DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 11.07.2012

Материалы

загрузка...

Идеологическая безопасность российского общества в контексте трансформационных вызовов современности

Солодовник Любовь Владимировна, 11.07.2012

 

9. Совокупность трансформационных глобализационных воздействий формирует разнообразные угрозы идеологической безопасности общества. Во-первых, это проникновение массовой культуры низкого уровня, ведущее к нежелательным идейно-мировоззренческим последствиям, размыванию и искажению ценностного потенциала. Во-вторых, внешнее информационно-идеологическое воздействие, способное в условиях патриархально-традиционного и слабо модернизированного общества негативно влиять на идеологическое программирование индивидуального и массового сознания и социального поведения. В-третьих, экспансия извне идеологии и мировоззрения меркантилизма, потребительства, наживы любой ценой, что приходит в противоречие с иллюзорными представлениями о социальной справедливости и оставшимися от советской эпохи в массовом сознании установками примитивного эгалитаризма и нетребовательности.

10. Выявление идеологического воздействия западных культурных образцов на идейно-мировоззренческую структуру и коммуникативно-поведенческие практики в координатах идеологической безопасности выводит в проблемное поле социально-философской рефлексии измерение трансформационных вызовов современности. Идеологическое воздействие западных культурных образцов реализуется, прежде всего, в русле массовой культуры, основные доминанты которой - высокая проникающая способность, ориентация на массовое потребление, развлекательность, коммерциализация, стандартизация продуктов массовой культуры, эксплуатация имиджей и стереотипов, создаваемых ею. Общество, которое долгое время структурировалось в рамках единой официальной идеологии и определенной картины мира, теряется перед разнообразием новых идей и оказывается неспособно к их трезвой критической оценке. В итоге вызов современности сказывается на коммуникативно-поведенческих практиках, претерпевающих существенную трансформацию.

11. В условиях, когда общество пытается найти объединяющие ценности и идейные ориентиры, внешнее информационно-идеологическое воздействие в пространстве слабо модернизированного общества способно негативно влиять на идеологическое программирование индивидуального и массового сознания и социального поведения, устойчивость идеологической сферы. Источник внешних угроз проистекает из условий глобализации, которые неизбежно, хотя и зачастую стихийно-бессознательно, продуцируют опасность утраты идеологической идентичности, возникновения монополии одного центра в мировом медийном пространстве, что тесно связано с идеологической устойчивостью общества. В подобных условиях идеологическая безопасность выступает как степень устойчивости к возникающим опасностям и угрозам, как уровень определенного иммунитета перед ними, а также как готовность и способность устранить или нейтрализовать эти опасности и угрозы.

12. Вопросы безопасности, их понимание и решение во многом определяется позицией политической элиты, ее видением проблем и угроз. Идеологически осознано, что обеспечение национальной безопасности страны и общества – задача комплексная. Императивы обеспечения идеологической безопасности посредством потенциала и ресурсов в стратегии национальной безопасности государства и общества проявляются на фоне угрожающего распада социальных связей, кризиса ценностно-мировоззренческих ориентаций. В этих условиях обоснование обеспечения идеологической безопасности тесно увязывается с модернизацией как составной частью социокультурной трансформации. Особое значение приобретает культура как потенциал и ресурс противодействия вызовам и угрозам идеологической безопасности общества. Важную роль в обеспечении идеологической безопасности общества призваны играть также интеллектуальные ресурсы общества.

13. Выявление обстоятельств, связанных с необходимостью оформления национально-государственной идеологии как одного из условий обеспечения идеологической безопасности, обусловлено тем, что общество переживает период «идеологического дефицита». Несмотря на многочисленные дискуссии, необходимость объединяющей идеологии на основе верховенства закона и нравственности осознается все более отчетливо, хотя целый ряд расхождений и недоразумений связан с тем, что многие интеллектуалы сводят сущность идеологии только в политической идеологии. Чтобы общество сумело выстоять перед натиском противоречивых трансформационных вызовов современности, необходимо, в том числе, упорядочить идеологическое пространство, зафиксировать устойчивую систему позитивных социальных и идеологических ценностей, выстроить полноценные идеологические практики. В этих условиях решающее значение приобретает позиция властной элиты и насущная необходимость изжить идущие «сверху» ложь, лицемерие и двоемыслие. Именно концепт идеологической безопасности, введенный в пространство социально-философской рефлексии, позволяет понять, что идеологическая подсистема общества способна при создании должных условий выполнять функции интеграции и поддержания ценностно-нормативного образца.

