвучало на Берлинском конгрессе 1878 года, получив широкое признание со стороны идеологов социалистических движений. В 1896 году право народов на самоопределение было признано Конгрессом II Интернационала в Лондоне. Во время Первой мировой войны 1914 года государства, принимавшие в ней участие, выступали под лозунгом освобождения и самоопределения народов, проживающих на территориях противника. На этом этапе принцип самоопределения народов был использован в качестве движущей силы для образования национальных государств.

В.Вильсон под влиянием идеи национального государства и принципа «один народ - одно государство», популяризировал идею «права на самоопределение наций», а в феврале 1918 года призвал положить конец межнациональным конфликтам и руководствоваться на мирных переговорах стремлением удовлетворить «все четко определенные национальные интересы, без создания новых причин для раздора и увековечивания старых».

В соответствии с призывом В.Вильсона Парижская мирная конференция 1919 года изменила границы, образовав новые государства и расселив национальные группы, однако проведения межгосударственных границ строго по национальному признаку оказалось невозможно вследствие исторических миграций и смешивания групп. Именно для тех групп, члены которых оказались в «чужих» государствах, в рамках Лиги Наций была создана система защиты меньшинств, предусматривающая не только защиту против дискриминации в отношении политических и гражданских прав, но и прав в области образования, религии и языка и т.п.

В период образования Лиги Наций ее организаторы попали в затруднительное положение в связи с отсутствием критериев к тем, кто мог бы стать ее членом. Такие критерии были сформулированы впоследствии в Заключительной конвенции Международной конференция в Монтевидео 1933 года, в которой были перечислены следующие признаки государства: наличие определенной территории; постоянное население; существование эффективного правительства; способность государства вступать в отношения с другими государствами.

Содержание нормы международного права о самоопределении народа подвергалось экспертной оценке в рамках Лиги Наций в контексте вопроса об Аландских островах. Решением экспертов было признано, что норма о самоопределении народа не может быть признана в международном праве как императивная норма jus cogens, причем особые возражения вызвало признание права на отделение. Согласно ст.10 Статута Лиги Наций ее члены обязуются уважать и сохранять против всякого внешнего вторжения территориальную целость и существующую политическую независимость всех членов Лиги.

В середине ХХ века международное сообщество вновь обратилось к содержанию принципа самоопределения народов, в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН о бывших колониях, обретающих независимость. События Второй мировой войны 1945 года заставили международное сообщества отказаться исключительно от «национального» наполнения нормы о самоопределении и учитывать группы, имеющие отличные признаки. Известно, что самоопределение колонизированных народов Африки в основном проходило не по национальному признаку.

На VII сессии Генеральной Ассамблеи ООН 1952 года была принята Резолюция «Право народов и наций на самоопределение, в которой подчеркивалось, что «право наций на самоопределение является предпосылкой для пользования во всей полноте правами человека… население несамоуправляющихся и подопечных территорий имеет право на самоопределение, а государства, отвечающие за управление этими территориями, должны применять практические меры для реализации этого права».

Декларация ООН о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 года также утверждает право всех народов на самоопределение. Статья 2 Декларации провозглашает, что «все народы имеют право на самоопределение; в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие», однако, согласно ст.6 Декларации любая попытка разрушения национального единства и территориальной целостности государства не совместимы с целями и принципами Устава ООН.

Суть права народов на самоопределение в период деколонизации заключалась именно в обретении народом собственной государственности. В советской юридической доктрине принцип самоопределения также в основном рассматривался с точки зрения борьбы народов за собственную государственность. Спад накала колониальной борьбы и обретение желаемого статуса подмандатными несамостоятельными территориями, а также рост сепаратистских, экстремистских и террористических движений под предлогами нарушения прав и свобод человека и борьбы за независимость ставят мировое сообщество перед необходимостью переоценки содержания принципа самоопределения народов, борющихся за независимость.

В.С.Иваненко справедливо пишет, что «к концу XX века стало ясно, что данный принцип, закрепленный в международном праве в период колониальных империй как правовая основа и средство борьбы зависимых народов против колониализма и практически выполнивший свою правовую миссию, во многих странах стал часто использоваться социальными, религиозными, националистическими силами в сепаратистских целях, приводящих к нарушению законных прав и интересов других наций и народов, проживающих на территории данных государств. Эта проблема создает серьезную угрозу международной стабильности XX века».

Отношение к принципу самоопределения народов остается весьма противоречивым. В отечественной науке международного права самоопределение народов признается принципом международного права, причем ряд авторов относят его к нормам jus cogens, а в зарубежной науке вообще не признается сам факт существования этой нормы, тем более как принципа международного права.

