DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций


В таджикском литературном языке

Мухамадиев Шамсудин Субстантивация, 13.06.2010

 

е) Иногда глагольные основы в значении существительного встречаются в уменьшительно-ласкательной форме. Уменьшительное значение выражается посредством прибавления морфемы «- ак» и «-ча» к глагольной основе.

ж) Глагольные основы, перешедшие в существительные, согласно правилам словообразования существительного и прилагательного, принимают аффиксы имен существительных и служат для выражения новых – именных - значений.

Большинство субстантивированных глагольных основ в значении существительного могут использоваться в форме редупликата.

1.2. Субстантивация аориста. «Аорист, или форма настоящего времени сослагательного наклонения в действительном залоге, образуется от основы настоящего времени и глагольных окончаний» (40,308).

Аорист как спрягаемая форма глагола служит для выражения различных модальных семантических оттенков, таких, как: желательность, возможность/невозможность, неизбежность, вынужденность, предположительность (гипотетичность), необходимость, внезапность действия и т.д.

Некоторые глаголы в форме аориста первого лица единственного числа и третьего лица единственного и множественного числа перешли в существительное, прилагательное или наречие в новый период развития таджикского языка. Аорист в этом значении и функции потерял все лексико-семантические и грамматические особенности глагола и вместо них принял морфологические значения существительного или других частей речи.

2. Субстантивация неспрягаемых глаголов. 2.1. Субстантивация причастия. Случаев перехода причастий в существительные значительно больше, чем других неспрягаемых (неличных) форм глагола, так как эта гибридная глагольная форма выступает в трех временных формах и имеет различные морфологические варианты. Д.Т. Таджиев подчеркивает: «Если причастия теряют одну или несколько своих глагольных особенностей, они обязательно переходят в разряд имен прилагательных. Использование причастий настоящего времени в той же временной форме, как и сказуемое в предложении, ослабляет их временной признак и тем создает почву для перехода причастий в прилагательное, где они выражают уже не временные (процессуальные), а постоянные признаки предметов» (129).

Причастие переходит в разряд имени существительного в тех же своих морфологических формах:

1) в форме прошедшего времени с суффиксом – а;

2) в форме прошедшего времени с суффиксом - гї;

3) в форме настоящего времени с суффиксом -о;

4) в форме настоящего времени с суффиксом -анда;

5) в форме настоящего времени с суффиксом - гї;

6) в форме настоящего времени с суффиксом - ї;

Итак, в этом разделе диссертации разъясняется то, что имеется немало случаев перехода причастий в имени существительного.

2.2. Субстантивация инфинитива. Инфинитив в таджикском языке также является одной из достаточно распространенных неспрягаемых глагольных форм и, так же как и причастие, имеет особенности как глагола, так и имени существительного. «Инфинитив называют названием действия, поэтому он принимает все грамматические категории существительного, используется с предлогами и послелогами, изафетным окончанием, притяжательными суффиксами (местоименными энклитиками), количественными числительными и указательными местомениями. Следовательно, утверждение о том, что инфинитив субстантивируется, как нам думается, не совсем правильно» (112, 189).

Однако мы не можем согласиться с таким мнением, поскольку инфинитивы, относясь к неспрягаемым (неличным) формам глагола, приобретают морфологические признаки существительного и переходят в разряд имен существительных.

Инфинитив принимает следующие грамматические признаки в значении и функции существительного:

а) Во множественном числе принимает суффикс «- њо».

б) Как имя существительное, приобретает категорию определенности и используется с послелогом–ро, и артиклем – е.

в) Используется в позиции подлежащего (как имя существительное) и выступает как субъект действия или состояния.

г) Инфинитив принимает притяжательные суффиксы (местоименные энклитики) для выражения отношения действия и лица.

д) В составе словосочетания, как определяющий компонент, в большинстве случаев вместе со словами-определениями, обозначающими желание, время, место, причину, цели и т.п., создает изафетное словосочетание.

е) Инфинитив в функции прямого дополнения или обстоятельства используется в обычной форме и в форме «усечённого инфинитива» с предлогами.

3. Особенности субстантивации наречий. Возможность использования нароечий в определённых контекстных условиях в функции существительного свидетельствует о том, что их использование в субстантивном значении – через посредство прилагательного (в резулуьтате первоначальной адъективации наречий) - определяется именно их синтаксической функцией, местом в предложении и грамматическими показателями.

Лексическое значение этих слов особенно чётко определяется в следующих грамматических моментах. В значении имени существительного они непосредственно обозначают названия времени, места, направлений, уровней, площадей, объемов, количеств, даже иногда и лиц (дурон, наздикон, аќрабо (дальние родственники, близкие родственники), отвечают на вопросы кто? и что? и принимают специальные грамматические признаки.

4. Субстантивация служебных слов. Хотя случаи использования служебных слов в функции самостоятельных частей речи и не являются распространённым явлением в таджикском языке, тем не менее, они встречаются и потому их нельзя не принимать во внимание. В подобных случаях служебные (неполнозначные, несамостоятельные) слова теряют свои вспомогательные функции - связывать самостоятельные слова и предикативные единицы - и приобретают предметное значение. В предложении к таким служебным словам можно задать вопросы существительных (кто? кто?), поскольку они принимают все грамматические признаки имени существительного.

В таджикском языке в существительные переходят в первую очередь предлоги, союзы и отдельные частицы. Они могут передавать в тексте морфологические особенности и синтаксические функции существительного.

4.1. Субстантивация междометий. Качественные междометия могут приобретать субстантивные особенности в тексте. Они, как слова, выражающие психическое состояние, различные чувства человека (радости, восторга, удивления и т.д.), выражают эти чувства как предмет и таким образом приобретают грамматические категории существительного:

1) Используются во множественном числе, и множественность чувств и эмоциональных явлений выражется посредством использования суффикса -њо:

«Њай-њай»-њо ва сарљунбонињои афсўсомез аз тарафи ањли сўњбат сар шуд

2) Приобретают категорию определенности имени существительного:

Оњро дар синаи тираи дили ман њељ асаре нахоњад буд (45, 196).

3) В составе словосочетаний в качестве определяемого, стержневого, компонента принимают определение и связь между компонентами словосочетания обеспечивается изафетным окончанием:

Эй дўст, биёву войи ман кун,

Фикри ману вой-войи ман кун (140, 185).

4) Как имя существительное, используются в роли одного из членов предложения и вступает с другими членами предложения в синтаксические отношения:

Њољї як оњи чуќур кашида, њозиронро як-як аз назар гузаронид (45, 42).

5) Используются с синонимичными междометиями или существительными и создают парное выражение, усиливая при этом свое значение. Использование междометий в одном ряду с именем существительным и способность образовывать с ним парные сочетания свидетельствуют об их субстантивации:

Пас аз доду вой занњо ба Љумъаќул наздик шуда, чунин шарњ доданд (45,