DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 14.10.2007

Материалы

загрузка...

Феномен тревожности у подростков с нарушением зрения

Шимгаева Алла Николаевна, 14.10.2007

 

Работа изложена на 199 страницах машинописного текста, состоит из введения, трех глав, выводов, заключения, списка литературы из 217 наименований и семи приложений. Работа содержит 5 таблиц, 17 гистограмм, 2 диаграммы.

Материалы исследования отражены в 4 печатных работах.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснованы актуальность проблемы; определены объект, предмет, цели, задачи, гипотезы исследования; раскрыты научная новизна и практическая значимость исследования; представлены положения, выносимые на защиту.

В первой главе – «Феномен тревожности в системе научных представлений» – осуществлен теоретический анализ основных работ по проблеме тревожности в зарубежной и отечественной психологии, выделены основные направления исследований, наименее разработанные аспекты данной проблемы. Раскрыты наиболее значимые психологические подходы к пониманию феномена тревожности; рассмотрена возрастная динамика тревожности и ее особенности в подростковом возрасте; представлены теоретические и экспериментальные данные об особенностях развития эмоциональной сферы в условиях зрительной депривации; описаны общие и специфические подходы к коррекции эмоциональной сферы детей в современной психологической и тифлологической литературе.

Во всем многообразии представлений о сущности и природе тревожности следует выделить несколько направлений.

Представители психодинамического направления (М. Кляйн, А.Фрейд, З. Фрейд) предполагают, что тревожность является осознанным переживанием, с которым связано возрастание умения обращаться с опасностью путем борьбы или избегания. При этом наличие устойчивой тревожности связано со сложившимися ригидными защитными механизмами личности.

Другое направление – когнитивно-поведенческое – связано с исследованиями тревожности и страха в рамках теории научения (Дж. Вольпе, И.Г. Сарасон,

Д. Тейлор, Д. Уотсон и др.). Было установлено, что тревожность, относительно легко возникая, в дальнейшем приобретает качества стойких образований, с трудом поддающихся изменениям путем переучивания. Источником социально-ситуационной тревоги является опыт, то есть определенный тип эмоциональных реакций, приобретенный ранее в аналогичных либо других по содержанию, но столь же значимых ситуациях. Часть таких реакций может способствовать успешности в достижении целей, другие, актуализируя переживания некомпетентности, низкой самооценки, беспомощности, стимулируют реакцию избегания, что приводит к возрастанию эмоциональной напряженности и соответственно к закреплению тревожных реакций и форм избегающего поведения.

В работе рассмотрены также различные подходы к описанию тревожности как психического состояния, устойчивой личностной черты, свойства темперамента

(Н.Д. Левитов, В.С. Мерлин, И.А. Мусина, В.Д. Небылицын, А.М. Прихожан,

Я. Рейковский, Л. Стреляу, Ch.D. Spielberger, Б.М.Теплов, Ю.Л. Ханин).

Теоретический анализ психологической литературы позволяет отметить, что подходы к изучению феномена расходятся уже на этапе определения понятия «тревожности». Наиболее важной проблемой, с точки зрения отдельных авторов, является дифференциация понятий: тревоги как состояния и тревожности как устойчивого образования (В.Р. Кисловская, Ю.Л. Ханин, R.B.Cattell, I.G. Sarason

и др.); тревожности как переживания неопределенной угрозы и страха как реакции на конкретную, определенную реальную опасность (Ф.Б. Березин, Ю.А. Ханин,

Ch. Spilberger и др.); тревожности и стресса (Г. Селье); тревожности личностной (представляющей собой относительно постоянную склонность к частым и интенсивным переживаниям состояния тревоги) и ситуативной (рассматриваемой как беспокойство, вызванное реально или потенциально угрожающими ситуациями)

(Н.В. Имедадзе, А.М. Прихожан, Ch. Spilberger и др.).

