DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 09.01.2009

Материалы

загрузка...

Криминалистическая идентификация в процессуальных действиях по уголовным делам

Сулейманов Руслан Шамилович, 09.01.2009

 

Суждения диссертанта нашли отражение в разработанном подходе к возможности получения доказательств о тождестве некоторых объектов при производстве процессуальных действия, помимо предъявления для опознания и судебной экспертизы.

Работа определяется глубиной рассматриваемых вопросов, ее ориентированностью на изучение научно-теоретических проблем и разработку практических рекомендаций по расследованию преступлений. Предложения и выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы в дальнейших научных разработках проблем, направленных на совершенствование процесса идентификации в различных формах при раскрытии и расследовании преступлений, а также служить основой для конструктивной полемики, стимулируя развитие научной мысли в области общей теории криминалистики и криминалистической тактики.

Практическая значимость исследования определяется его ориентацией на совершенствование деятельности по собиранию доказательств о тождестве объектов. Этому подчинены все теоретические положения, на базе которых в диссертации разработаны конкретные рекомендации и предложения по повышению познавательных и удостоверительных функций субъектов расследования, недопустимости их искусственного ограничения и более широкого использования процессуальных средств для получения доказательств о тождестве некоторых объектов.

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе, при разработке пособий и научно-методических материалов, в системе повышения квалификации следователей и дознавателей.

Обоснованность и достоверность результатов исследования обеспечиваются его методологией и методикой, а также репрезентативностью эмпирического материала, на котором основываются разработанные научные предложения и

В процессе исследования было изучено 173 уголовных дела общеуголовной направленности, преимущественно насильственного и имущественного характера, рассмотренных в судах Москвы, Санкт-Петербурга, Белгорода, Волгограда, Воронежа, Иркутска, Липецка, Тулы, Твери, Ярославля, Новосибирской, Омской областей, Краснодарского края в период с 2000 по 2008 гг.; служебная документация органов внутренних дел, содержащая информацию о состоянии деятельности по раскрытию, расследованию указанных преступлений.

По специально разработанной анкете было опрошено 214 следователей Следственного комитета при прокуратуре РФ, следователей и дознавателей органов внутренних дел РФ. Респонденты представляли девять регионов России (Белгород, Волгоград, Воронеж, Краснодар, Москва, Санкт-Петербург, Ставрополь, Тверь, Ярославль).

Апробация результатов исследования и внедрение. Теоретические положения, выводы и рекомендации, разработанные и представленные в диссертационном исследовании, получили отражение в 16 опубликованных научных статьях общим объемом 5,2 п.л.

Основные положения диссертации апробировались в выступлениях автора и одобрены на кафедре управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России, на научных конференциях и семинарах различного уровня:

- Вузовский научно-практический семинар «Современные тенденции управления расследованием преступлений» (Москва, Академия управления МВД России, 31 марта 2006 г.);

- Международная научно-практическая конференция «Приоритетные направления развития правового государства» (Барнаул, 28-29 сентября

- Межвузовская научно-практическая конференция «Проблемы управления органами расследования преступлений в связи с изменением уголовно-процессуального законодательства» (Москва, Академия управления МВД России, 10 апреля 2008 г.);

- XVII международная научная конференция «Информатизация и информационная безопасность правоохранительных органов» (Москва, Академия управления МВД России, 20-21 мая 2008 г.);

- 49-е Криминалистические чтения «Значение творческого наследия профессора А.И. Винберга в развитии отечественной криминалистики (к 100-летию со дня рождения)» (Москва, Академия управления МВД России, 26 сентября 2008 г.);

- Межвузовский научный семинар «Проблемы нераскрытых преступлений прошлых лет» (Москва, Академия управления МВД России, 13 ноября 2008

- IV Всероссийская научно-практическая конференция по криминалистике и судебной экспертизе «Криминалистические средства и методы в раскрытии и расследовании преступлений» (Москва, ЭКЦ МВД России, 4-5 марта 2009 г.);

- Межвузовская научно-практическая конференция «Актуальные вопросы применения уголовно-процессуального и уголовного законодательства в процессе расследования преступлений (к 90-летию со дня рождения профессора И.М. Гуткина)» (Москва, Академия управления МВД России, 23-24 апреля 2009 г.).

Рекомендации и предложения, содержащиеся в материалах диссертации, внедрены в практическую деятельность Следственного управления при УВД г. по Белгородской области, в учебный процесс Академии управления МВД России, Белгородского юридического института МВД России, Воронежского института МВД России.

