DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 15.08.2011

Материалы

загрузка...

Концептуальные основы корпоративной (коллективной) уголовной ответственности

Антонова Елена Юрьевна, 15.08.2011

 

- уголовно-правовые средства борьбы с общественно опасными деяниями коллективных образований эффективнее по сравнению с гражданско-правовыми и административными методами;

- Россия обязана учитывать международные стандарты и рекомендации, в том числе касающиеся уголовно-правовых методов борьбы с общественно опасными деяниями, совершаемыми коллективными образованиями;

- на международном уровне государства оказывают правовую помощь друг другу в преследовании преступников часто только по уголовным делам, а неправомерная (общественно опасная) деятельность корпораций носит все более транснациональный характер.

3. Доказывается факт несоблюдения законодателем при конструировании норм административного и уголовного права правил законодательной техники, в соответствии с которыми в процессе межотраслевой дифференциации должна обеспечиваться преемственность в видах юридической ответственности, а в законе должны четко определяться разграничительные признаки смежных деяний, включаемых в различные отрасли законодательства. Делается заключение о том, что для соблюдения данных правил законодатель должен распространить уголовную деликтоспособность на коллективные образования.

4. Сделан вывод о том, что корпоративная (коллективная) уголовная ответственность должна осуществляться только в тех случаях, когда иные меры (гражданско-правового, административного характера), применяемые к коллективным образованиям, не способны восстановить социальную справедливость и предотвратить совершение новых деяний, причиняющих или способных причинить ущерб (вред) общественным отношениям, охраняемым уголовным законодательством.

В основу межотраслевой дифференциации юридической ответственности предлагается положить такой критерий, как характер и степень общественной опасности деяния. Соответственно, уголовная ответственность должна наступать как в случае совершения деяний, посягающих на наиболее ценные общественные отношения, блага, интересы, охраняемые только рамками уголовного законодательства, так и в случае совершения деяния, которое по характеру общественной опасности соответствует и преступлению, и административному правонарушению, но по степени общественной опасности признается преступным.

Степень общественной опасности зависит от способа, обстановки совершения деяния, тяжести наступивших последствий, формы вины и других обстоятельств содеянного, а также общественной опасности лица (в том числе коллективного), совершившего это деяние. Общественная опасность коллективных образований определяется не только тем вредом, который причиняется или может быть причинен в результате осуществления неправомерной (общественно опасной) деятельности, но и преступной корпоративной культурой, т.е. политикой, способом правления, курсом деятельности или практикой корпоративного (коллективного) образования в целом или его структурных подразделений, в процессе которых незаконная деятельность от имени и (или) в интересах корпоративного (коллективного) образования допускается, поощряется либо является результатом попустительства лиц, осуществляющих функции его управления.

5. Анализ основных подходов к определению понятия «корпоративная преступность» в зарубежных странах выявил широкий диапазон трактовки данного явления от полного отождествления корпоративной преступности с «беловоротничковой» либо экономической преступностью до понимания корпоративной преступности как совокупности преступлений, совершаемых легальными предприятиями.

Сформулирована авторская концепция корпоративной преступности, в соответствии с которой «беловоротничковая» и корпоративная преступность – это два взаимосвязанных и взаимодополняющих, но не взаимозаменяемых явления. Более того, в одних случаях «беловоротничковая» преступность является инструментом корпоративной преступности, а в других – корпорации сами становятся жертвами преступлений, совершаемых ее служащими.

Критерием отграничения «корпоративной» преступности от «экономической» является объем тех общественных отношений, которые выступают в качестве объекта данных противоправных деяний. Их объем совпадает лишь в случае совершения коллективным субъектом экономических преступлений. Но по своему характеру преступления, совершаемые от имени и (или) в интересах юридического лица, могут посягать на личные права и свободы граждан, экологическую и общественную безопасность, здоровье населения и общественную нравственность, общественные отношения в сфере компьютерной информации, интересы государственной власти, мир и безопасность человечества. Соответственно, корпоративная преступность посягает на большее количество объектов.

6. Выработаны авторские определения категорий: «преступность коллективных образований (корпоративная преступность)», «преступление коллективного (корпоративного) образования», «субъект преступления (уголовной ответственности)», «коллективный субъект преступления (уголовной ответственности)», «коллективная уголовная ответственность».