Научно-теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Научно-теоретическая значимость исследования состоит в приращении концептуального знания изучения идеологической безопасности российского общества, что позволяет выйти на новый уровень осмысления тематики. Проведенный анализ, связанный с выявлением сущности трансформации идеологического пространства российского общества под воздействием вызовов современности, рассмотрением идеологического формата социокультурного кризиса, осмыслением семантики безопасности в идеологическом пространстве общества в контексте практик власти и властвующих акторов позволяет привлечь внимание к дальнейшей разработке соответствующих проблем.

Практическая значимость исследования определяется тем, что теоретические подходы и некоторые положения прикладного характера могут использоваться в учебно-педагогической деятельности при подготовке учебных пособий и специальных курсов в вузах по социальной философии, социологии, философии культуры, а также стать основой для подготовки соответствующих спецкурсов, научно-методических и учебно-методических пособий и разработок.

Апробация работы. Положения и выводы диссертационного исследования обсуждалась на заседаниях кафедры социологии, политологии и права Института по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук Южного федерального университета.

Результаты исследования были изложены на региональных, международных и всероссийских научных и научно-практических конференциях и семинарах в 2011–2012 гг., в частности на Международной научно-практической конференции «Модернизация России: региональные особенности и перспективы» (г. Ростов-на-Дону, 21–22 апреля 2011 г.); региональной научной конференции «Путь в науку: молодые ученые об актуальных проблемах социальных и гуманитарных наук» (г. Ростов-на-Дону, 21–22 апреля 2011 г.); III международной научно-практической конференции «Кавказ – наш общий дом» (г. Ростов-на-Дону, 27–29 сентября 2011 г.); Всероссийской научной конференции «Геополитическая миссия России в XXI веке и национальная идея» (г. Ростов-на-Дону, 17–18 марта 2011 г.); Международная научно-практическая конференция «Социальное партнерство в России: фактор инновационного развития и общенациональной солидарности» (г. Ростов-на-Дону, 19–20 апреля 2012 г.), «Дни PR на юге России. Говори своим голосом» (г. Ростов-на-Дону, 5-6 июня 2012 г.).

Основное содержание диссертационного исследования отражено в 29 научных публикациях, в том числе в изданиях, которые входят в список ВАК Минобрнауки РФ, и составляет общий объем около 29 п. л.

Результаты диссертационного исследования нашли применение в разработке магистерской программы на отделении «Регионоведение» Института по переподготовке и повышению квалификации ЮФУ.

Структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, тринадцати параграфов, заключения, списка литературы и источников, который включает 360 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность темы, рассматривается степень ее научной разработанности, формулируются цель, задачи, объект, предмет и гипотеза исследования, показана теоретико-методологическая база исследования, раскрывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, показана теоретическая и практическая значимость исследования, представлены апробация и структура работы.

В главе первой «Теоретико-методологические проблемы изучения идеологической безопасности российского общества» выявляются концептуально-теоретические подходы и базовые понятия, имеющие теоретико-методологическое значение для осмысления проблем и рефлексивных принципов, связанных с анализом идеологической безопасности российского общества. Выстроен авторский методологический конструкт изучения идеологической безопасности российского общества в условиях глобальных трансформационных вызовов современности.

В параграфе 1.1 «Теоретические подходы в изучении идеологии в контексте безопасности» показано, что степень идеологической нагруженности понятий и концептов непосредственно связана с самим феноменом идеологии. В подобной когнитивной ситуации выявление и систематизация теоретических подходов социально-философской рефлексии идеологии в контексте безопасности общества позволяет более четко выявить смысловые контуры исследования.

В философской мысли сложились разнообразные концепции, интерпретирующие явление идеологии. Существуют разнообразные определения понятия «идеология». Подобное многообразие определений, значений и смыслов обусловлено тем, что в любом определении внимание всегда акцентируется на одном из аспектов или фрагментов социальной реальности, которую определяет исследователь. Поэтому оно не может претендовать на исчерпывающую полноту. В итоге проблема отсутствия «смысловой гибкости» в большинстве научных понятий в какой-то мере компенсируется взаимодополняемостью различных определений.

В свою очередь, выявление теоретических подходов в изучении идеологии в контексте безопасности общества показывает, что имеющиеся в настоящее время в социально-гуманитарных науках определения и характеристики безопасности, несмотря на их противоречивость, с учетом их содержания и смыслового наполнения, можно разделить на две основные группы. Первую составляют определения, основывающиеся на непосредственном смысле слова «безопасность», определяемой семантикой русского языка (безопасность – отсутствие опасности или ее угрозы кому-либо или чему-либо сохранность, надежность). Эти определения правомерно назвать охранительными. В них безопасность характеризуется как гипотетическое отсутствие опасности, самой возможности каких-либо потрясений, катаклизмов для объекта, системы, как их реальная защищенность от опасностей, способность надежно противостоять опасностям и угрозам. Вторая группа – это определения, в которых безопасность рассматривается в более широком контексте, с позиций внутренней организации, функционирования и развития какого-либо объекта, системы, их взаимодействия с окружающей социальной и культурной средой.

