DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 09.03.2011

Материалы

загрузка...

Научные основы устойчивого лесопользования в регионах с экологическими ограничениями (на примере Республики Бурятия)

Пунцукова Светлана Доржиевна, 09.03.2011

 

Основная работа по реализации механизма рентных платежей должна проводиться на региональном уровне, поскольку именно на регионы ложатся проблемы управления, охраны, возобновления и эксплуатации лесных ресурсов, а также снижения негативных последствий лесоразработок. По нашим расчетам, отсутствие объективно обусловленной рентной составляющей при налогообложении лесных ресурсов снижает доходы бюджета в 6-8 раз, в некоторых лесоэкономических районах и в 10 раз. Очевидно, что доля доходов от лесного сектора в приходную часть бюджета должна быть увеличена.

Поэтому чтобы обеспечить экономичную основу для устойчивого управления лесами и лесопользованием необходимо при установлении стартовой или начальной цены (ставки) древесину на корню региональной части платежей, которая находится в компетенции органов власти Республики Бурятия, особое внимание обратить на рентную составляющую платежей. Рентные платежи должны формироваться с учетом интересов и участием лесного бизнеса республики. Процесс формирования платежей за лесные ресурсы должен состоять из трех стадий (рис. 7):

- интересы РФ как собственника земель лесного фонда защищает размер минимальной ставки платы за древесину, отпускаемую на корню, имеющий фискальный характер;

- стартовая (начальная) цена древесины на корню устанавливается органами региональной власти и должна формироваться на рентной основе;

- разница между аукционной ценой реализованной древесины на корню и стартовой (начальной) ценой должна распределяться между региональным бюджетом и лесничествами. Нормативы их деления должны определяться в ходе переговорного процесса.

Рис. 7. Формирования платы за древесину на корню на рентной основе в условиях децентрализации лесоуправления

Предлагаемая схема формирования платы за древесину корню на рентной основе будет способствовать увеличению лесного дохода, поступающего в региональный бюджет, что обеспечит дополнительные рычаги воздействия на процессы лесопользования в регионе. Появляется возможность использовать дополнительные финансовые ресурсы для поддержания лесной экосистемы на определенном экологически устойчивом уровне, а также на строительство лесовозных дорог, производственной инфраструктуры, развитие перерабатывающих производств, выпускающих продукцию с высокой добавленной стоимостью и др., что положительно скажется на балансе экономических интересов всех субъектов лесных отношений.

Для нашего исследования представляет интерес сравнение величины рентной оценки лесов, выполняющих экологические функции (в данном случае способность лесов поглощать углерод) с величинами ренты и рентными платежами за древесину на корню, которые отражают ценность экологической функции лесов. В среднем по республике 1 м3 прироста древесины может принести в 2,2 раза больше дохода по сравнению с величиной лесной ренты, и в 9,2 по сравнению со средней ставкой платы за древесину на корню. Поскольку объемы доступных и экономически выгодных для промышленного освоения ресурсов значительно меньше величины годового прироста древесины, то совокупная оценка экологического потенциала лесов будет превосходить экономический потенциал еще более значительно.

Практическая реализация положений Киотского протокола создает основу для учета средорегулирующей функции лесов при совершенствовании различных инструментов регулирования лесопользования для более полного отражения ущерба от потери лесной растительности. На наш взгляд, в некоторых случаях в совокупную величину ущерба должны быть включены потери, связанные с утратой экологических функций лесов. В первую очередь среди таких инструментов можно назвать следующие:

взыскания за ущерб, причиненный лесному фонду и не входящим в лесной фонд лесам нарушением лесного законодательства РФ и правил лесопользования;

компенсационные платежи за перевод лесных земель в нелесные земли для использования их в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом;

возмещение ущерба, причиняемого лесному хозяйству лесными пожарами и др.

Следующее предложение по совершенствованию механизма устойчивого лесопользование связано с платежами за негативное воздействие на лесную среду. Из-за действия экологических ограничений на БПТ лесозаготовительные предприятия Республики Бурятия проводит лесоохранные мероприятия по снижению негативного воздействия на лесную экосистему. Проведенные расчеты по предложенным методикам показали, что совокупная величина дополнительных экологических затрат, потерь лесной продукции и упущенных выгод в лесной промышленности составила 242,3 млн. руб. (табл. 4)

Таблица 4.

