DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 15.07.2011

Материалы

загрузка...

Правообразование в современном обществе: теоретико-методологический аспект

Трофимов Василий Владиславович, 15.07.2011

 

В третьем параграфе второй главы «Конкретно-социологические методы исследования закономерностей и тенденций формирования права» представлен прагматический уровень методологии исследования правообразовательного процесса, который выражается прежде всего в системе конкретно-социологических методов и приемов изучения тенденций и закономерностей формирования права в современном обществе. «Закономерности» как основной предмет формирующих знаний о правообразовательном процессе в контексте современной правовой жизни – это объективная, систематическая повторяемость взаимосвязанных фактов.

В связи с этим одним из первых этапов на пути выявления закономерностей и тенденций формирования права в современном обществе следует считать установление самих социально-правовых фактов, которые впоследствии будут подвергаться логической обработке, и на этой основе будут сделаны положительные (о наличии закономерности) или отрицательные (об отсутствии таковой) выводы. Исследования, в основе которых – сбор и первичное обобщение эмпирических данных о социальных фактах, относятся к уровню конкретно-социологических исследований. Эмпирические факты науки обобщаются абстрактным мышлением в научные понятия и законы – логические конструкты теорий (Л.И. Спиридонов).

Рассматриваются основные методы выявления эмпирических данных, среди которых традиционно выделяются наблюдение, изучение документов и опрос. Предлагается в целях научного обеспечения современной правовой политики, выявления актуальных тенденций и закономерностей правообразовательного процесса с точки зрения повышения объективности и надежности социолого-правовых данных осуществлять комбинирование конкретно-социологических методов. В арсенале социологии права всегда присутствуют и другие методы (социально-правовой эксперимент и др.), которые призваны способствовать не только констатации сложившегося порядка вещей, но могут также сформировать основы для оптимизации социальных и юридических процессов.

Во втором разделе диссертации «Общетеоретический анализ основных закономерностей образования права», включающем три главы и одиннадцать параграфов, осуществляется анализ природы и содержания правообразовательного процесса, исследуются социальные основы процесса формирования права в современном обществе.

Третья глава работы «Конститутивные основы правообразовательного процесса в современном обществе» посвящена исследованию конститутивных оснований современного правообразовательного процесса. Рассмотрены спонтанный и планомерно-рациональный способы правообразования в аспекте их функциональной взаимосвязи. Изучается система факторов актуального процесса правообразования. Характеризуется роль правовых интересов и правовых идей в структуре процесса формирования права. Особое место в контексте данной главы отведено характеристике правообразующих правоотношений в механизме правореализации, сосредоточено научное внимание на проблеме участия институтов гражданского общества в правообразующих правоотношениях, а также юридической ответственности лиц, наделенных «правом на правотворчество». Комплексному анализу нормативной основы правообразующих отношений способствовало освещение вопроса о правообразовательных механизмах в системе конституционных установлений в Российской Федерации.

Первый параграф настоящей главы «“Спонтанное” и “планомерно-рациональное” в правообразовательном процессе: функциональные взаимосвязи» посвящен рассмотрению спонтанного и планомерно-рационального способов формирования права в их двуедином сочетании и взаимосвязи. Утверждается, что правовую норму не следует рассматривать исключительно как продукт законодательной (правотворческой) активности, правотворческой воли. Правовая норма привносится в волевые рамки субъектов правотворчества извне, под влиянием факторов, которые существуют еще до того, как начинается процесс правотворчества. В то же время не следует понимать правообразовательный процесс только как объективный, не зависящий от разумной деятельности людей (народа и его представителей в лице законодательных и иных правотворческих органов). Иначе эти субъекты могли бы рассматриваться лишь как некие бесчувственные (неодушевленные и самостоятельно не мыслящие) машины, регистрирующие правовые импульсы, исходящие из глубин социально-правовой жизни. Однако такое восприятие вряд ли уместно и целесообразно. Помимо своей ошибочности, оно существенно снижало бы авторитет государства как специально созданной людьми особой организации публичной власти, призванной упорядочивать различные социально-правовые процессы. Элементы права (нормы, принципы, юридические конструкции) – это одновременно и результат естественноисторического развития общества, и творение разума и воли человека и социальных групп.

