DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций


Приверженность длительной терапии препаратами, изменяющими течение рассеянного склероза

Сидоренко Татьяна Валерьевна, 09.11.2009

 

* различия между группами статистически значимы (р<0,05)

Распределение больных РС в зависимости от получаемой терапии (указаны только статистически значимые различия)

Продолжающие Отказавшиеся P

Копаксон, n (%) 80 (64,0%) 12 (42,9%) <0,05*

Ранее получали ПИТРС, n (%) 23 (18,4%) 14 (50,0%) <0,001*

Ранее получали Копаксон, n (%) 11 (8,8%) 7 (25,0%) 0,009*

Ранее получали Бетаферон, n (%) 3 (2,4%) 4 (14,2%) 0,011*

* различия между группами статистически значимы (р<0,05)

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Социально-демографические факторы.

Как видно из таблицы 3, в группах 1 и 2 никогда не состояли в браке 22 (17,6%) пациента и 10 (38,5%) пациентов соответственно. Эта разница оказалась статистически значимой (р < 0,02), а корреляция слабоположительной (коэффициент корреляции, r = 0,193), то есть отсутствие семьи может служить фактором, способствующим отказу от лечения по собственному желанию. Напротив, наличие супруга статистически значимо отрицательно коррелирует с вероятностью отказа от лечения: 62,4% пациентов группы продолжающих и 30,8% из группы отказавшихся состояли в браке (первом, повторном или «гражданском») (r = -0,271, р < 0,05). Это может свидетельствовать о том, что семья может оказывать благотворное действие на повышение приверженности пациента лечению. Между группами не было отмечено различий по доле разведенных пациентов.

Распределение больных РС в зависимости от семейного положения

Продолжающие

n=125 Отказавшиеся

Холосты, n (%) 22 (17,6) 10 (35,7) 0,02*

Состоят в браке, n (%) 78 (62,4) 8 (28,6) 0,003*

Из распределения пациентов в группах по возрасту (рисунок 1) можно предположить, что возраст пациента 35 и 49 лет является независимым фактором риска отказа от терапии ПИТРС (Рисунок 1). Для расчета статистической значимости различий использовался точный критерий Фишера, подходящий для малых выборок.

Рисунок 1. Распределение пациентов групп 1 и 2 по возрасту

При анализе статуса занятости пациентов были получены следующие данные: работают, в том числе на дому, 73 (58,4%) пациентов группы 1 и 11 (39,2%) пациентов группы 2. Не работают/не учатся из-за РС 31 (24,8%) пациентов группы продолжающих и 12 (42,8%) пациентов группы 2. Не работают по другим причинам (например, отпуск по уходу за ребенком или ликвидация учреждения) 13 пациентов группы 1 и 2 пациента группы 2 (10,4% и 7,1% соответственно). Значимыми различия были только в пропорциях пациентов, не работающих из-за РС: в группе отказавшихся таких пациентов достоверно больше (r = 0,179; р < 0,05). Таким образом, можно предположить, что невозможность (или нежелание) пациента работать из-за РС связана с риском отказа от лечения ПИТРС. При анализе частных корреляций с поправкой на возраст и длительность заболевания сохранялась статистическая значимость корреляции отсутствия работы из-за РС и отказа от лечения ПИТРС (r=0,19; p<0,05).

Таким образом, Итак, среди социально-демографических факторов, которые могут влиять на приверженность лечению, необходимо обратить внимание на семейное положение пациента: отсутствие семьи повышает риск отказа от лечения; наличие супруга, наоборот, его снижает. Кроме того, по результатам данного исследования можно предположить, что возраст пациента от 18 до 22 лет, 35 и 49 лет является независимым фактором риска отказа от терапии ПИТРС. Отсутствие постоянной работы, в том числе на дому, является фактором риска низкой приверженности лечению при РС, на который можно оказывать воздействие: своевременная профессиональная переподготовка пациентов позволит пациенту дольше сохранять трудоспособность, уверенность в собственных силах и реже страдать от депрессии и тревоги.

