DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 13.03.2012

Материалы

загрузка...

Монархическая власть в консервативных государственно-правовых учениях России XVIII – XX вв.

Комова Наталья Борисовна, 13.03.2012

 

Исходя из положений, изложенных в параграфе, диссертант формулирует выводы о том, что идеал государственно-правового строительства в России всегда был выражен «соборной монархией» или «демократическим самодержавием», в рамках которого разные институты народного представительства и могут определять законодательные функции верховной власти, социальную правовую политику, осуществлять контроль за деятельностью государственного аппарата и т. д. Кроме того, в рамках «демократического самодержавия» будет происходить развитие местной власти по модели, органичной традициям российского политико-правового мироупорядочивания, системе сложившихся в силу действия многих факторов властных отношений.

Глава четвертая «Постсоветская форма правления России в неомонархических концепциях» содержит два параграфа.

В первом параграфе «Неомонархизм в России в конце ХХ – начале XXI века: причины возникновения, место и роль в современных политико-правовых учениях» диссертант, рассматривая содержание российского неомонархизма, его идейные и практические перспективы в отечественном политико-правовом и духовном пространстве, констатирует его теснейшую связь с актуальными проблемами государственно-правовой модернизации, государственно-правового строительства в постсоветской России. Собственно, возникновение неомонархизма и его все более растущая популярность в юридических, политологических и философских кругах есть не что иное, как результат наступившего еще в 90-х годах ХХ века либерального политико-правового хаоса, серьезнейших ошибок правящих элит, допущенных в процессе постсоветского реформирования, своего рода «ответ» на кризис многих республиканских политико-правовых институтов.

Современные неомонархические идеи, естественно, развиваются в весьма антиномичной идейной плоскости, в которой, впрочем, только и могут иметь место проекты дальнейшего развития российской государственности, тем более что политический процесс, результаты государственно-правового строительства в переходные эпохи никогда не бывают полностью предопределены и национальная политико-правовая история должна осваиваться как открытая и многовариантная.

Наличие монархических идей в современном российском правоведении является показателем его освобождения от методологического монизма, абсолютного господства марксистских и ленинских теоретических установок и перехода к разного рода культурцентристским способам понимания национальной государственно-правовой действительности (связанным с вариативностью, многополярностью ее изменений), многие из которых как раз и были разработаны российскими консерваторами XIX–XX веков.

Далее диссертант отмечает, что оценка монархических идей, принципов, доктрин и проблем легитимности институтов монархической власти в России, исторической и современной, должна проводиться по нескольким критериям (содержанию структурных элементов): нормативно-правовому, институционально-организационному и духовно-социологическому.

С точки зрения автора, важно осознавать, во-первых, каким образом и, во-вторых, насколько в той или иной неомонархической теории представлены данные структурные элементы организации монархического публично-властного и правового пространства. Только в этом случае возможно «отсечение» явно утопических концепций, а также тех доктрин, которые носят не научный, а, скорее, идеологически-пропагандистский характер.

Вообще, нарастающий (несмотря на все усилия современных либералов) интерес к монархии наблюдается не только в ряде западных государств, стран Восточной Европы, но и в современной России, хотя в силу ряда факторов монархические настроения в отечественной государственности все же пока имеют «локальный», ограниченный в юридическом и институционально-политическом планах характер. Однако одним из отмечаемых преимуществ института монархии многие консерваторы (как классики, так и современники) считают органически присущую монарху пожизненную ответственность за страну перед настоящими и последующими поколениями подданных, своей династией, наследником, а кроме того – перед Богом. Последнее обстоятельство, несомненно, придает особый характер ответственности монарха, выводит ее за политико-правовые рамки, сакрализирует этот и без того сложный институт.

В заключение параграфа диссертант выявляет в постсоветском неомонархическом дискурсе следующие концептуальные направления: переход от авторитарной республики к конституционной (народной) монархии (М.П. Рачков, А. Казин); реставрацию православной самодержавной монархии (Л. Афонский, А.М. Величко, М.Б. Смолин, М.В. Назаров).