Отмечается, что эпизодическое состояние тревоги, связанное с ощущением дискомфорта и ожидания неблагополучия, может преобразоваться в индивидуально-психологическую особенность личности – тревожность, проявляющуюся в склонности человека к частым и интенсивным переживаниям тревоги. Кроме того, большинство авторов придерживается мнения о том, что тревога, зарождаясь уже в дошкольном возрасте, при неблагоприятном стечении обстоятельств к подростковому возрасту становится относительно устойчивой личностной характеристикой (Л.В. Бороздина, Е.А. Залученова, А.И. Захаров, А.М. Прихожан, А.О. Прохоров и др.)

Каждое из этих направлений рассматривает лишь определенную грань феномена тревожности, что порождает некоторую узость в его понимании. В современный период важной тенденцией является рассмотрение тревожности в единстве когнитивных, эмоциональных и поведенческих переменных, что позволяет представить ее как сложное, многокомпонентное психологическое

Наиболее острые динамические характеристики проблема тревожности приобретает в подростковом возрасте. Это связано с многими психологическими особенностями подростков, благодаря которым тревожность может закрепиться в структуре личности как устойчивая характеристика. Стремление учащихся к самоактуализации, критическое осмысление окружающего, становление образа Я и «внутренней позиции» личности создают условия для развития тревожности. Указанные факторы имеют значительное своеобразие у лиц с нарушением зрения и являются предметом исследования в тифлопсихологии (В.П. Гудонис, В.З. Денискина, В.З. Кантор, А.Г. Литвак, Л.И. Плаксина, Л.И. Солнцева, В.А. Феоктистова и

В этой связи в нашем исследовании отражаются теоретические положения отечественных и зарубежных психологов и тифлологов, рассматривающих в качестве психологических источников тревожности темперамент, межличностные отношения – взаимоотношения с взрослыми и сверстниками, внутренний конфликт, семейное воспитание, эмоциональный опыт (Г. Айзенк, Г.А. Буткина, А.М. Виленская,

С.В. Воликова, Е.А. Залученова, А.И. Захаров, В.Р. Кисловская, М.Д. Коновалова,

В.С. Мерлин, В.Н. Мясищев, М.С. Неймарк, Л.И. Плаксина, С.М. Хорош и

Устойчивая тревожность, возникающая на фоне социально-психологического неблагополучия и чувства собственной неполноценности, рассматривается в современных исследованиях как составляющая подросткового периода развития в условиях зрительной депривации. Так например, склонность к самоанализу, эмоциональная лабильность, мнительность и податливость подростка с нарушением зрения в условиях ограничения социальных контактов может привести к болезненной замкнутости и сосредоточенности на себе и своих проблемах. Внутренний конфликт усиливает неустойчивость социального положения, что в свою очередь закрепляет тревожность и стереотипы реагирования в эмоциогенных ситуациях (В.П. Гудонис, В.З. Денискина, И.Г. Корнилова, А.Г. Литвак, Л.И. Солнцева и др.).

Проведенный анализ тифлологической литературы показал, что к настоящему времени накоплен достаточно большой материал, в котором наряду с решением основных целей и задач научных исследований затрагивается проблема тревожности детей с нарушением зрения. В частности, показывается, что состояние тревожности тесно связано с отношением детей к зрительному дефекту; отношением к нему окружающих людей; успешностью социальных взаимоотношений; опытом общения и самореализацией; особенностями семейного воспитания. Однако не получили подробного рассмотрения вопросы развития тревожности в рамках возрастной динамики подросткового возраста. Остается малоизученной проблема взаимосвязи ведущих факторов, участвующих в образовании тревожности, с наличием зрительного дефекта у слабовидящих подростков.

Во второй главе – «Особенности тревожности у слабовидящих подростков» – обосновывается выбор методик экспериментального исследования; излагается стратегия организации экспериментального исследования; описываются, анализируются и обобщаются результаты констатирующего эксперимента.