Современное российское общество переживает противоречивый переход в постиндустриальное состояние. Проблема обеспечения идеологической безопасности начинает перемещаться в сферу практической политики, что связано как с процессами глобализации и информатизации, так и с усложнением социальной жизнедеятельности. В условиях переходности существенные фрагменты традиционной социальной мысли оказываются в состоянии неопределенности и растерянности, поскольку привыкли оперировать устоявшимися представлениями о жизни общества.

?????¤????*?l

?l?0???#?

?l?0???#?

?l?0???#?

?l?0???#?

российского общества, определить, что идеологическая безопасность как системный фактор национальной безопасности выдвигается на первый план общественного и научного внимания, поскольку речь идет о сохранении безопасности общества, сбережении базисных значений и ценностей. В связи с актуализацией феномена идеологической безопасности и усложнением ее содержания особое значение приобретают теоретико-методологические проблемы ее изучения.

В параграфе 1.2 «Методологический конструкт изучения идеологической безопасности российского общества в контексте трансформационных вызовов современности» автор исходит из того, что проблемное поле социально-философского изучения идеологической безопасности общества включает выстраивание исследовательского конструкта, в основе которого - концептуализация базовых понятий в координатах научной проблемы, которая сформулирована следующим образом – какие существуют и каким образом проявляют себя внутренние и внешние угрозы идеологической безопасности российского общества в условиях трансформационных вызовов современности? При том, что эти вызовы препятствуют человеку в его повседневном идеологически обусловленном практическом взаимодействии с другими людьми конструировать свою социальность и воспроизводить систему социальных смыслов, а обществу поддерживать идеологическую сферу в состоянии адекватности другим сферам, удерживать общественное сознание в определенных идеологически выверенных пределах ценностных ориентаций, толерантности и социальной солидарности.

Базовыми в данном исследовании выступают такие понятия, как «безопасность», «идеология», «идеологическое пространство», «идеологическая безопасность». «Производство» идей в социальном мире в конечном итоге всегда оказывается подчиненным логике власти. Этой логикой владеют идеологи, умеющие манипулировать идеями и социальными группами. Опасности и угрозы идеологической безопасности российского общества выявляются в условиях «вызова современности», когда имеют место кризис традиционных связей, утрата социокультурной идентичности индивидами и общностями, а человек вынужден заново определять свое место в мире, находить или самостоятельно формировать адекватные поведенческие и коммуникативные структуры в условиях становления информационного и массового общества.

Автор исходит из того, что идеологическая безопасность – это системно-функциональное состояние идеологического пространства общества, при котором созданы условия, обеспечивающие личности и обществу возможности адекватно воспринимать и объективно оценивать социальную реальность, выводить на периферию внимания и по возможности обеспечивать нейтрализацию идей, которые «смущают умы и развращают души» и общественную нравственность, поддерживать защищенность от деструктивного воздействия на духовно-ценностную составляющую вектора общественной эволюции, интеллектуально-познавательную сферу человеческого бытия. Потенциальным следствием этого, а в ряде случаев и осознанной целью, является размывание или искажение ценностно-мировоззренческих и нравственно-этических установок, моральных и духовных устоев, деформация поля символической борьбы за социальную гегемонию, разрушение исторической памяти и формирование новых мифологем.

Тем самым идеологическая безопасность, при всей «плавающей» семантике термина, выступает как способ обращения с социальной реальностью. Она является качественной характеристикой состояния общества, оценки потенциала базовых целей и ценностей, системно-функциональной согласованности политических институтов, идеологии и культуры, поскольку безопасность и жизнеспособность общества во многом обеспечивается и определяется тем, как оно сегодня производит свое «завтра».

В главе второй «Идеологическое измерение социокультурной трансформации российского общества в условиях вызовов современности» исследование идеологической безопасности общества в социально-философском ракурсе базируется на уяснении, прежде всего, идеологической составляющей социокультурной трансформации российского общества в условиях вызовов современности, то есть с точки зрения того, какое место занимает данный феномен в социальном бытии. Соответственно, в главе рассматриваются такие сюжеты, как фактор идеологии в советском обществе, трансформация идеологического пространства российского общества под воздействием вызовов современности, наконец, идеологические параметры социокультурного кризиса.