Структура и объем диссертации обусловлены логикой исследования, его целями и задачами. Диссертация состоит из введения, двух глав, содержащих пять параграфов, заключения, списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность темы исследования, ее значимость для науки и практики, определяются степень разработанности, объект, предмет, цели и задачи исследования, методологическая основа и методика подхода к решению поставленной научной проблемы, раскрывается научная новизна, перечисляются положения, выносимые на защиту, характеризуются эмпирическая база, практическая и теоретическая значимость проведенного исследования, приводятся сведения об апробации полученных результатов.

Первая глава – «Криминалистическая идентификация в системе средств познания и уголовно-процессуальном доказывании» – посвящена анализу общенаучных и процессуальных предпосылок криминалистической идентификации, определению ее места в системе средств познания и доказывания. С учетом современного уровня развития криминалистических знаний дана научная оценка методологическим основам криминалистической идентификации, ее процессуальной сущности, рассмотрена структура и механизм идентификационного процесса с целью получения доказательств о тождестве объектов.

Теория криминалистической идентификации является одной из наиболее разработанных частных криминалистических теорий с обширным понятийным аппаратом и многочисленными практическими приложениями. Учение о криминалистической идентификации имеет общее теоретическое значение как для науки криминалистики, так и для теории доказательств в уголовном процессе; оно находит свое практическое применение на всех этапах доказывания в стадии предварительного расследования.

Являясь, с одной стороны, наиболее разработанной в криминалистике, с другой стороны, теория криминалистической идентификации остается открытой, способной к пополнению и трансформации за счет новых положений и выводов уголовно-процессуального права, криминалистики, общей теории судебной экспертизы, судебной психологии, других наук и практики расследования преступлений.

Криминалистическая идентификация органически связана с предметом теории доказательств. Теория идентификации не сводится к сугубо техническим приемам сравнения объектов, она представляет собой учение об общих правилах отождествления в ходе процессуальных действий объектов по их отображению в целях получения доказательств. Задачи и методы идентификации находятся в тесной связи с задачами и методами уголовно-процессуального доказывания.

Правомерно говорить об идентификации как о деятельности, целью которой служит установление тождества. Это процесс исследования объектов, применительно к которым решение вопроса о тождестве играет существенную роль для установления обстоятельств предмета доказывания.

За основу диссертант принял подход, в соответствии с которым положения криминалистической идентификации должны находить более широкое применение в доказывании по уголовным делам – не только в качестве средства познания, она позволяет получать доказательства тождества объектов, находящихся в причинно-следственной связи с событием преступления. Идентификационный процесс осуществляется в регламентированной законом форме процессуальных действий, в пределах которых ведется исследование, фиксируются его результаты в качестве доказательств.

-чения доказательств о тождестве объектов не ограничивается лишь специально предназначенными для этого процессуальными средствами: предъявление для опознания, судебная экспертиза. Автор последовательно приводит аргументацию того, что идентификационная задача в определенных случаях может быть разрешена непосредственно лицом, осуществляющим расследование, в рамках системы процессуальных действий.

По замыслу диссертанта, главный тезис, получивший развитие в первой главе диссертации, состоит в том, чтобы показать связь теории криминалистической идентификации с уголовно-процессуальным доказыванием. Как известно, теория доказательств рассматривает наряду с общими принципами доказывания методики собирания, проверки и оценки доказательств. Они представляют собой стороны общего процесса доказывания, характеризуя, например, его логический аппарат, форму и содержание связей между доказательствами, приемы их проверки, особенности оперирования косвенными доказательствами и т.п. Общие принципы криминалистической идентификации входят в предмет теории доказательств, а ее структура, приемы осуществления, специфика средств и методов отождествления относятся к науке криминалистики.

Доказывание включает в себя идентификацию в качестве одного из элементов этой деятельности. Она представляет разновидность процесса установления фактических обстоятельств, служащих доказательствами по делу. Как один из элементов доказывания криминалистическая идентификация представляет собой процесс, в ходе которого устанавливается тождество объекта (участника события преступления, места происшествия, животного, транспортного средства, предмета) по совокупности индивидуализирующих его признаков путем сравнения этих признаков или их отображений.

