DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 07.02.2011

Материалы

загрузка...

Традиции и новации в аграрной культуре России. 1880-е – начало 1930-х гг. (на материалах Центрального Черноземья)

Есикова Милана Михайловна, 07.02.2011

 

- показать процесс появления и распространения аграрно-научного знания и его влияние на агрикультуру;

- раскрыть особенности основных форм, методов, приемов сельскохозяйственного образования как процесса в изучаемый период;

- выяснить причины возникновения внешкольного сельскохозяйственного образования и степень его воздействия на аграрную культуру;

- определить сущность нового типа агрономической деятельности в связи с появлением общественных агрономов, наряду с уже действовавшими правительственными и частными агрономическими служащими;

- изучить организационные формы земской агрономической деятельности и ее программно-методическое обеспечение;

- проанализировать специфику землеустроительных работ и агрономического обслуживания населения в советские годы;

- показать степень воздействия насильственной сплошной коллективизации на состояние аграрной культуры и социально-психологическую атмосферу в деревне.

Историографическая ситуация. Анализ научной литературы свидетельствует об отсутствии специальных исследований и целостного представления о путях формирования аграрной культуры и роли в этом процессе сельскохозяйственного просвещения.

В историографии проблем сельского хозяйства вопросы становления и развития научной агрономии и сельскохозяйственного просвещения как тема специального исследования ставились крайне редко, а основная литература касалась проблемы аграрной культуры недостаточно. Первые работы по истории российского сельского хозяйства, включавшие и разделы по вопросам возникновения аграрно-научного знания и становления сельскохозяйственного просвещения, появились в середине ХIХ в., что было напрямую связано с деятельностью учрежденного в 1837 г. министерства государственных имуществ. Внимание, проявленное министерством к вопросам сельского хозяйства, более того, оказавшееся фактически в центре его деятельности, стимулировало появление исторических работ на эту тему. Именно в это время было положено начало работам, освещавшим деятельность министерства государственных имуществ. Первой подобной работой был «Обзор действий департамента сельского хозяйства и очерк состояния главных отраслей сельской промышленности в России в течение 10 лет, с 1844 по 1854 год» (СПб., 1855). В этом «Обзоре…» дается сравнительно подробное описание первого в Центральном Черноземье сельскохозяйственного учебного заведения – Тамбовской (Центральной) учебной фермы. В 50-60-е годы ХIХ в. появились исторические очерки, посвященные отдельным отраслям сельского хозяйства. Тогда же, в 1860-е годы, важным образовательным мероприятием стали регулярно проводившиеся сельскохозяйственные выставки. Последние и обусловили появление первых исторических очерков о них. В 90-е гг. в связи с некоторым оживлением выставочного дела и вниманием к нему властей вырос интерес к недавнему прошлому этих мероприятий, появились работы, исследовавшие вопрос на местном материале. Среди них интерес представляет очерк Н.И. Поликарпова «Сельскохозяйственные выставки в Воронеже (1837-1894 гг.)» (Воронеж, 1894), где сделана попытка показать влияние на местное население этих мероприятий, проанализировать причины неудач некоторых выставок.

Земская агрономическая помощь крестьянским хозяйствам, возникшая позже других отраслей местного самоуправления, не успела по-настоящему стать объектом исторического исследования. Начало этому делу положил известный пропагандист земской «философии русской агрономии» А.Ф. Фортунатов, который предлагал изучать ее и в историческом отношении. Заметную роль в становлении историографии земской агрономии сыграл секретарь 1-го отделения Вольного экономического общества (ВЭО) П.Н. Соковнин, который в ноябре 1897 г. в докладе подвел некоторые итоги имевшегося опыта агрономической помощи крестьянскому населению. Он призвал своих коллег взять на себя обязанность объединить деятельность земских агрономов. Эта мысль Соковнина, ставшая благодаря сети корреспондентских связей ВЭО достоянием гласности, оказала определенное методологическое влияние на формировавшиеся агрономические круги.

К этому времени уже был опубликован ряд книг, статей и брошюр, отражавших деятельность земских агрономических служб. Но все они в основном ограничивались показом отдельных фактов проявления агрономической помощи сельскому населению.