6.1. В уголовно-правовом смысле преступность коллективных образований (корпоративная преступность) охватывает всю совокупность общественно опасных деяний, совершаемых коллективными (корпоративными) образованиями и признанных национальным или международным уголовным законодательством в качестве преступления.

С криминологической точки зрения преступность коллективных образований (корпоративная преступность) – это относительно массовое, организованное, исторически изменчивое, общественно опасное явление, состоящее из совокупности преступлений, совершаемых с целью достижения экономических и (или) иных выгод корпоративными (коллективными) образованиями на территории определенного государства (группы государств) или региона в тот или иной промежуток времени.

6.2. Преступление коллективного (корпоративного) образования определяется как виновно совершенное от имени и (или) в интересах коллективного (корпоративного) образования физическим лицом (лицами), контролирующим осуществление последним его прав и обязанностей либо иным работником, действующим в пределах своих служебных полномочий, общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания.

6.3. Под субъектом преступления (уголовной ответственности) понимается обладающее уголовной правоспособностью и уголовной дееспособностью лицо, обязанное дать в установленном порядке отчет за совершенное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания.

6.4. Аргументировано, что к коллективным субъектам преступления, способным нести уголовную ответственность, следует относить коллективные образования, имеющие в соответствии с российским гражданским законодательством статус юридических лиц, а также иностранные юридические лица, компании и другие коллективные образования, обладающие гражданской правоспособностью, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств и осуществляющие свою деятельность на территории Российской Федерации. Подразделяя коллективный субъект преступления на общий и специальный, следует исходить из того, что отдельные преступления может совершить любое коллективное образование, имеющее статус юридического лица, а другие – только те коллективные образования, которые осуществляют предпринимательскую или иную деятельность в определенной сфере.

Уголовной ответственности не подлежат государство, федеральные органы государственной власти, органы местного самоуправления, иные юридические лица, осуществляющие возложенные на них федеральным законом отдельные государственные полномочия, а также иностранные государства, органы государственной власти иностранных государств, иные иностранные государственные органы и юридические лица, осуществляющие отдельные государственные полномочия.

6.5. Определено, что коллективная уголовная ответственность – это разновидность единого института уголовной ответственности. Отсюда под коллективной уголовной ответственностью следует понимать обязанность коллективного образования подвергаться в государственно-принудительной форме наказанию и иным мерам уголовно-правового характера, вытекающую из факта совершения преступления.

7. Охарактеризованы основание и условия коллективной уголовной ответственности, а также определены обстоятельства, исключающие преступность деяния юридических лиц и иных коллективных образований.

Основанием коллективной уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Особенной частью Уголовного кодекса. Коллективная уголовная ответственность возможна при наличии следующих условий:

а) деяние было совершено от имени и (или) в интересах юридического лица;

б) деяние санкционировано, исполнено или допущено по неосторожности лицом, осуществляющим функции управления юридическим лицом, либо его представителем, действующим в пределах своей компетенции, а равно исполнено или допущено по неосторожности иным служащим, вследствие недостаточного контроля за его неправомерным поведением (либо попустительства ему) со стороны лиц, осуществляющих функции управления юридическим лицом;

в) деяние состоит в неисполнении или ненадлежащем исполнении прямого предписания закона, устанавливающего обязанность или запрет на осуществление юридическим лицом определенной деятельности.

Коллективная уголовная ответственность исключается при обоснованном риске, крайней необходимости, исполнении обязательных для коллективного образования указов, постановлений, распоряжений либо официальных разъяснений государственных и муниципальных органов власти, совершении коллективным образованием деяния, содержащего признаки состава преступления, вследствие стихийного бедствия или других чрезвычайных и непреодолимых обстоятельств. Коллективная уголовная ответственность исключается также, если общественно опасные последствия наступили помимо воли коллективного образования (т.е. вне сферы его контроля), или общественно опасные последствия явились результатом обстоятельств, которые не могли быть предотвращены его служащими, лицами, осуществляющими функции управления, органами, или у коллективного образования отсутствовала возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена уголовная ответственность, либо оно приняло все зависящие от него меры, необходимые для соблюдения данных правил и норм, а также для предотвращения противоправных деяний, либо умышленные действия (бездействие) совершены служащим, лицом, осуществляющим функции управления, или другим представителем не в интересах коллективного образования, а с целью причинения ему вреда.

