DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 13.09.2010

Материалы

загрузка...

Проявления этнопсихологических особенностей абхазов в ходе вооружённого конфликта 1992 – 1993 годов

Бройдо Анна Ильинична, 13.09.2010

 

Образный ряд середины прошлого века отчётливо прослеживается в облике боевых наград непризнанной республики: «За отвагу» и «Герой Абхазии». Феноменальна история партизанского отряда женщин и стариков, организаторы которого в качестве инструкции практически дословно использовали текст романа А.А. Фадеева «Молодая гвардия». Между тем, обращает на себя внимание национальная специфика, проявленная в их действиях: например, символическое, сопряжённое с произнесением торжественной клятвы использование абриса собственной ладони для вышивки древнего национального символа Абхазии на флаге, предназначенном для водружения над городом. Опыт Великой Отечественной войны широко использовался при организации обороны сёл, оказавшихся на оккупированной территории, в организации фронтовой медицинской службы, в методах работы военных комиссаров. В средствах массовой информации и повседневном обиходе широко использовались такие сравнения, как «город Ткварчал – это абхазский Ленинград» или «сожжённое армянское село Лабры – это абхазская Хатынь». В солдатский лексикон органично, сохраняя совершенно определённую эмоциональную окраску, вошли такие многозначные и многоплановые слова-символы, как «комбат», «сестричка», «высота». Похороны погибших бойцов на территории мемориалов, посвящённых тем, кто не вернулся с фронтов Великой Отечественной, стали устойчивой традицией. Исключительно интересным примером духовной и культурной трансмиссии служит и одна из наиболее популярных фронтовых песен: «Вспомним, ребята, мы Гумистинский бой», созданная на основе текстов времён Великой Отечественной и «афганской» войн.

Во втором параграфе – «Добровольческое движение в поддержку Абхазии и архетипы Национально-освободительной войны 1936-1939 гг. в Испании» - отмечается, что экзистенциальность абхазского сопротивления, его народный характер, наличие среди частей абхазского ополчения воинских добровольческих подразделений, сходство отношения к событиям со стороны мирового сообщества и СССР – РФ, вызвало к жизни ряд ярких ассоциаций, связанных с Национально-освободительной войной народа Испании 1936-1939 гг. Одной из характерных черт добровольческого движения в поддержку Абхазии стала его многонациональность, что напрямую восходит к архетипическому для советских людей понятию «интербригада». Примечательно, что лучшая часть волонтёров причисляла себя к духовным наследникам испанских интербригадовцев, действуя под лозунгом «Нас не пройти!». Деятельное сочувствие россиян, возрождение кавказских традиций братской взаимопомощи, патриотический порыв молодёжи диаспоры оказали в том числе и моральное влияние на события 1992-1993 гг., усиливая убеждение абхазов в собственной правоте и легитимности: «Во все века человеческой истории на помощь сражающимся приходили соратники, чтобы в совместной борьбе отстоять общечеловеческие идеалы. Добровольческое движение в защиту Абхазии еще одно свидетельство того, что, быть может, одно из самых достойных и благородных качеств землян еще живо» 12.

В третьем параграфе – «Афганская» субкультура советской молодёжи 80-х годов ХХ века и военный обиход абхазов» - автором зафиксированы следы влияния молодёжной «армейской» субкультуры, сложившейся в 80-е годы ХХ века среди солдат ограниченного контингента советских войск в Афганистане. Вместе с тем, эти фольклорные элементы представляют собой не механические заимствования из «афганской» субкультуры, но адекватную реалиям их переработку. В условиях вооружённого конфликта 1992-1993 гг. эти сатирические миниатюры, очевидно, продолжали фольклорные традиции народа, выполняя те же социальные функции, что и сатирические куплеты минувших веков, т.е.

____________________

12 Ю. Анчабадзе. Вступление к главе. /Абхазия: 1992-1993 годы. Хроника Отечественной войны. М.: Макс, 1995. С. 68.

общественное воздействие стыдом - Апхащара. Высмеивая как солдат противника, так и недостойных солдат собственной армии, они не только поднимали настроение и укрепляли боевой дух воинов, но и пробуждали у них потребность в исправлении своих недостатков. Несомненно, что вышеперечисленные культурные параллели, символизирующие преемственность воинской славы поколений, послужили ещё одним инструментом консолидации не только абхазского этноса в переломный момент его истории. Между тем, органично прижились только те заимствования, которые совпадали с национальной моралью, с установками Апсуара. Сохраняя эмоционально-психологическую окраску и общий облик времени, они подверглись видоизменениям, характерным для национальной культуры.

Таким образом, можно констатировать, что формирование этнопсихологии абхазов не завершилось одновременно с формированием абхазского этноса. Напротив, её основа – древняя система Апсуара, оперируя своей гибкой диалектической конструкцией, и сегодня, несмотря не вызовы глобализации, сохраняет способность к развитию, видоизменяя в соответствии с веяниями времени формы опредмечивания вековых нравственных установок.