В работе земских органов все большее значение приобретало распространение научно-агрономического знания среди крестьян, проведение научных, опытно-исследовательских работ. Эта деятельность земства нашла отражение в ряде трудов, среди которых выделяется «Обзор деятельности земств по сельскому хозяйству (1865-1895)» (СПб., 1895-1896) Г.А. Сазонова. Тогда же стали появляться «обзоры…» земской деятельности отдельных регионов. Заметным изданием подобного рода явился труд, подготовленный известным воронежским земским деятелем Ф.Н. Щербиной, которого считают родоначальником российской сельскохозяйственной бюджетной статистики. В его работе «Воронежское земство. 1865-1889. Историко-статистический обзор» (Воронеж, 1891) дан значительный материал по истории агрономической деятельности, включая и сельскохозяйственное просвещение, и авторский комментарий к нему.

В 1890-е гг. появились первые специальные работы по истории сельскохозяйственного образования в стране. Это объясняется тем, что власть, обеспокоенная кризисными явлениями в аграрной сфере, нехваткой специалистов и низкой культурой земледелия, взяла курс на создание специальных учебных заведений, развитие внешкольного сельскохозяйственного образования, опытных и исследовательских заведений.

О важности либеральных реформ 1860-1870-х гг. для развития сельскохозяйственного образования и просвещения писал И.Н. Миклашевский. Он дал его периодизацию и для его же характеристики использовал понятие образования в узком смысле слова. Важной работой по теме стала вышедшая тогда же книга известного деятеля общественной агрономии И.И. Мещерского «Высшее сельскохозяйственное образование в России и за границей» (СПб., 1893). Работа, посвященная высшей агрономической школе, содержит материал и по истории низшего и среднего специального образования, в ней показан процесс трансформации этих учебных заведений в образовательные учреждения высшего типа; автор дал критический анализ попыток развить высшее сельскохозяйственное образование в университетах.

Поиск истоков отечественной научной агрономии нашли в работах выдающихся ученых-аграрников И.А. Стебута, А.Ф. Фортунатова, Д.Н. Прянишникова и др.

Начавшийся с рубежа ХIХ-ХХ вв. новый этап в развитии историографии деятельности земских агрономов был представлен такими известными среди земской и агрономической общественности именами, как В.А. Владимирский, А.М. Дмитриев, А.А. Зубрилин, К.А. Мацеевич, А.В. Тейтель и др. Не будучи профессиональными историками, они имели то преимущество, что непосредственно работали в изучаемой сфере. Поэтому в их публикациях имели место довольно удачные попытки дать обобщающие оценки агрономической помощи крестьянским хозяйствам, хорошо знакомой им по роду своей деятельности. Однако в остальном их работы носил в основном публицистический или узкоспециальный характер. При этом необходимо учитывать, что для осмысления нового явления, каким была агрономия, в том числе и земская, еще не доставало времени.

В этой связи вполне объяснимым представляется тот факт, что такой крупный знаток земства, как Б.Б. Веселовский, свой капитальный труд довел до конца 900-х годов, хотя до 50-летнего юбилея земских учреждений оставалось всего несколько лет. Основная причина неожиданной остановки представляется в сложности историографических проблем, вставших перед автором. Рассматривая агрономическую работу земств, Б.Б. Веселовский смог дать ей лишь самую общую оценку: окончательное подведение итогов есть «дело будущего». Редактор «Агрономического журнала» К.А. Мацеевич вынужден был констатировать, что «реорганизация местного хозяйства» на принципах общественной агрономии остается все еще «слабо изученной» и что, следовательно, она нуждалась в «особом научном исследовании».

В 1914 г. вышло объемное коллективное издание «Агрономическая помощь в России» под редакцией В.В. Морачевского. Однако служебное положение последнего (зав. справочно-издательским бюро департамента земледелия) не позволило поднять эту работу до уровня действительного исторического исследования. Объемный труд, насыщенный многочисленными фактами, имеет главным образом описательный характер. К тому же, содержанию земской агрономической деятельности в нем уделено гораздо меньше внимания в сравнении ведомственной, что свидетельствует о недостаточной выдержанности издания. Иногда же прослеживается явная проправительственная направленность редакторской позиции.