При моделировании картины правообразовательного процесса важно опираться на комплексный подход, который учитывает и естественно-социальное (спонтанное) начало в правообразовании, и роль законодателя (в широком смысле этого слова) в создании необходимых обществу правовых норм. При этом последним, т.е. законодателем, эти нормы должны формулироваться не произвольно, а реально отражать социальные правообразующие факторы, складывающиеся на их основе социальные правовые интересы и соответствующие этим интересам правовые идеи. Общесоциальный (спонтанный) и планомерно-рациональный (правотворческий) типы правообразования осуществляются, комплиментарно взаимодействуя друг с другом. Данный вывод обосновывается с опорой на традиции отечественной и зарубежной юридической и социальной теории (Л.С. Явич, Ф.А. Хайек и др.).

В диссертации проводится различие между двумя основными типами правообразования, которое сводится, в главном, к степени осознания людьми того факта, что в процессе своей деятельности они формируют правила правового поведения в обществе. В первом случае степень этого осознания невелика, и поэтому нормы права вырабатываются как бы сами собой, выражая устоявшиеся модели поведения, которые оказываются наиболее удобными, привычными и укрепляющими основания данной социальной системы. Во втором случае речь идет о сложном, требующем высокоточной организации интеллектуальном (рационально-организованном) процессе актуального конструирования права как регулирующего средства. Этот процесс имеет свои особые характеристики, строится на определенных принципах и осуществляется в разных формах (видах). Его отличие от правообразования спонтанного типа в том, что рациональное начало выходит, в данном случае, на передний план. Оперируя разумом, субъект правотворчества либо старается надлежащим образом понять и реально отобразить те модели правового поведения (взаимодействия), которые сложились объективным образом и их необходимо лишь правильно зафиксировать в нормах и текстах нормативных актов, либо принимает ответственные правовые решения, которые рассчитаны на моделирование неких новых, ранее не существовавших общественных отношений.

Общесоциальный (спонтанный) способ создания права существует в реальной социально-правовой жизни наряду с другим основным типом правообразования – планомерно-рациональным, т.е. правотворчеством. Эти два основных способа формирования права взаимодействуют друг с другом и взаимно друг друга дополняют. Первый обеспечивает приток в систему права естественных, созданных самой социальной жизнью, моделей, стандартов правового поведения. Второй с помощью рационального метода направляет стихию правовой жизни в определенное русло, искусственным образом формируя те нормы и правила, которым необходимо и целесообразно следовать в обществе. Взаимосвязь рассматриваемых двух способов правообразования функциональная, проявляемая на уровне практической юридической деятельности. Оба способа органично взаимодействуют друг с другом, взаимно компенсируют недостающие возможности регулятивного свойства в процессе самого развития, движения, течения правовой жизни. Правовая жизнь, заключая в себе объективные предпосылки комплексного взаимодействия субъект – объект – субъектного характера, обеспечивает диалог естественного права и права как элемента ноосферы, которые, взаимопроникая друг в друга, и представляют собой условия существования социальной жизни на основах права.

В заключение параграфа формулируется вывод, что «спонтанное» и «планомерно-рациональное» в правообразовании находятся в функциональной взаимосвязи и взаимно друг друга уравновешивают, способствуя установлению гармонии правового содержания и правовой формы. Для того чтобы спонтанное право стало официальным, оно санкционируется государством (проходит этап восходящей легитимации). В то же время, для того чтобы «формальное право» стало «правом социально позитивным» (действенным de facto) оно должно пройти этап социализации (нисходящей легитимации) в системах социально-правового взаимодействия.