Использованные методы психологической диагностики: шкала личностной тревожности для учащихся 10–16 лет (А.М. Прихожан); методика личностного дифференциала (вариант, адаптированный в НИИ им. В.М. Бехтерева); метод социометрических измерений персонального статуса подростков в группе сверстников (Д. Морено); диагностика типологий психологической защиты (Р. Плутчик, в адаптации Л.И. Вассермана, О.Ф. Ерышева, Е.Б. Клубовой и др.); определение акцентуации характера по тесту Леонгарда–Шмишека; авторская методика интервьюирования с целью сбора информации о характере тревожного поведения и тех ситуациях, в которых оно возникает.

Анализ результатов констатирующего эксперимента и обработка данных с помощью методов математической статистики позволили описать феноменологическую вариативность проявлений тревожности и уточнить механизмы ее формирования.

Показано, что особенности тревожности, обусловленные подростковым кризисом развития, являются общими для нормально видящих подростков и их слабовидящих сверстников. Однако у подростков с нарушением зрения дополнительной предпосылкой к формированию неадекватного уровня тревожности является осознание и переживание зрительного дефекта и последствий, связанных с ним. В 13–14 лет большинство подростков как контрольной, так и экспериментальной групп могут быть охарактеризованы как эмоционально благополучные, однако с возрастом отмечается ряд изменений. В частности, к старшему подростковому возрасту у нормально видящих мальчиков происходит всплеск высокой личностной тревожности, а нормально видящие девочки-подростки по-прежнему не обнаруживают заметных проблем в эмоциональной сфере (p ( 0,05).

К 15–16 годам количество эмоционально благополучных слабовидящих подростков снижается, и их контингент поляризуется по крайним вариантам выраженности личностной тревожности – высокой и крайне низкой тревожности

(p ( 0,05). При этом, в ситуациях, связанных со школьным обучением, высокую тревожность обнаруживают мальчики как контрольной, так и экспериментальной групп (p ( 0,01). Слабовидящие девочки в большей степени испытывают высокую тревожность в ситуациях межличностного взаимодействия, в то время как большинство нормально видящих сверстниц не испытывают серьезных проблем

6ости, напротив, демонстрируют эмоциональное благополучие (p ( 0,05).

Выявлено, что в условиях зрительной депривации ярко проявляется роль низкого социометрического статуса, регистрируемого как при высоком, так и при низком уровнях тревожности (p ( 0,01). У подростков с нормальным зрением (также при наличии полярных вариантов тревожности) практически отсутствуют низкие показатели социометрического статуса, что свидетельствует о значимости снижения данного показателя в образовании тревожности именно у детей экспериментальной группы (p ( 0,05).

Социометрический статус опосредствованно отражает связь с самооценкой и волевыми чертами личности, недостаточный уровень развития которых (в условиях ограничения социальных контактов и стереотипизации жизненной среды школы-интерната) также предопределяет появление у слабовидящих подростков повышенной тревожности.

В ходе исследования установлено, что в числе важных факторов формирования тревожности необходимо отметить сложившиеся механизмы психологической защиты и специфику их использования при заострении отдельных личностных черт. Следует подчеркнуть, что у подростков с крайними вариантами выраженности тревожности вырабатываются определенные комбинации защитных механизмов, которые привычно, на установочном уровне, актуализируются в любых травмирующих ситуациях. Это приводит к блокированию способности к осмысленной переработке субъективно значимой информации, что закрепляет стереотипное воспроизведение прошлого опыта и способы поведенческого реагирования без учета специфики конкретной ситуации.

Одной из наиболее распространенных акцентуаций большинства слабовидящих подростков с высоким уровнем тревожности является экзальтированность, а основным способом разрешения эмоционально значимых проблемных ситуаций в реальной жизни – использование механизма компенсации (p ( 0,05). Компенсации подвергается переживание собственной ущербности и неполноценности. Возраст и пол определяют использование дополнительных способов психологической защиты.