В параграфе 2.1 «Фактор идеологии в советском обществе» авторская логика базируется на том, что обстоятельства проявления и возвышения фактора идеологии в советском обществе были обусловлены утверждением нового политического режима и существенным изменением социальной реальности. С течением времени средства идеологической индоктринации превращаются в важный ресурс тоталитарной или, позднее, авторитарной власти. Государство ставило человека в состояние полной зависимости от себя, а режим требовал от подданных не просто подчинения, а постоянного проявления преданности и признательности. Целью идеологического воспитания было не столько убеждение, сколько блокирование сознания человека и преобразование его в нужном властям направлении.

Саморазоблачения партийной верхушки на ХХ съезде стали первотолчком для духовного раскрепощения общества. Но XX съезд лишь слегка приоткрыл завесу в область запретного знания. Партия полностью сохранила контроль над распространением идей и информации.

В послесталинский период идеологи «развитого социализма» создавали теоретическую базу апологетики сложившейся административно-командной системы. Идеологические установки активно внедрялись в массовое сознание через механизм индоктринации. Средства массовой информации, разветвленная система политической учебы на всех предприятиях и в учреждениях, партийные, комсомольские, профсоюзные организации, система образования и просвещения служили важнейшими инструментами по доведению до каждого человека основных постулатов концепции «развитого социализма».

Однако в условиях оформления «двойственности» социального устройства, разделения жизни на открытую и скрытую, расхождением между идеологическими декларациями и реальной действительностью привычными становились двоемыслие и двоеречие, что разрушало идеологическую устойчивость общества.

В параграфе 2.2 «Трансформация идеологического пространства российского общества под воздействием вызовов современности» показано, что в российском обществе социокультурная трансформация и изменения становятся повсеместным фоном, который с течением времени все чаще воспринимается многими как само собой разумеющееся. Это жизнь в условиях «перманентной революции», когда изменения и динамику начинают отслеживать не по факту их наличия или отсутствия, но по характеру интенсивности темпов развития.

В этих условиях все более актуальное звучание приобретает изучение сущности социокультурной трансформации общества и изменения идеологического пространства средствами социально-философского анализа, способствующими более адекватному выявлению глубинных характеристик и доминант, ориентирующегося не на «точность познания», а на «глубину понимания» (М.М.Бахтин) социальной реальности и объектов-артефактов, включая расширение и углубление представлений о возрастающем разнообразии угроз и рисков идеологической неустойчивости.

На фоне системной трансформации общества, вызванной стремительным крушением «советского мира», современное «российское» не обрело собственного содержания, в чем свою роль сыграла и политика деидеологизации. Выход из коммунистического проекта воспринимался в равной мере как процесс департизации и деидеологизации. Происходит переход от моноидеологии к идеологическому многообразию.

Проблемы идеологии первоначально практически выпали из сферы внимания власти, общества и практической политики. Отчасти явная, отчасти подсознательная управленческая стратегия предполагала, что главное – техническое обеспечение реформ, позитивный результат которых в скором будущем сам сработает лучше любой идеологии. Свою роль сыграло и то, что «идеология вообще» естественным образом отождествлялась с идеологией собственно коммунистической.

Но индивид и общество всегда живут в определенном идеологическом пространстве, то есть в идеосфере как поле идеальных продуктов деятельности человечества, совокупности значений, смыслов, ценностей. Разрушение идеологической структуры социума вызвало дезорганизованность и дисфункциональность всех его сфер. Трансформация идеологического пространства российского общества под воздействием вызовов современности отличается нарастающей неопределенностью, иррациональностью, дезинформированностью, что препятствует адекватному восприятию человеком социальной реальности, формированию в соответствии со своим опытом и ценностями определенных убеждений, негативно влияет на защищенность идеосферы и идеологических практик от деструктивного воздействия идей и идеологических технологий.

В параграфе 2.3 «Идеологический формат социокультурного кризиса» показано, что 1990-е годы в России для большинства людей были временем борьбы за физическое выживание. Но уже тогда в обществе, перешедшем на иной виток социально-исторического развития, начинает существенно меняться идейно-мировоззренческая и духовно-нравственная обстановка. В условиях мировоззренческого плюрализма и усложнения социальной реальности актуализируется необходимость рефлексии общества как «поля» реализации различных интенций духовного бытия. Неустойчивость «духа времени» и появление «онтологически неуверенной личности» выражается в участившихся дискуссиях об иррациональности общества, возрастании рисков, оформлении идеологии беспомощности перед лицом противоречивых воздействий «вызова современности».