Во втором параграфе третьей главы «Система факторов актуального процесса правообразования» анализируется система факторов формирования актуального права. Проводится систематизация правообразующих факторов, которые являются внешними по отношению к праворегулирующей деятельности, предваряют ее, ориентируют эту деятельность, ограничивая действия правотворческих субъектов определенными рамками, придают этой деятельности научный характер и, влияя на нее, обусловливают и детерминируют основные элементы будущих правовых норм (А. Нашиц). Правообразующие (юридические) факторы – это те социальные факты (экономические условия, деятельность государства, судебная практика и др.), которые оказывают влияние на механизм правообразования, вызывают изменение действующего законодательства, обусловливают принятие новых правовых норм (В.Б. Исаков).

В отечественной правовой теории (в особенности, с нач. 80-х гг. XX в.) уделяется значительное внимание факторному анализу. Были разработаны и апробированы теоретические подходы относительно понятия факторов формирования права, их системы и разновидностей (С.В. Поленина, Е.В. Куманин, В.А. Леванский, Н.П. Колдаева, А.А. Соколова). Это, пожалуй, один из наиболее стабильных сегментов теоретико-правового знания в целом. Вместе с тем не исключается возможность для некоторой модернизации подходов. С точки зрения современного научного мышления в системе социальных факторов не существует какого-либо одного преобладающего фактора. Их всегда наличествует определенное множество. Они образуют своего рода параллелограмм сил, которыми оказывается известное влияние на социальный объект, в данном случае – на правообразование и правотворческую политику государства. Речь идет о разработке и применении многофакторного подхода исследования современного правообразовательного процесса.

В исследовательских целях проводится по различным критериям дифференциация факторов правообразования. Придерживаясь традиций отечественной правовой теории и применяя ряд новых положений, в зависимости от степени влияния отдельных факторов на характер и содержание правового регулирования факторы правообразования условно разделяются на основные (объективные и субъективные) и обеспечивающие факторы. В системе факторов выделяется группа факторов развития и статические факторы. В отличие от факторов статического плана (постоянно действующих факторов) факторы развития носят более актуальный, изменчивый и ограниченный определенным интервалом времени характер. Данные факторы правового развития имеют либо положительное, либо отрицательное значение. Речь идет о позитивных факторах и факторах негативных. В их числе анализируются различные явления современной социально-правовой жизни (экономика, политика, социальная сфера, проблемы безопасности, уровень правосознания и т.д.), обусловливающие содержание и результаты современного правообразовательного процесса.

Факторы, воздействующие на правообразовательный процесс, исходя из различных оснований, можно подразделить на другие виды (например, материальные и специально-юридические и т.д.). Однако для того чтобы проблема социальной обусловленности правообразования демонстрировалась более наглядно, предлагается также рассматривать социальные факторы права на двух уровнях – макро- и микросоциальном, так как право пронизывает социум на макро- и микроуровнях его организации. Разумная политика права должна учитывать как макро-, так и микросоциальный уровень правовых процессов. Обосновывается необходимость более осознанного интереса юридической науки и практики к микросоциальным аспектам правового бытия.

Предлагаемая модель системы факторов правообразовательного процесса не является в каком-либо смысле завершенной. С ее помощью прежде всего демонстрируется, что спонтанное образование права и правотворчество – это сложные, определяемые многочисленными факторами объективный и интеллектуальный процессы традиционного и актуального конструирования необходимого обществу права, знание исходных предпосылок которого – залог его эффективности. Представленные факторы, действуя в различной конфигурации, детерминируют возникновение права. Рассмотренные в системе они создают тот суммарный эффект закономерной повторяемости юридически значимых ситуаций, результатом институционализации которых должно стать правовое опосредование (в плане дозволения, позитивного обязывания или юридического запрета) сложившихся протоправовых параметров.