Автор отмечает, что неомонархисты выдвигают свой, принципиально отличающийся от общелиберальных и социалистических вариантов модернизационный проект развития России в XXI веке. Диссертант не согласен с оппонентами неомонархизма, полагающими, что современные российские монархисты якобы «отрицают» или просто «не хотят признать» наличие кризисных моментов в российском самодержавии начала ХХ века и стремятся к идеализации всех монархических институтов, обычной «ретроориентации масс», то есть занимаются «исторической мифологией». В отношении объективного характера российской революции февраля 1917 года неомонархисты, как правило, едины во мнениях: факты свидетельствуют о том, что она вообще не была вызвана внутренними экономическими или социальными проблемами. Революция являлась преднамеренно спланированной и организованной враждебными стране внешними и внутренними силами, которые стимулировали нарушение ряда законов Российской империи, целенаправленно раскололи русский народ и «стравили» людей между собой.

Второй параграф «Легитимация президентской власти в условиях этатистско-самодержавного правового сознания» посвящен особенностям легитимации власти Президента РФ в условиях национальной правовой и политической культуры.

Диссертант, анализируя теорию легитимации государственной власти, отмечает, что закрепившееся в конце XIX – начале ХХ века в зарубежном и затем отечественном правоведении и политической философии понятие «легитимность государственной власти» «схватывает» реальные процессы признания большинством населения тех или иных властных действий на самом общем уровне, так как по большому счету в конкретном социуме речь идет не о легитимации государственной власти вообще (в практике это трудно себе представить), а о более предметном выражении этой категории – легитимации конкретных носителей государственной (или шире – публичной) власти. Конечно, чаще всего имеются в виду не парламенты или правительства, а главы государств: монархи или президенты, имеющие ощутимые и признаваемые большинством населения рычаги власти и управления.

Автор обосновывает положение о том, что в российской государственности после 2000 года легитимность власти Президента РФ начинает складываться (примерно за ближайшие 2–3 года его правления) из трех «легитимирующих» составляющих: харизматической, традиционной и отчасти (в меньшей мере) – рациональной. Историческая же практика убеждает в типичности такого пути, его привычности для российского социума, коллективного восприятия главы государства («первого номера»). Именно такой, комбинированный, тип легитимации власти второго Президента РФ положительно отразился на многих политико-правовых, социально-экономических, идеологических, геополитических и даже демографических процессах.

Кроме того, по мнению диссертанта, в методологическом и теоретическом аспектах необходимо оcмыслить изменения конфигурации российского политического режима, произошедшие с 2000 года, рассмотреть особенности и значение основы национальной политической системы – института главы государства (президента) – для дальнейшего развития отечественной государственности, так как появление (практически не изученного в правовой науке) института национального лидера, безусловно, вызвано изменением вектора эволюции государственно-правового (более точная категория с позиции рассматриваемой автором проблемы) режима в постсоветской России.

Диссертант считает, что в современной юридической литературе следует выделить несколько основных подходов к пониманию сущности национального государственно-правового режима: институциональный, неоинституциональный и социологический. Именно в их рамках автором предлагается оценка различных проектов трансформации президентской власти в монархическую (например, через внесение в Конституцию РФ нормы о «бессрочной» избираемости Президента и т. п.). Тем более что российское общество стремится увидеть в монархе прежде всего национального лидера, свободного от партийной «возни», стоящего выше мнимых выборов, не зависящего даже от Конституции РФ в той мере, в какой это имеет место в отношении Президента, но готового взять на себя ответственность за страну «по совести», «по правде».

