DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 11.04.2011

Материалы

загрузка...

Историко-теоретический и методологический анализ структуры права

Азми Дина Мамдуховна, 11.04.2011

 

Говоря об отраслевом делении права, нельзя забывать и про его классификационную условность. В данной связи, а также учитывая увеличивающееся число «отраслей» права (медицинское, спортивное, военное, служебное, акционерное, корпоративное, транспортное и т.д.), необходимо сказать, что выделение безмерного числа отраслей права способствует необоснованному обособлению юридической науки, практики и учебного курса, а в ряде случаев снижает целостность правовой подготовки. Это приводит к излишне узкой специализации юристов и способствует возникновению взаимооторванности положений различных направлений права как друг от друга, так и от общей правовой теории.

Рассматривая отраслевое деление права с иерархических позиций, следует отметить, что классификационная субординация отраслей права может быть образно изображена как пирамида, в основании которой находится конституционное право. Из этого основания выводятся административное, гражданское и уголовное право. Выделение всех иных отраслей права имеет вторичный (производный) характер. Иерархия отраслей законодательства зависит, главным образом, от юридической силы составляющих их нормативных правовых актов.

При этом, в диссертационной работе обращается отдельное внимание на положение конституционного права. Его содержание является основным для той или иной национальной правовой системы и отражает не только публично-, но и частноправовые начала. Поэтому само конституционное право следует рассматривать как надчастное и надпубличное.

В работе констатируется, что структура права и системное деление отраслей его объективированного пласта, имеют некоторые схожие черты: наличие составных частей; возможность рассмотрения с иерархических позиций; определяющая значимость принципов права; нацеленность на согласование поведенческих актов; содержательная многогранность и взаимосвязанность с внешней правовой формой. Вместе с тем, структурное строение права и его отраслевое деление не совпадают и совпадать не могут. Причина заключается в их сущностном, содержательном различии. Структура права (в непосредственном значении данного термина) – это его внутреннее строение, характеризирующееся обязательным наличием неотъемлемых, константных, закономерно присутствующих и увязанных между собою элементов. Деление же позитивного права на отрасли – это всего лишь систематика положений позитивного права.

Кроме того, автор диссертации отмечает, что выделение комплексных «отраслей» права нельзя считать обоснованным (по причине отсутствия в данном направлении необходимых для проведения последовательной градации признаков). У комплексных «отраслей» отсутствует хотя бы относительно (условно) обособленный («самостоятельный») предмет правового регулирования. При этом, признание необходимости одних, называемых показательными, критериальными (пусть и в условном смысле), свойств у некоторых отраслей и постулирование возможности отсутствия этих же свойств у иных отраслей, нивелируют ценность отраслевого деления, ликвидируют его информативные, практические и познавательные характеристики. При подобном подходе отраслью права может быть назван вообще фактически любой представленный юридическими нормами массив.

В системе же законодательства, напротив, комплексные акты и отрасли существуют. Более того, именно ввиду существования в законодательстве комплексных массивов, отраслевая классификация права, несмотря на ее недостаточную четкость, по-прежнему востребована с направляющих, ориентирующих и нормотворцев, и правоприменителей позиций. Но по этой же причине выделение комплексных «отраслей» права является неконструктивным.

В свою очередь, выделение комплексной (межотраслевой, смешанной, а еще точнее, интегрированной) разновидности институтов (как законодательства, так и права) представляется возможным. Это обусловлено допустимостью наличия в некой отрасли права таких положений, которые, по сути, хотя и принадлежат к отрасли иной, но необходимы для расположения вне своей сферы с целью полноты, последовательности и (или) простоты регламентации, познания и (или) изучения той отрасли права, в которой соответствующие поведенческие правила фактически расположены.

Заключительный параграф работы (параграф 2 главы 4) посвящен теоретическим и практическим аспектам систематики правового материала. Проблема структуры права имеет не только сугубо гносеологическую, но и практическую значимость (ценность). В прикладном аспекте это наиболее яркое проявляется при решении различных вопросов систематики правовых актов. При этом, именно правовые акты (юридические документы) способны отражать официальную позицию по тому или иному вопросу, в том числе и по части систематизации юридических норм.