Дополнительные текущие затраты, прямые потери продукции и упущенная выгода на лесозаготовках

Виды затрат Дополнительные текущие

затраты Потери лесной продукции и упущенная выгода

Всего, в том числе 109,8 132,5

- в результате увеличения рубок промежуточного пользования 45,4 17,1

- в результате уменьшения размера лесосек 63,0

- в результате запрета транспортировки древесины в сигарах-плотах по озеру Байкал и перевозкой древесины в судах 1,4

- в результате ограничения лесопользования в буферной зоне бассейна озера Байкал

- в результате запрета рубок главного пользования в прибрежной защитной полосе

- изъятия лесных земель из хозяйственного использования (ОППТ)

Рис 7. Антропогенная нагрузка и экологические издержки в лесопользовании Республики Бурятия

Более половины всех повышенных издержек, обусловленных регламентацией хозяйственной деятельности – это прямые потери продукции и упущенные выгоды. Дополнительные затраты на охрану лесной среды составляют около половины всех экологических затрат, что является дополнительным финансовым обременением лесных предприятий.

Но имеется и положительный эффект. Предотвращается эколого-экономический ущерб, наносимый лесной среде. Количественная оценка эколого-экономического ущерба показала, что при сплошных рубках воздействие лесозаготовительной техники на лесную среду в 6 раз сильнее, чем при промежуточных рубках, но это воздействие проявляется на меньшей площади. Величина предотвращенного ущерба при проведении рубок промежуточного пользования выражается в сумме 73,1 руб./м3 (150,7 – 77,6), из них 22,4 руб./м3 – затраты на восстановление лесных ресурсов, т.е. «вынужденные затраты» лесного хозяйства.

Выявленные особенности формирования и количественные параметры экологических затрат и предотвращенного ущерба позволяют обосновать и предложить в качестве механизма регулирования эколого-безопасного лесопользования в регионе компенсационные платежи за негативное воздействие на лесную среду, основное назначение которой является оптимизация экологических издержек в лесопользовании и стимулирование внедрения эколого-безопасной техники и технологии лесозаготовок. Величина норматива этого платежа должна определяться исходя из оценок следующих величин: дополнительных экологических затрат, экономического ущерба и затрат на лесовосстановление:

за основу при определении базового норматива платежа за негативное воздействие на лесную среду принять затраты на лесовосстановление на вырубках, как составной части экономического ущерба. Нормативные удельные затраты на лесовосстановление устанавливаются исходя из расчетного запаса древесины на лесосеке.

фактические удельные затраты на лесовосстановление должны определяться перерасчетом нормативных удельных затрат на фактический запас древесины, отводимой в рубку лесосеки.

базовая величина платежа за негативное воздействие на лесную среду должна определяться как произведение фактических удельных затрат на лесовосстановление на коэффициент индексации платы, учитывающий инфляционные процессы.

дифференцированные ставки платежа за негативное воздействие на лесную среду определяются умножением базовой величины платежа на коэффициенты, учитывающие экологические факторы по лесным территориям.

Нижней границей платежа должна быть величина затрат на лесовосстановление – так называемые «вынужденные затраты» лесного хозяйства на посадку леса на вырубках. Верхней границей будет выступать величина экономического ущерба (внешние затраты). Таким образом, компенсационные платежи гарантируют сохранение лесной среды и лесовосстановление на вырубках.

Механизм устойчивого лесопользования должен иметь финансовую базу для компенсации лесохозяйственной и природоохранной деятельности, что предполагает максимальную финансовую самообеспеченность региона. Сейчас ресурсные и экологические налоги и платежи не имеют целевого назначения. Целевое использование этих платежей обусловлено принципами устойчивого развития, и в первую очередь принципом сохранения совокупного капитала региона (созданный, человеческий, природный), которые не должны уменьшаться от поколения к поколению.

Улавливание и последующее реинвестирование лесной ренты, а также платежей за негативное воздействие на лесную среду в лесной капитал есть условие долговременного устойчивого использование ресурса. Основным механизмом реализации этого принципа является эффективная система финансирования, создающая резерв устойчивости. В работе обосновывается необходимость организации регионального целевого компенсационного фонда, формирующегося за счет лесоресурсного и компенсационного платежей, функциями которого должно являться аккумуляция и перераспределение финансовых средств для устойчивого развития лесных территорий. Следствием этих функций является функция стимулирования эколого-ориентированной структурной перестройки в направлении эффективного ресурсосбережения и экологизации производства.

Лесные рентные платежи должны представлять наибольший интерес для федеральных и региональных властей, поскольку позволяет сформировать финансовые средства в полном объеме и поэтому разработан механизм перераспределения этой дифференциальной ренты (рис. 8).

Финансовые потоки сгруппированы в 5 потоков:

1. финансовые потоки в виде платежей за древесину на корню за аренду лесных участков и по договору купли-продажи лесных насаждений направляемые в федеральный, региональный бюджеты, РАЛХ (1,2,3);

2. финансовые потоки в виде компенсационных платежей за негативное воздействие на лесную среду в целевой компенсационный фонд (4);

3. финансовые потоки из федерального бюджета в виде субвенций направляемые в региональный бюджет, РАЛХ, надзорную службу (5,6,7);