8. Анализируются «психологическая» (субъективная), «поведенческая» (объективная) и поведенческо-психологическая (объективно-субъективная) концепции вины коллективных образований. В работе обосновывается возможность применения психологического (субъективного) подхода к определению вины юридического лица, совершившего преступление, и предлагается определять вину юридического лица по доминирующей воле (в зависимости от вины физических лиц, осуществляющих в нем функции управления).

9. Определена система преступлений коллективных образований, которая включает в себя совокупность общественно опасных, противоправных, виновно совершаемых деяний против чести и достоинства личности (ст. 129; 130 УК РФ), конституционных прав и свобод человека и гражданина (ст. 136; 137; ч. 3 ст. 138; 140; 141.1; 143; 145; 145.1; 146; 147 УК РФ), собственности (ст. 159; 165 УК РФ), в сфере экономической деятельности (ст. 171; 171.1; 172; 174; 174.1; 176; 177; 178; 180; 181; 183; 184; 185 – 194; 199; 199.1; 199.2 УК РФ), против интересов службы в коммерческих и иных организациях (ч. 1 ст. 204 УК РФ), общественной безопасности (ст. 205.1; 205.2; 210; 215; 215.1; 216; 217; 218; 219; 220; 222; 223 УК РФ), здоровья населения и общественной нравственности (ст. 228.2; 234; 235; 236; 237; 238; 239; 242; 242.2; 243 УК РФ), экологической безопасности (ст. 246-262 УК РФ), компьютерной информации (ст. 272 – 274 УК РФ), основ конституционного строя и безопасности государства (ст. 280; 282; 282.1; 282.2 УК РФ), государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправлении (ст. 285.1; 285.2; 291 УК РФ), порядка управления (ст. 322.1; 326; 327; 327.1 УК РФ), мира и безопасности человечества (ст. 353; 354; 355; 356; 357; 358; 359 УК РФ).

10. Разработана система наказаний, применимых к юридическим лицам, которая включает в себя: а) наказания, направленные на ограничение финансовых (экономических) интересов коллективного субъекта преступления (закрытие предприятия [филиала, представительства] юридического лица, использовавшегося для совершения инкриминируемого деяния, штраф, конфискация имущества); б) наказания, направленные на ограничение прав коллективного субъекта преступления (лишение права заниматься определенной деятельностью, помещение под судебный контроль); в) исключительную меру наказания (ликвидация юридического лица).

К юридическим лицам могут применяться такие меры уголовно-правового характера, как опубликование или иное обнародование решения, которые осуществляются за счет юридического лица; приостановление деятельности юридического лица; специальная конфискация имущества. К коллективным образованиям, не имеющим статуса юридического лица, наряду с указанными мерами возможно применение запрета на осуществление деятельности.

11. Выработаны и предложены в порядке de lege ferenda перспективные направления развития российского уголовного законодательства в области борьбы с общественно опасной деятельностью юридических лиц и иных коллективных образований.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется положениями, совокупность которых может рассматриваться в качестве самостоятельной концепции института корпоративной (коллективной) уголовной ответственности. В диссертации систематизируются, углубляются и расширяются теоретические познания в области субъекта преступления (уголовной ответственности), а также анализируются факторы, свидетельствующие о социальной обусловленности законодательной регламентации коллективной уголовной ответственности.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования сформулированных в нем положений, выводов и рекомендаций для дальнейшей научной разработки концепции корпоративной (коллективной) уголовной ответственности, при формировании уголовно-правовой политики государства, в законотворческой деятельности при решении вопросов об имплементации ратифицированных Российской Федерацией международных конвенций, а также в процессе совершенствования уголовного законодательства Российской Федерации в части регулирования ответственности коллективных образований, при подготовке руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, в правоприменительной деятельности и в преподавании учебных дисциплин «Уголовное право» и «Криминология». Полученные результаты могут быть востребованы в гражданском и административном праве.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические выводы и положения диссертационного исследования докладывались, обсуждались и получили положительную оценку на заседаниях кафедр уголовного права Юридического института Дальневосточного федерального университета, где диссертация выполнялась и рецензировалась. Материалы диссертации использовались при чтении лекций и проведении семинарских занятий по Общей и Особенной частям уголовного права в Дальневосточном юридическом институте МВД России, Дальневосточном филиале Российской академии правосудия и на юридическом факультете Хабаровской государственной академии экономики и права; при осуществлении научного руководства написанием студентами указанных высших учебных заведений курсовых и дипломных работ.