Особенности течения заболевания и его лечения

Доля больных с ремиттирующим течением РС составила 80,8% (101 из 125 пациентов) в группе 1 и 71,4% (20 из 28 пациентов) в группе 2. У остальных пациентов заболевание носило вторично-прогрессирующий характер с обострениями (прогрессирующе-ремиттирующий РС, ПРРС) или без таковых (ВПРС без обострений). Так как пациенты с ВПРС и ПРРС составляют относительно небольшой процент больных, получающих ПИТРС, было принято решение об объединении этих пациентов в одну группу ВПРС для анализа. Пациенты с ВПРС составляли 19,2% в группе 1 и 28,6% в группе 2 (p = 0,31), различие статистически не значимо. Таким образом, само по себе вторичное прогрессирование не является фактором риска низкой приверженности лечению.

Длительность лечения ПИТРС достоверно различалась между группами 1 и 2, причем более половины пациентов группы 2 отказались от препарата в течение первых 4 месяцев лечения, тогда как более половины пациентов группы 1 на момент анализа данных получают лечение в течение более 2 лет (медиана длительности лечения в группе 1 – 28,6 месяцев, в группе 2 – 3,25 мес., p = 0,01).

Как видно из таблицы 2, достоверные различия между группами были выявлены по доле пациентов, ранее отменивших ПИТРС по любой причине (в том числе по медицинским показаниям). В группе продолжающих лечение ранее применяли какие-либо ПИТРС 23 из 114 пациентов (20,2%), а в группе отказавшихся – 14 из 21 (66,7%), р<0,001. Таким образом, наши наблюдения подтверждают данные литературы [Fraser C, 2004; Costello K, 2008], где отказ от ПИТРС в прошлом является фактором риска отказа от ПИТРС в будущем. Риск отказа от лечения при наличии в анамнезе указания на отмену ПИТРС в 7,9 раз выше, чем при отсутствии такого указания (95% ДИ 2,86 – 21,85).

одна закономерность: среди пациентов, получавших Копаксон, отказов было статистически значимо меньше, чем среди пациентов, получавших другие препараты (r=-0,17; p<0,05). Это косвенно свидетельствует о том, что поводом для отказа от лечения скорее является профиль побочных эффектов, чем частота и удобство введения препарата. Более половины пациентов, отказавшихся от лечения ПИТРС по собственному желанию, делают это в течение первых 3,5 месяцев от начала терапии. Пациенты, имеющие в анамнезе указание на отмену любого из ПИТРС, имеют более высокий риск отказа от вновь назначенного препарата для лечения РС. Чаще отказываются пациенты, применявшие ранее Копаксон и Бетаферон. Степень инвалидизации не является прямым предиктором отказа от ПИТРС.

Нейропсихологические факторы риска отказа от лечения ПИТРС

В данном исследовании изучалась роль следующих психологических факторов:

наличие и степень выраженности тревоги и депрессии, их влияние на отказ от лечения и другие факторы;

отказ от сотрудничества в рамках исследования (отказ от разговора по телефону, отказ от заполнения определенных шкал или вопросника, отказ от осмотра и беседы с врачом);

наличие хобби;

поддержка в продолжении лечения со стороны семьи и медицинских работников;

помощь, которую может получить пациент в случае проблем с приемом препаратов;

доверие неврологу в МГЦРС, в ОНО и в районной поликлинике;

уверенность по шкале MSSE и ее взаимосвязь с другими факторами.

Характеристики пациентов, имеющие статистически значимые различия по группам 1 и 2, представлены в табл.4.

Нейропсихологические факторы риска отказа от лечения ПИТРС

Продолжаю-щие,

n=118 Отказавшиеся

Выраженная тревога, n (%) 23 (19,5) 10 (38,5) 0,037*

Отказ сотрудничать, n (%) 7 из 125 (5,6) 5 из 28 (17,9) 0,045*