В третьем параграфе третьей главы «Правовой интерес и правовая идея в структуре правообразования» раскрывается следующий этап формирования права, связанный с осознанием сложившихся в сфере правовой жизни закономерностей (возникновение правовых интересов) и формулированием на этой основе «правовых идей».

Правотворческие решения предполагают скрупулезное исследование, выявление, изучение и учет истинных движущих сил, которые приводят в действие правообразующие механизмы, обусловливают их динамику и функционирование. Для того чтобы набор правовых инструментов в полной мере являлся адекватным предполагаемым социальным правовым ситуациям, необходимо изучить образующие их социальные правовые интересы. Именно «интересы» являются видимым символом того, что сложились определенные условия для формирования применимых к данным случаям правовых правил (норм, принципов, способов, конструкций).

Правообразующие интересы могут проявляться только в случае, когда субъект участвует в различных общественных отношениях и взаимодействует с другими лицами. Интерактивная природа социальных интересов сообщает им правовое значение. Вне социального взаимодействия интерес реализуется непосредственно субъектом и не требует правового опосредования. Юридически значимый интерес – это основа правообразовательного процесса, то, что опосредуется объективным правом, представляет значение для закрепления в правовых конструкциях, способствующих реализации социально-правовых интересов. В исследовании определяются критерии значимости интереса в плане его правового оформления, а также характеризуется стратегия правового опосредования юридически значимых интересов по нескольким направлениям в зависимости от их характера и специфики.

Интересы являются связующим звеном между объективным и субъективным этапом правообразования. С их осознания начинается субъективный этап процесса формирования права – возникает идея права (или правовая идея). В ходе анализа рассматриваются различные трактовки «правовой идеи»: объективно-материалистическая, где идея – это результат сложной и продолжительной работы по осознанию процессов, происходящих в обществе; субъективно-идеалистическая – с тезисом об идее, основывающейся на «принципах a priori» (И. Кант); объективно-идеалистическая трактовка, где идея права есть нечто «изначально данное» (Г. Гегель В. Кубеш, Г. Коинг). По итогам анализа предпочтение отдается точке зрения, согласно которой в качестве причин развития «идеи права» рассматриваются различные равноценные, независимые начала (факторы), сформировавшиеся в различных сферах природы и общества.

Таким образом, при исследовании проблемы правообразования, этапов формирования правовых интересов, правовых идей необходимо обращаться к глубокому изучению социокультурного контекста, который является основой правообразовательного процесса – многоканального правового взаимодействия, а непосредственно сам правообразовательный процесс должен быть устроен и организован таким образом, чтобы существовали возможности для конструктивного социально-правового диалога. Это позволит участникам правовой жизни более отчетливо устанавливать не только личные правовые интересы, но также интересы групповые, публичные и на этой основе формулировать «правовые идеи» – интеллектуальный строительный материал системы права.

? ????????????????H? ????????????<? ?????<

????????i?ј

"правообразующих правоотношений. В этой конструкции содержится необходимый эвристический инструментарий и соответствующий методологический потенциал для более полного и всестороннего рассмотрения различных аспектов процесса создания правовых норм.

Основываясь на научной модели правовых отношений в сфере правотворчества, создается общее понимание правообразующих (правотворческих) правоотношений, определяется их содержание, специфика (в отечественной юридической науке к разработке этой категории обращался Б.В. Дрейшев). В рамках анализа предлагаются ответы на вопросы о том, какое место в рамках правообразующих правоотношений отводится структурам гражданского общества как возможным и необходимым участникам процесса формирования права, каков объем правовой (юридической) ответственности непосредственно лиц, наделенных «правовом на правотворчество» и др.

Правообразующие (правотворческие) правоотношения – это определенная совокупность специфических по содержанию и характеру правовых отношений, связанных с разработкой, принятием и изданием правотворческими органами правовых актов различной формы, а также участием граждан и организаций в данном процессе посредством выражения волеизъявления относительно характера и содержания принимаемых правовых норм. Главное назначение (функция) указанных отношений состоит в том, что они выступают средством создания (изменения, отмены) норм права. Этим определяется их особое место среди остальных правовых отношений, которые непосредственно связаны с реализацией уже созданных правовых норм.