Соискатель принимал участие в работе Российского конгресса уголовного права «Категория «цель» в уголовном, уголовно-исполнительном праве и криминологии» (МГУ им. М.В. Ломоносова, 2009 г.), «Научные основы уголовного права и процессы глобализации» (МГУ им. М.В. Ломоносова, 2010 г.), «Уголовное право: истоки, реалии, переход к устойчивому развитию» (МГУ им. М.В. Ломоносова, 2011 г.), а также в международных конференциях «Проблемы обеспечения законности и правопорядка в Дальневосточном регионе» (ДВЮИ МВД России, 2004 г.); «Уголовное право: стратегия развития в XXI веке» (МГЮА им. О.Е. Кутафина, 2005-2007, 2009-2011 гг.); «Проблемы государства, права, культуры и образования в современном мире» (Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, 2005-2009, 2011 гг.), «Актуальные проблемы российского законодательства на современном этапе: теория и практика» (ДВЮИ МВД России, 2005 г.); Международные юридические чтения (Омский юридический институт, 2005); «Контакт России и АТР в правовом дискурсе» (Дальневосточный государственный университет, 2005); «Вопросы сотрудничества государств Азиатско-Тихоокеанского региона по противодействию преступности» (ДВЮИ МВД России, 2006 г.); Китайско-русская научно-практическая конференция по борьбе с транснациональной преступностью и терроризмом (Хэйлунцзянский институт профессиональной подготовки офицеров милиции и общественной безопасности; КНР, 2006 г.); «Актуальные проблемы теории и практики борьбы с преступностью в Азиатско-Тихоокеанском регионе» (ДВЮИ МВД России, 2007 г.); «Актуальные проблемы юридической науки, профессиональной подготовки и правоприменения» (Хабаровская государственная академия экономики и права, 2007 г.); «Уголовная политика и право в эпоху перемен» (Дальневосточный государственный университет, 2010 г.); «Юридическая ответственность как вид государственного принуждения» (Тольяттинский государственный университет, 2010 г.).

По теме диссертации соискателем опубликовано 78 работ общим объемом свыше 90 п.л., в том числе 6 монографий (объемом 66,02 п.л.) и 20 статей в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора наук. В Государственной Думе РФ рассматривается подготовленный автором проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в связи с введением института коллективной уголовной ответственности».

Структура диссертационного исследования. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографии. Общий объем работы – 395 листов машинописного текста.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы диссертационного исследования, раскрывается ее актуальность и степень разработанности; определяется объект и предмет, цели и задачи исследования, его методологическая и эмпирическая база, научная новизна; формулируются основные положения, выносимые на защиту; подчеркивается теоретическая и практическая значимость диссертации.

Первая глава «Корпоративная уголовная ответственность: сравнительно-правовой анализ» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе рассматривается понятие корпоративной преступности. Обобщив различные точки зрения, автор пришел к выводу о том, что «беловоротничковая» и корпоративная преступность – это два взаимосвязанных и взаимодополняющих, но не взаимозаменяемых явления. Более того, в одних случаях «беловоротничковая» преступность является инструментом корпоративной преступности, а в других – корпорации сами становятся жертвами преступлений, совершаемых ее служащими.

По мнению автора, «беловоротничковую» и корпоративную преступность нельзя анализировать через совокупность экономических преступлений. Экономическая сущность корпоративной преступности выражается в том, что соответствующие деяния совершаются в рамках предпринимательской или иной экономической деятельности и для нее характерен экономический (корыстный) мотив. В то же самое время у экономической и корпоративной преступности не совпадает объем тех общественных отношений, которые выступают в качестве объекта данных противоправных деяний.