Высоко тревожные подростки обладают конфликтной самооценкой: с одной стороны, ярко выражено стремление и желание принимать себя как автономную личность, осознавать себя как носителя позитивных, социально желательных характеристик; с другой стороны, подростки мнительны, зависимы от внешних обстоятельств и оценок, чувствительны к чужому мнению о себе, боятся рассчитывать на собственные силы в трудных ситуациях, не обладают достаточным самоконтролем (p ( 0,05).

Наличие акцентуации по экзальтированному типу объединяет большинство старших и младших девочек со зрительной патологией и их нормально видящих сверстниц с констатированным высоким уровнем тревожности (p ( 0,05). Резкое колебание фаз хорошего и плохого настроения, повышенная впечатлительность, болезненное реагирование и чрезмерная чувствительность к мнению окружающих взрослых и сверстников участвуют в формировании и закреплении тревожности. У большинства же мальчиков контрольной группы высокий уровень тревожности диагностируется при наличии акцентуаций по эмотивному типу, в сочетании с защитными механизмами регрессии и замещения (p ( 0,01).

Длительное пребывание в замкнутом коллективе школы-интерната, узость круга общения за ее стенами также препятствуют формированию нормального уровня тревожности. Слабовидящие подростки считают, что дефект зрения существенно отражается на взаимодействии с окружающими, нормально видящими людьми: в интервью они признавались, что, узнавая о дефекте зрения, об обучении и проживании в школе-интернате, нормально видящие сверстники отказывают в дружбе и общении, не принимают в свои компании. Обида, раздражение, негативный и недостаточный опыт общения с внешним миром формируют такое эмоциональное состояние, при котором даже нейтральные стимулы начинают интерпретироваться как опасные и травматичные. В частности, тревога, возникающая в общении с нормально видящими взрослыми и сверстниками, действует по принципу «замкнутого круга»: чем выше тревожность, тем страшнее вступать в контакт; чем меньше опыта общения, тем больше опасность неудачи и тем скорее общение, действительно, оказывается эмоционально травматичным. Переживание своего отличия от большинства окружающих людей, усиленное опережающим негативизмом в восприятии нормально видящих, а также склонность искать причины жизненных неудач в наличии зрительного дефекта – эти особенности эмоционального реагирования были выявлены с помощью бесед и интервью с высоко тревожными слабовидящими учащимися.

Полученные экспериментальные данные показали, что не только ярко выраженная (высокая) тревожность, но и чрезмерное спокойствие, проявляющееся в замещении, игнорировании, отрицании травматического эмоционального опыта детьми с нарушением зрения, является потенциально опасными для их социально-психологической адаптации. Следует отметить, что в экспериментальной группе уровень чрезмерного спокойствия не только был выявлен у значительно большего количества подростков, но и содержательное его наполнение имело определенную специфику.

В создании крайне низкого уровня тревожности (чрезмерного спокойствия) ведущую роль играет механизм отрицания (p ( 0,05). На фоне гипертимных черт характера у детей с нарушением зрения возникает картина маскированной тревожности (p ( 0,05). Можно сказать, что в условиях школы-интерната такая стратегия преодоления трудностей является вынужденной, не всегда соответствующей личностным особенностям. Чрезмерно спокойные подростки в большинстве случаев занимают неблагополучное положение в группе сверстников, но проявляют нечувствительность к своему реально неблагополучному положению (p ( 0,01). Такая нечувствительность носит защитный характер: чрезмерно спокойный подросток присваивает себе желаемые качества, поведенческие характеристики, отличающие гипертимную личность – активность, общительность, лидерство. При этом чрезмерное спокойствие обнаруживает связь с теми акцентуированными чертами личности, которые в значительной степени обусловливаются слабостью, истощаемостью, повышенной чувствительностью нервной системы, а именно – с педантичностью и тревожностью (p ( 0,05). В образовании чрезмерного спокойствия нормально видящих мальчиков и девочек большую роль играет акцентуация характера по циклоидному типу, используются механизмы психологической защиты – компенсация и вытеснение (p ( 0,05).