У данного издания в 1915 г. в Самаре появилось продолжение в виде историко-статистического очерка под аналогичным названием, автором которого был А.А. Кауфман. Он практически во всем солидаризировался с В.В. Морачевским, утверждая, что «с черепашьего, рост правительственной работы переходит на гигантский шаг, причем все это с отчетливостью может быть прослежено на всей совокупности цифровых данных и графиков, …иллюстрирующих постепенное нарастание агрономической работы правительства». Следует учитывать, что в распоряжении А.А. Кауфмана не могло быть сведений, свидетельствовавших только о правительственной агрономической помощи в районах землеустройства. Это была общая статистика, поступавшая с мест, в которой удельный вес земской агрономической деятельности имел преобладающее значение.

Следует отметить работу В.В. Шнейдера «Распространение низшего сельскохозяйственного образования посредством учебных заведений и внешкольным путем в Германии, во Франции, в Италии, в Бельгии и в России» (СПб.. 1911), в которой проблема сельскохозяйственного образования рассматривалась в широком смысле. Автор связывал зарождение сельскохозяйственного образования с учреждением земских органов, анализировал вопрос возникновения и развития разных форм этого вида образования и дал им высокую оценку.

В основных чертах именно такой представляет из себя дореволюционная историография земской агрономической деятельности и сельскохозяйственного образования – главных факторов, влиявшие на аграрную культуру. В последующий советский период к опыту земских агрономов обращались лишь в 1920-е гг. Это были в основном специалисты, служившие в местных земельных органах и наркомземе. Так, в 1929 г. вышла небольшая по объему книга А.В. Тейтеля, в которой давался краткий, но емкий историко-методологический анализ становления земской агрономии с момента ее возникновения. Заметно, что автору явно мешали причины личного, а иногда и политического характера, связанные с его теперь новым положением уже не земского, а советского служащего. Однако в целом А.В. Тейтелю удалось верно выявить те положительные тенденции, которые в конце концов оказались признаны крестьянами. Он писал, что «наметившийся…путь, по совершенно понятным причинам импонировавший крестьянской массе…проложил дорогу участковому агроному и привел его к возможности постепенного проникновения в организационно-производственный уклад» крестьянского хозяйства.

Обзором А.В. Тейтеля, как представляется, был фактически положен конец историографии агрономической деятельности, хотя исследователи не обходили вниманием само земство, но обращались к другим аспектам его деятельности. Все это вполне объяснимо, так как земская агрономия оказалась чуждой из-за несоответствия господствовавшей концепции аграрного развития советской деревни. Поэтому самостоятельно она практически не изучалась. Как правило, о земской агрономии вспоминали лишь в связи с изучением каких-либо других крупных проблем.

Анализ дореволюционной историографии по проблемам научной агрономии и развития сельскохозяйственного образования показал, что эта тема не привлекала внимания профессиональных историков. Это, по всей видимости, было связано с «незрелостью» самой проблемы. Кроме того, понимая историю сельскохозяйственного образования преимущественно как историю соответствующих учебных заведений, исследователи тем самым сужали и временные границы проблемы. Незанятая исследовательская «ниша» была заполнена работами очеркового характера, в которых научная проблема была выражена явно недостаточно, а значительная часть публикаций носила официально-ведомственный характер.

Отечественная историография советского и постсоветского периодов по рассматриваемой в диссертации проблеме неоднозначна и по интенсивности выходивших в свет работ в те или иные годы, и по степени их политической ангажированности, и, главное, по научной глубине.

В российской историографии 1920-х гг. по вопросам сельского хозяйства и аграрных отношений выделяются работы русского экономиста-аграрника, историка, известного деятеля ВЭО И.В. Чернышева.

В советской историографии сельского хозяйства наиболее плодотворным оказался период 40-50-х гг. – время «борьбы с космополитизмом» и «утверждения приоритетов русской науки» Эта политическая кампания при всей ее надуманности пробудила интерес к истории, как в целом отечественной науки, так и сельскохозяйственной в частности.