В завершение параграфа диссертант подводит итоги и отмечает, что в отношении импортированного в ткань отечественной правовой и политической культуры института президентства, имеющего вполне конкретную (франко-американскую) «прописку», юридическое сообщество проявило почти единодушное «научное презрение», выразившееся в отсутствии широкой и содержательной дискуссии по поводу адекватности этой формы государственного правления для современной государственно-правовой реальности.

В заключении обобщаются итоги, формулируются выводы диссертационного исследования, намечаются перспективы дальнейшей разработки научных проблем, связанных с идеологией государственно-правового монархизма.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих научных публикациях автора:

Монографии:

Комова Н.Б. Концептуальные и идейно-теоретические основы монархической государственности в России: Монография. – М., 2009. – 148 с.

Комова Н.Б. Консервативно-правовые идеи верховной власти в России: Монография. – М., 2011. – 192 с.

Статьи в рецензируемых научных журналах и изданиях:

Комова Н.Б. Идея монархического правления в условиях постсоветской России // Философия права. – 2008. – № 6. – С. 114–118.

Комова Н.Б. Российская монархия в контексте консервативных государственно-правовых концепций: мифы и реальность // Северо-Кавказский юридический вестник. – 2010. – № 2. – С. 55–58.

Комова Н.Б. Православный монархизм: доктринально-правовой и исторический аспекты // Философия права. – 2010. – № 2. – С. 55–59.

Комова Н.Б. Легитимность монархической власти в российском государственно-правовом пространстве: доктринальные аспекты // Философия права. – 2010. – № 4. – С. 17–20.

Комова Н.Б. Идеологема «Москва – Третий Рим» в контексте развития русской монархии XVI века: доктринально-правовое и историческое измерения // Философия права. – 2010. – № 5. – С. 73–77.

Комова Н.Б. Стратегии российского государственного строительства: доктринально-правовые и культурно-исторические основы // Философия права. – 2011. – № 1. – С. 31–36.

Комова Н.Б. Институт правовой ответственности главы государства в контексте идеологии монархической власти // Юристъ-Правоведъ. – 2010. – № 2. – С. 56–60.

Комова Н.Б. Трансформация православной доктрины государственной власти в начале XVIII века: теоретико-правовое и историческое измерение // Философия права. – 2011. – № 5. – С. 110–113.

Комова Н.Б. Монархическая идея в отечественном государственно-правовом консерватизме // Философия права. – 2011. – № 6. – С. 94–99.

Комова Н.Б. «Русский папизм» в контексте национального государственно-правового строительства XVII века // Философия права. – 2011. – № 3. – С. 81–86.

Комова Н.Б. Институт царской власти в русском государственно-правовом и духовном пространстве XVII века // Северо-Кавказский юридический вестник. – 2011. – № 4. – С. 32–37.

Комова Н.Б. Идея монархической власти в России на рубеже XV–XVI веков // Юристъ-Правоведъ. – 2012. – № 1. – С. 40–45.

Комова Н.Б. Модернизация Российского государства в XXI веке: Монархическая идея в контексте модели устойчивого политико-правового развития // Философия права. – 2012. – № 1. – С. 97–102.

Комова Н.Б. Царская власть в России: к вопросу об историко-правовой преемственности // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2012. – № 17. – С. 74–77.

Иные публикации:

Комова Н.Б. Институциональные матрицы в правовом пространстве России: методология исследования / Н.Б. Комова, Р.А. Лубский // Правовое и политическое взаимодействие: Сборник тезисов Всероссийской научно-теоретической конференции. – Ростов н/Д, 2004. – С. 52–63.

Комова Н.Б. Геополитические и культурно-цивилизационные источники экономической безопасности // Порядок общества: актуальные проблемы социально-правовой теории: Межвузовский научный сборник. – Ростов н/Д, 2008. – С. 378–383.

Комова Н.Б. Особенности властных отношений в процессе формирования монархического правления в России // Порядок общества и правовой нигилизм: Межвузовский научный сборник. – Ростов н/Д, 2008. – С. 287–295.