Последовательность исследования обуславливает необходимость определения признаков правовых актов. В диссертации выделяется шесть уровней таковых: общий, родовой, видовой (групповой), подвидовой (подгрупповой), специальный и индивидуальный.

Первый (общий) уровень представлен единым для всех правовых актов признаком, заключающимся в их фактической или потенциальной способности вызывать юридические последствия. Число же остальных признаков, в целом, не имеет исчерпывающего характера. Оно зависит от выделяемого исследователем основания(ий) уровневого деления. В частности, родовые признаки задействуются при делении правовых актов на нормативные и ненормативные, а признаки видовые зависят от степени юридической силы и позволяют провести границу между законодательными и подзаконными актами. Подвидовые же признаки должны демонстрировать принадлежность правовых актов к какому-либо подразделению в рамках соответствующей группы. Возможно выделение еще и специальных признаков. Они будут демонстрировать особенности, специфические свойства некоего числа юридических документов какой-либо классификационной подгруппы, не выступая характерными для остальных правовых актов того же вида, но в то же время не являясь и единичными. Каждый правовой акт обладает и индивидуальными, наиболее конкретизированными, характеризующими именно и только его, признаками.

В диссертации указывается, что все уровни признаков правовых актов носят обязательный характер, за исключением пятого (специального), восприятие которого, в целом, допустимо и с факультативных позиций.

Правовые же акты именно законодательного типа, в зависимости от широты (или узости) своего предметного (содержательного) действия, в диссертации предлагается делить на четыре группы: принципные (принципиальные), общие, отраслевые и специальные. Такое деление согласуется не только с иерархической классификацией юридических документов и системой законодательства, но и с принципным, и нормативно-видовым аспектами структуры права, а также с тем аспектом структуры права, который представлен формами выражения норм права. Сочетаема представленная классификация законов и с отраслевой систематикой. Кроме того, в работе указывается на наличие в российской правовой системе актов высшей юридической силы индивидуального толка. Это порочное явление. Законы должны содержать правовые установления высшего правового значения и сугубо нормативного толка. Индивидуальный характер не свойственен норме права вообще, не говоря уже о стандартах (моделях) социального поведения, отраженных в актах, обладающих высшей юридической силой.

Кроме того, анализ законодательной системы России позволяет констатировать, что в настоящее время содержащийся в наименованиях достаточно большого числа статутов термин «кодекс», в сущности имеет только лишь символьный, но не собственно-содержательный характер. Кодификация предполагает такое упорядочение нормативного правового материала, которое исключает наличие в итоговом документе повторений и противоречий, предусматривает восполнение ранее выявленных юридических пробелов и преобразовывает (трансформирует) содержание соответствующих юридических предписаний.

Вместе с тем существующая в отечественном правовом порядке современного периода законодательная практика свидетельствует о том, что кодексами называют не своды законов, а просто федеральные и (или) региональные статуты, носящие по отношению к иному действующему (равно как и к аналогичному ранее действовавшему) нормативному правовому материалу более объединенный характер. При пристальном изучении выявляется, что основные особенности таких актов состоят в их значительном объеме и, исходя из содержания отражаемых положений, в их целевом предназначении – выступать ведущими юридическими регуляторами в рамках какой-либо законодательной области. Часто такие акты отражают, хотя содержательно и переработанные, но, с системных позиций, вовсе и не надлежащим образом, юридические предписания. Иными словами, такие акты не обладают свойствами структурирующими нормативный правовой материал. Несоответствия в определении (выборе) предмета, формы и конкретного содержания законодательных актов влекут за собой различные недостатки и усложнения как в нормотворческой, так и в образовательной и правоприменительной деятельности, затрудняют процесс познания и понимания позитивного права. Представляется, что отечественный юридический материал нуждается в тщательном анализе и корректировке. Создание же новых правовых предписаний требует бoльшей продуманности как в идейном, так и в технико-юридическом аспектах.

В свою очередь, при сокращении числа законов и существовании подлинно кодифицированных актов, последние и в самом деле призваны выступать единственными (и едиными) статутами, регламентирующими ту или иную разновидность социального взаимодействия.