Правовое регулирование отношений в сфере правотворчества имеет своей нормативной основой и предпосылкой соответствующие нормативные акты. Правовое регулирование данных отношений в Российской Федерации осуществляется посредством норм, установленных Конституцией РФ, конституциями и уставами субъектов РФ, законодательством о местном самоуправлении в РФ, постановлениями Правительства РФ, Регламентами Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания РФ, нормативными актами и регламентами законодательных собраний субъектов РФ и представительных органов муниципальных образований РФ. В работе осуществляется дифференциация правотворческих (правообразующих) норм.

Определяется структура и содержание правообразующих правоотношений (объект, субъекты, права и обязанности, ответственность правотворческих субъектов). Обосновывается необходимость участия структур гражданского общества в процессе создания актуального права, демонстрируются возможные формы и способы такого участия, а также выявляются проблемные точки, на которых эти способы не реализуются или реализуются не в полной мере. К основным формам участия относятся: демократические выборы, непосредственное правотворчество народа в форме референдума, гарантии демократизации и гласности всего нормотворческого процесса (предварительные всенародные обсуждения или так называемые публичные слушания), институт лоббизма. Данные способы участия структур гражданского общества обеспечивают взаимопроникновение разнопорядковых социальных юридически значимых интересов, позволяют создать почву для компромисса различных социальных сил и создать то право, которое будет действенным по причине его предварительной социализации (одобрения) в недрах правосознания общественных слоев, социальных групп, страт, индивидуумов.

В этой части исследования рассматривается также проблема ответственности субъектов правотворчества за принимаемые решения. Политико-правовая (юридическая) ответственность субъектов правотворческих правоотношений может быть представлена в двух аспектах: активном (позитивном) и ретроспективном (негативном). Когда речь идет об активном (проспективном, позитивном) аспекте ответственности, то в этом случае она выступает как осознание творцом права своего предназначения, своих задач и функций, а также того, как он должен их осуществлять. В данном случае ответственность является внутренним регулятором его действий в этой сфере (сфере правотворчества). Ретроспективный аспект ответственности отражает механизм принятия лицом неблагоприятных (негативных) последствий за прошлое противоправное поведение. В рассматриваемом случае – это возможные «лишения», применяемые к субъекту правотворчества за неисполнение или ненадлежащее исполнение им своих обязанностей в процессе осуществления правотворческой деятельности (отрешение от должности, отзыв выборного лица, роспуск представительного органа и др.).

Применительно к проблеме участия структур гражданского общества в правотворческих правоотношениях, а также проблеме юридической ответственности субъектов правотворчества формулируются следующие основные выводы. Во-первых, в рамках реализации принципа народовластия, складывающейся на этой основе системы взаимоотношений общества и государства (прежде всего, в лице выборных органов), проблема эффективности правообразовательных механизмов должна активнее решаться при помощи участия в процессах формирования актуального права институтов гражданского общества. Во-вторых, в целях идентификации юридической ответственности субъектов публичной власти, наделенных функцией принятия общезначимых правовых решений, правотворческий процесс следует рассматривать как систему правоотношений с характерной для них структурой и специфическим набором элементов (субъекты, объекты, содержание). В-третьих, в правовых нормах, регламентирующих правообразующие правоотношения, необходимо наряду с правами четко формулировать обязанности, которые необходимо выполнять в процессе принятия правовых актов, с тем, чтобы появились возможности для более точной квалификации состава «неисполнения или ненадлежащего исполнения» правотворческих функций. Посредством категории правообразующих правоотношений открывается доступ к идентификации искомых правовых элементов, которые в системе с другими элементами определяют конструктивность правообразовательного процесса.