Диссертант определяет криминалистическую идентификацию как возможность получения доказательств о тождестве объектов, связанных с событием преступления. Такое понимание криминалистической идентификации позволяет объективно определить сферу применения ее приемов для доказывания на всех этапах судопроизводства, где встречается необходимость установления тождества: на предварительном следствии, в дознании, судебном разбирательстве, оперативно-розыскной деятельности.

Также в первой главе диссертации рассмотрены особенности определения форм, видов и субъектов криминалистической идентификации. Эти вопросы представляют интерес в контексте того, что их анализ позволяет понять, почему в определенных случаях факт тождества объектов не может приобрести статус доказательства и, наоборот, почему в других случаях может и должен стать таковым по уголовному делу.

В криминалистике вопрос о формах идентификации вызывает оживленные споры, касающиеся как группировки самих форм, применяемых различными субъектами идентификации, так и доказательственного значения результатов их использования. Обобщение позиций ученых позволило диссертанту представить формы и виды идентификации в систематизированном виде, различая их по следующим основаниям: 1) правовой природе (процессуальная и непроцессуальная); 2) субъекту идентификации (оперативная, следственная, судебная, экспертная); 3) виду идентифицируемых объектов (идентификация предметов, живых существ и пр.); 4) характеру отображений, используемых для отождествления (по материально-фиксированным отображениям, по мысленному обзору, по описанию признаков); 5) состоянию отождествляемого объекта (идентификация нерасчлененного целого, идентификация целого по его

Диссертант приходит к выводу о том, что основной и определяющей формой криминалистической идентификации является следственная (судебная) форма. Какое бы существенное значение для раскрытия и расследования преступлений не имела экспертная форма идентификации, она не только не является единственно возможной, но и всегда остается лишь частной формой, подчиненной следственной, т.е. она никогда не имеет самостоятельного значения. Объясняется это тем, что исследование эксперта представляет собой составную часть процессуального действия, совершаемого в процессе доказывания, что субъектом всего доказывания в целом является не эксперт, а следователь и суд.

Вне процессуальной формы субъектами идентификации могут являться любые участники уголовного судопроизводства, а субъектами идентификации в рамках процессуальной формы – участники конкретного следственного действия. Несмотря на большое значение деятельности субъектов идентификации, осуществляющих непосредственное отождествление (опознающего при предъявлении для опознания, эксперта при экспертном исследовании), признавать их единственными субъектами идентификации неправомерно, поскольку их процессуальное положение в том или ином действии производно и зависит от процессуальных действий субъектов доказывания.

При решении идентификационных задач в рамках следственных действий, следователь использует эмпирический уровень познания и применяет такие методы криминалистической техники, которые не изменяют свойств исследуемых объектов, не разрушают и не уничтожают их. Полномочия следователя позволяют ему самостоятельно определять, посредством каких процессуальных средств должен быть получен вывод о тождестве. Причем диапазон этих средств достаточно велик, он никак не органичен только рамками следственного действия предъявление для опознания или судебной экспертизы.

По мнению диссертанта, принципиально задача идентификации объектов может быть реализована как при производстве одного следственного действия, например осмотра, так и их системы, поскольку совокупность следственных действий образует такое множество, которое обеспечивает возможность исследования любых следов, оставляемых расследуемым событием. Речь может идти о сочетании таких процессуальных действий, как: допрос – осмотр – допрос; допрос – очная ставка; допрос – проверка показаний на месте; допрос – обыск – допрос; допрос – освидетельствование – очная ставка; допрос – задержание подозреваемого – допрос; и пр.

Процессуальная форма собирания доказательств о тождестве объектов должна определяться в зависимости от обстоятельств дела, сложившейся ситуации, полноты имеющейся информации, тактических особенностей.

Выбор следственного действия зависит от правовых и фактических оснований для их производства. Правовые основания – это наличие обязывающих или разрешающих норм УПК о производстве конкретных следственных действий с соблюдением процессуального порядка и условий их проведения. Фактические основания – это обоснованное предположение следователя о возможности путем того или иного следственного действия получить доказательства. Предлагаемая система следственных действий как средство решения идентификационной задачи не противоречит ни правовым, ни фактическим основаниям.

Кроме того, решение вопроса о форме собирания доказательств о тождестве объектов связано с выбором надлежащего следственного действия. Предлагается руководствоваться следующими факторами: на познавательном уровне – учет характера следов преступления; на нормативном уровне – учет наличия правовых оснований; на тактическом уровне – фактическая необходимость производства и эффективность следственного действия.