В заключении диссертационной работы автор повторяет основные положения, выводы, позиции, сформулированные им в процессе исследования темы. В работе отмечается, что, несмотря на фактическое отсутствие исследований общетеоретического уровня, в области вопросов о структуре права весьма значительно число излишне догматизированных данных. Имеющиеся догматизации подлежат преодолению. Вместе с тем, формирование по соответствующей проблематике новых позиций, подходов и решений будет обоснованным и надлежащим только при условии обращения к уже имеющимся (наработанным) сведениям. Новации должны опираться на сложившиеся, сформировавшиеся ценности, на достижения правоведческой науки и юридической практики. Но в любом случае, вопрос о системе права не может сводиться лишь к отраслевой модели. Структура такой многогранной субстанции как право проявляется в нескольких срезах, каждый из которых отображает какую-либо из сторон закономерных, константных, строеобразующих, т.е. структурных элементов самого права.

Общий объем опубликованного автором по теме диссертационной работы материала составляет более 95 п.л. (в том числе статей, опубликованных в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации для публикации научных результатов диссертации на соискание ученой степени доктора наук – более 15 п.л.).

По теме диссертационной работы опубликованы следующие научные работы.

Монографии:

1. Азми Д.М. Структура права: теоретико-методологический анализ / Д.М. Азми. – М., 2010. – 18 п.л.

2. Азми Д.М. Правовая структуризация и систематика / Д.М. Азми. – М., 2010. – 20 п.л.

3. Азми Д.М. Теоретико-методологический анализ отечественного учения о системе права (1938–1946 гг.) / Д.М. Азми. – М., 2009. – 17,87 п.л.

4. Азми Д.М. Становление отечественного учения о системе права (1938–1940 гг.) / Д.М. Азми. – М., 2008. – 11 п.л.

II. Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации для публикации научных результатов диссертации на соискание ученой степени доктора наук:

1. Азми Д.М. О структуре, формах и видах правовых норм // Правоведение. – 2011. – № 3. – 0,93 п.л.

2. Азми Д.М. Значение отраслевого деления права. Критерии и иерархия отраслей права // Государство и право. – 2011. – № 2. – 0,71 п.л.

3. Азми Д.М. Факторы и вариации структуризации права // Журнал «Современное право». – 2010. – № 9. – 0,58 п.л.

4. Азми Д.М. Об основаниях выделения отраслей права // Адвокат. – 2010 – № 7.– 0,54 п.л.

5. Азми Д.М. К вопросу о содержании и значении официального толкования правовых актов // Право и образование. – 2010. – № 7. – 0,4 п.л.

6. Азми Д.М. Формы выражения норм права: понятие, виды, системное значение // «Lex Russica». – 2010. – № 6. – 1,25 п.л.

7. Азми Д.М. О законодательном закреплении правил разрешения содержательной юридической коллизии // Право и экономика. – 2010. – № 6. – 0,37 п.л.

8. Азми Д.М. Структурное строение системы права: теоретико-методологический анализ // Государство и право. – 2010. – № 6. – 0,96 п.л.

9. Азми Д.М. Понятие, виды и структурно-системное значение юридических источников права // Журнал «Современное право». – 2010. – № 5. – 0,45 п.л.

10. Азми Д.М. О кодификации российских законодательных актов // Представительная власть – ХХI век: законодательство, комментарии. – 2010. – № 4. – 0,51 п.л.

11. Азми Д.М. Об объемном соотношении систем права и законодательства // Журнал «Современное право». – 2010. – № 4. – 0,44 п.л.

12. Азми Д.М. К вопросу о трактовке отраслей права, законодательства и законодательной деятельности // Право и экономика. – 2010. – № 3. – 0,41 п.л.

13. Азми Д.М. К вопросу об уровневой градации правовых систем // Адвокат. – 2010. – № 3. – 0,57 п.л.

14. Азми Д.М. Норма права: структура, форма, разновидности // Академический юридический журнал. – 2010. – № 3. – 0,51 п.л.

15. Азми Д.М. О содержании и значении первой отечественной дискуссии о системе права // Право и образование. – 2010. – № 3. – 0,86 п.л.

16. Азми Д.М. Структура системы права: понимание, значение, срезы // Академический юридический журнал. – 2010. – № 1. – 0,47 п.л.