В пятом параграфе третьей главы «Правообразовательные механизмы в системе конституционных установлений в Российской Федерации» определяется система конституционных положений, устанавливающих правообразовательные механизмы, конкретные способы формирования права в Российской Федерации. В рамках учредительных правовых параметров Конституции и конституционного законодательства устанавливается порядок отношений между органами публичной власти как основными субъектами правообразующей активности. После принятия Российской Конституции на ее основе сложился целый комплекс правоотношений (горизонтальных и вертикальных) между различными государственными органами, что представляет существенную важность с точки зрения действия правообразовательного механизма в государстве.

В горизонтальном разрезе взаимоотношения существуют в рамках закрепленного ст. 10 Конституции РФ разделения властей на уровне Федерации и ее субъектов на законодательную, исполнительную и судебную. Принятие законов как высших по юридической силе нормативно-правовых актов является основной функцией законодательной ветви власти. Подзаконные акты и акты судебного правотворчества принимаются органами исполнительной и судебной власти в соответствии с принципом «верховенства закона» (ст. 4 Конституции РФ). Особое место в системе разделения властей занимает Президент РФ. По действующей Конституции он не относится ни к одной из ветвей государственной власти, что позволяет говорить о выделении четвертой, президентской ветви власти, в том числе об особом типе правотворческой воли, формируемой в недрах президентской власти. В ходе дальнейшего анализа рассматриваются положения конституционного законодательства, определяющие правотворческие полномочия российского парламента – Федерального Собрания Российской Федерации, Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, высших судебных органов – Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, анализируется институт делегированного правотворчества.

Рассматриваемые в вертикальном срезе органы публичной власти как субъекты процесса формирования права представлены федеральными органами власти, органами власти субъектов Российской Федерации (их правотворческой компетенции посвящен ряд статей первой и третьей главы Конституции России), а также органами власти местного самоуправления (полномочиям последних посвящена глава 8 Конституции РФ). Обращается внимание, что конституционное законодательство также содержит определенные ресурсы для реализации не только планомерно-рационального способа правообразования (правотворчества), но и общесоциального, косвенно определяя возможности в процессе осуществления комплекса прав и свобод для осуществления правообразовательных инициатив, реализации правообразующей активности населением страны, социальными общностями или отдельными гражданами. Вместе с тем требуется развитие ряда конституционных положений, определяющих параметры и формы правообразовательного процесса в современном обществе, а также их более последовательное отражение в действующем российском законодательстве.

В четвертой главе «Правообразование в социальной ипостаси современной правовой жизни» сосредоточено внимание на исследовании правообразования в контексте социальной динамики правовой жизни. Особое внимание отводится исследованию социально-правового взаимодействия как процессу воспроизводства правовой нормативности. Действие механизма правообразования осуществляется в системах социального взаимодействия, образующих главную ипостась всей социально-правовой жизни, генетическим уровнем которой является правообразование. Обосновывается, что процесс правообразования имеет социально-интерактивную природу, в силу которой правовое регулирование выражает правообразующие закономерности социального взаимодействия. Исследуется влияние типов социального взаимодействия (конфликт и сотрудничество) на содержание и результаты правообразовательного процесса.

В первом параграфе четвертой главы «Социально-правовое взаимодействие как процесс воспроизводства правовой нормативности» проводится аргументация положения о том, что первоначальное действие механизма правообразования осуществляется в системах социального взаимодействия. В этой части работы непосредственно раскрывается то, как осуществляется процесс появления и формирования правовых норм в результате взаимодействия социальных субъектов, прослеживаются основные этапы этого процесса, выявляются общие и частные социально-интерактивные закономерности правообразовательного процесса.