В «Заключении» диссертации излагаются основные выводы и результаты работы, а также рекомендации по их практическому использованию, намечены дальнейшие пути изучения темы.

Проведённое в работе исследование этнопсихологических особенностей, проявленных абхазами в ходе вооружённого конфликта 1992-1993 гг., показало, что на возникновение, стойкость и успешность абхазского сопротивления повлияли в первую очередь этнопсихологические факторы. Таким образом, очевидно, что основным нравственным ориентиром народа, как и в минувшие века, является этнокультурная система Апсуара – абхазский этос. При этом Апсуара представляет собой не комплекс застывших форм, но живой и развивающийся организм, обеспечивающий проблему физического и духовного выживания малочисленного этноса.

Положения, выдвинутые и обоснованные в работе, найдут применение в абхазоведческой теории и практике, в том числе - при разработке современного варианта Апсуара, отвечающего сегодняшним условиям существования этноса, ведь «задача, возникающая перед теоретическим мышлением, состоит не столько в констатации потенциальных и реальных антикультурных явлений, сколько в объяснении причин, их вызывающих, в выработке научной модели, всеобщих нравственных принципов и норм, практическая реализация которых может обеспечить свободное и полнокровное развитие культуры малочисленной нации» 13. Необходимость этой работы, имеющей решающее значение для воспитания абхазской молодежи в части формирования этнической идентичности, что позволит сохранить устойчивость межпоколенной трансмиссии, признаётся значительной частью национальной элиты. Выводы и результаты работы могут быть использованы для решения ряда других научно-теоретических и практических проблем гуманитарных наук. Особенно эффективным представляется их применение в целях объективного исследования историко-политических и этнологических причин современных межнациональных конфликтов на Кавказе, выработке действенной методики их прогнозирования, предотвращения и преодоления.

______________________

13 Дамения О.Н. Об этнокультурном феномене малочисленных наций (в порядке постановки проблемы). // Всесоюзная научная сессия по итогам этнографических и антропологических исследований 1986-1987 гг. Тезисы докладов. Сухуми: Алашара, 1988. С. 59.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Бройдо А. И. Этнопсихологические факторы абхазского сопротивления в вооруженном конфликте 1992-1993 гг. // Преподавание истории в школе. М., 2007. № 10. С. 40-43. (Входит в «Перечень ведущих рецензируемых научных журналов, утверждённый ВАК РФ»).

2. Бройдо А.И. Дорога, ведущая к храму, обстреливается ежедневно. М.: Война и мир, 1994. – 138 с.

3. Бройдо А.И. Абхазская грусть Саши Бардодыма. // Герои Абхазии: сборник очерков. Вып. I. Сухум: МО РА, 1995. С. 17-20.

4. Бройдо А.И. Беседы перед минометным обстрелом. // Герои Абхазии: сборник очерков. Вып. I. Сухум: МО РА, 1995. С. 58-60.

5. Бройдо А.И. Великая Отечественная война и этнопсихология абхазов: влияния и взаимодействия. // Россия и Абхазия: современные проблемы сотрудничества и сближения. М., 2006. С. 73-82.

6. Бройдо А. И. Своеобразие проявлений этнопсихологии абхазов в ходе войны 1992-93 гг. // Алиевские чтения: материалы научной сессии преподавателей и аспирантов университета. Часть II. Карачаевск: Издательство КЧГУ, 2006. С. 28-30.

7. Бройдо А. И. Этнокультурная система апсуара-абхазство как основа нравственного поведения. // Алиевские чтения: материалы научной сессии преподавателей и аспирантов университета. Часть II. Карачаевск: Издательство КЧГУ, 2006 г. С. 31-34. (В соавторстве с Р.Г. Читашевой).

8. Бройдо А.И. Дорога к храму под обстрелом. М.: InfoRos, Цивилизация XXI век, Российский миротворец, 2007. – 112 с.

9. Бройдо А. И. Пицунда и окрестности. История и современность. М.: Троица, 2007. – 32 с. (В соавторстве с Р.М. Барцыц).

10. Бройдо А.И. Апсадгыл бзиабара – любовь к родине – как этнопсихологический фактор абхазского сопротивления в грузино-абхазской войне 1992-1993 годов. // Вестник КЧГУ им. У.Д. Алиева. Вып. 22. Карачаевск, 2007. С. 106-121.

Бройдо Анна Ильинична

Своеобразие проявлений этнопсихологии абхазов

в ходе вооруженного конфликта 1992–1993 годов.

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Подписано в печать 17.07.2008. Тираж 100 экз. Услов. печ. л. 1,3.

Отпечатано в типографии