Принцип самоопределения народов упоминается в следующих международно-правовых источниках в: Уставе ООН 1945 г.; Декларации о принципах международного права 1970 г.; Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 г.; Конвенции ЮНЕСКО о борьбе с дискриминацией в области образования 1960 г.; Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г.; Декларации о недопустимости вмешательства во внутренние дела государств, об ограждении их независимости суверенитета 1965 г., Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г.; Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.; Декларации социального прогресса и развития 1969 г.; Хартии экономических прав и обязанностей государств 1974 г.; Хельсинском Заключительном акте СБСЕ 1975 г.; Декларации о воспитании народов в духе мира 1978 г. и др.

О праве на самоопределение в контексте прав меньшинств говорится в более поздних документах, направленных на защиту меньшинств: Конвенции МОТ №169 о дискриминации в области труда и занятости 1989 года; Итоговом документе Копенгагенской встречи Конференции СБСЕ по человеческому измерению 1990 года; Европейской хартии о региональных языках и языках меньшинств 1992 года; Декларации ООН о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам 1992 года; Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств 1995 года.

Принцип самоопределения содержится в ст.1 и ст.55 Устава ООН 1945 года, он имеет общий характер и распространяет право на самоопределение как императивную норму, обязательную для всех субъектов международного права, на все народы. Устав не определяет, что понимается под термином «народы», не указывает порядок его применения и не устанавливает нормы о том, как это право должно реализовываться.

Примечательно, что принципы международного права изложены в ст.2 Устава ООН, однако принцип равноправия и самоопределения народов в положениях настоящей статьи отсутствует. Вместе с тем, Устав ООН утвердили принцип самоопределения в классическом его понимании, этот принцип стал одним из основных принципов международного права наряду с другими: принципом территориальной целостности государства; принципом неприкосновенности государственных границ; уважения прав и свобод человека и др., которые по своему значению и важности не уступают принципу самоопределения

Очевидно, что принцип права народов на самоопределение следует рассматривать в контексте с другими принципами международного права. Поэтому в каждом конкретном случае правосубъектность народов, борющихся за свою независимость, должна определяться с учетом конкретных исторических обстоятельств и только в совокупности с анализом императивных принципов международного права.

Несмотря на юридическое закрепление в Уставе ООН, многие юристы отрицают правовой характер принципа самоопределения, объясняя его политической выгодой. Основным аргументом при этом является то, что субъектом этого права становится не государство, а народ, являющийся субъектом внутригосударственного, а не международного права, что придает ему лишь моральное значение и не позволяет причислить к принципам международного

В Уставе ООН подчеркивается, что среди других целей организации стоит также цель: «развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов». Если подходить к проблеме самоопределения не со взаимоисключающих, а взаимодополняющих позиций принцип самоопределения будет вести не к отделению с целью создания нового государства, а в сторону развития самостоятельности и самобытности народа в рамках существующих государственных границ.

В ст.1 обоих Международных Пактов о гражданских и политических правах и об экономических, социальных и культурных правах человека 1966 года говорится: «Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно определяют свой политический статус и беспрепятственно осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие». Пакты не дают определения понятию «народ», но рассматривают его в качестве носителя коллективных прав, реализация которых является предварительным условием действительного осуществления прав человека и основных свобод, предъявляемым отдельным лицам. Пакты не указывают на принцип самоопределения для меньшинств, при этом в Пактах упоминаются права лиц, принадлежащих к меньшинствам, а не права меньшинств, которые имеют право сохранять свою культурную, языковую и религиозную самобытность.

Включение коллективного права на самоопределение в Международные пакты 1966 года, повлияло на политические процессы в мире и вызвало широкую дискуссию, в ходе которой это коллективное право народов рассматривалось в качестве основы всех других прав человека.

Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами 1970 года раскрывает принцип равноправия и самоопределения народов как применимый исключительно к ситуации с колониализмом и указывает, что «в силу принципа равноправия и самоопределения народов... все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие...».

В Декларации уточняются формы самоопределения. К числу способов осуществления народом своего права на самоопределение Декларация относит: создание суверенного и независимого государства; свободное присоединение к независимому государству; свободное объединение с независимым государством; установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом.

Декларация 1970 года разделяет права народов и права меньшинств, но не упоминает о праве меньшинств на самоопределение. В ее преамбуле провозглашается, что принцип равноправия и самоопределения народов является существенным вкладом в современное международное право.