Изучая право с позиций генетического подхода, осуществляя поиск его социальных оснований, необходимо исходить из того, что его источники и основу следует искать в феномене взаимодействия индивидов – внеформационной и универсально-исторической категории жизни общества в целом, а также ее составной части и особой разновидности – «правовой жизни» (А.В. Малько). Это кратко сформулированное положение означает, что различные по своей функциональной природе стороны социального взаимодействия, выступая в самых разнообразных видах и образуя социальную ипостась правовой жизни, определяют предмет устанавливаемых субъектом правотворчества правовых (юридических) норм. Социальное взаимодействие составляет глубинное основание правообразующей динамики. Право возникает в сообществе, социуме как средство, способ взаимодействия обособленных индивидов и социальных систем как участников правовой коммуникации (В.М. Сырых, Г.В. Мальцев, Т. Парсонс, Н. Луман, А.В. Поляков, Ван Хук М., М.Н. Козюк).

В рамках проводимого анализа моделируется процесс воспроизводства правовой нормативности в системах социального взаимодействия. Субъекты коммуникативного процесса осуществляют взаимные действия, которыми определяется динамика и характер функционирования социальной системы. Действующие лица, главная особенность которых состоит в достижении определенных целей, могут образовывать социальные структуры, то есть системы деятелей, выполняющих роли (функции, действия) относительно друг друга. Взаимодействие между участниками системы представляет собой главное основание, которое придает соединению (системе) относительную стабильность и организованность. Как только люди начинают взаимодействовать друг с другом, между ними развивается социальная организация, неизбежно возникают «координаты», являющиеся основой для функционирования системы. Эти «координаты» составляют результат взаимодействия, выражающий способ обеспечения гармоничного функционирования индивидов по отношению друг к другу в системе.

Основное содержание протоправовой функциональной связи в социальной системе составляют явления взаимного учета действий и обмена. Взаимный учет действий и обмен, как универсальные для межличностного общения переменные величины, опосредуют внутреннюю связь, создают необходимые для развития организационные предпосылки, которые служат основой для правообразовательного процесса, воспроизводства социально-правовой нормативности (Г.В. Мальцев, В.М. Сырых).

В процессе взаимодействия решаются те или иные социальные проблемы, включая организационно-регулятивные. Нормативы являются результатом социального взаимодействия. Норматив – это мера полезного, оптимального, а главное – необходимого функционирования. В процессе социально-правового взаимодействия формируется и воспроизводится объективная нормативно-ценностная система, аккумулирующая сложившиеся относительно стабильные социальные связи. То, что нормативная форма фактически создана и действует, проявляется тогда, когда ее начинают использовать и многие другие. Как равная для всех она выражает то общее, что имеется у каждого из субъектов взаимодействия. Именно поэтому она функционирует как значимая для всех, становится всеобщим эквивалентом юридического характера. Выбор этой формы предопределен не свыше, а изнутри, из глубин «океана» социальных взаимодействий (П.А. Сорокин). Каждое новое взаимодействие колеблет устоявшуюся форму, и в зависимости от его силы (истинности, значимости, всеобщности), оно вносит или не вносит коррективы. Правовая норма генетически порождена системой социальных связей и отношений, что придает ей «объективную властность» и регулирующий потенциал.

Право, отмечается в работе, живет не в вакууме, не в безжизненном пространстве, а имеет дело со всем многообразием человеческих отношений, природа которых отличается сложными многоступенчатыми формами коммуникативного процесса. Посредством этого процесса осуществляется взаимовлияние и взаимодействие активных микро- и макроструктур, которые оказывают конститутивное воздействие на право, выступая в качестве онтологической основы правового регулирования. Социальное взаимодействие, одной из важнейших функций которого является функция воспроизводства правовой нормативности, является источником актуального права и способом, обеспечивающим упорядоченный процесс функционирования социальных систем.

Во втором параграфе четвертой главы «Конфликт субъектов правовой жизни как объективная основа права» в качестве объективной основы образования правовых норм исследуются конфликтные ситуации между индивидами или так называемая отрицательная интерактивная среда. Изучается тип социального взаимодействия, который связан с отношениями конфликта, порождающий особый тип правового регулирования, предназначенный для упорядочения конфликтных отношений в социуме.