Участие, как профессиональных историков, так и специалистов смежных дисциплин, академических работников и исследователей из регионов позволило в 50-60-е гг. создать основной массив работ по истории отечественной агрономической науки, сельскохозяйственных образовательных учреждений.

В первую очередь необходимо указать работы, в которых вместе с вопросами развития российского сельского хозяйства рассматриваются проблемы распространения агрономических знаний. Однако эти публикации относятся к анализу ситуации в ХVIII веке.

Анализ историографии проблемы 40-50-х гг. XX в. показал, что в эти годы интенсивной исследовательской работы основное внимание уделялось вопросу становления и развития отечественной агрономической работы, исторические аспекты которого ранее рассматривались незначительно. История сельскохозяйственного образования в это годы практически не разрабатывалась. Исключение составила лишь работа К.А. Ивановича «Сельскохозяйственное образование в СССР» (М., 1958), в которой содержится краткий, но информационно насыщенный очерк о сельскохозяйственном образовании в дореволюционный период и в первое десятилетие советской власти.

В советской историографии этого периода особое место занимает книга А.А. Вербина «Очерки по развитию отечественной агрономии» (М., 1958), в которой впервые среди подобного рода исследований параллельно рассматриваются вопросы как становления в России отечественной сельскохозяйственной науки, так и распространения аграрно-научного знания. В работе исторические аспекты исследуемых вопросов не являются определяющими, но среди изданных до этого времени книг эта содержит наиболее полный и систематически изложенный материал по рассматриваемой проблеме.

В связи с тем, что Черноземный Центр России в большей части своей истории представлял, прежде всего, земледельческий регион, то его аграрная история изучалась довольно активно. Пик этих исследований приходится на 50-60-е гг., когда интенсивно разрабатывались проблемы села. Так, в диссертации А.И. Афанасьевой, посвященной пореформенному развитию тамбовского села показана неоднозначность процессов, происходивших как в частновладельческих, так и в крестьянских хозяйствах, убедительно показана стагнация сельскохозяйственного производства, основанного на архаичных приемах его ведения. В работах М.М. Шевченко, которые отличаются четкой постановкой цели и задач, глубоким анализом материала и аргументированностью выводов, приведены факты, которые показывают, что определенная часть помещиков и крестьян стремилась интенсифицировать свое хозяйство за счет агрономических новаций, которые постепенно проникали в их среду. Исследуя вопросы экономического положения государственных крестьян в Черноземье, В.А. Попова дала системный анализ новых тенденций хозяйственного развития государственной деревни, уделив определенное внимание и вопросам агрономического просвещения, его роли в преодолении консерватизма в сельскохозяйственном производстве. Однако в эти годы специальных работ по истории научной агрономии и сельскохозяйственного просвещения в рамках Центрального Черноземья создано не было.

После сравнительно длительного и довольно плодотворного периода научного интереса к проблемам аграрной истории и интересующих нас вопросов образования и научной агрономии наступил некоторый спад в количестве публикаций. В ряде конкретно-исторических исследований (прежде всего это исключительно содержательные труды А.М. Анфимова, И.Д. Ковальченко, Л.В. Милова, М.М. Громыко, Л.Н. Вдовиной и др.), в которых анализировались объективные процессы аграрной эволюции, затрагивались интересующие нас проблемы. Однако аграрная тематика стала преимущественно разрабатываться в контексте историко-партийных исследований по советскому периоду. Интерес к вопросам истории сельского хозяйства в ХIХ в. в 70-80- гг. в основном проявлялся на региональном уровне.

Среди немногочисленных работ того периода большой интерес для нашего исследования представляет небольшая по объему, но интересная и постановкой вопроса, и своим содержанием статья З.Д. Ясмана «Русские агрономы из крестьян в ХIХ веке» (Вопросы истории. 1985. № 2). В статье в научный оборот введены редкие архивные материалы, в том числе и по Центральному Черноземью.

Необходимо отметить, что советская историография, имеющая громадные заслуги в деле изучения аграрной эволюции России, формировалась в столь жестких доктринальных рамках, что теоретическая схема не просто довлела, она стала порой подменять собой реальное содержание конкретных исследований. Мысль исследователя двигалась в заданном направлении, самостоятельный подход исключался.

В постсоветский период по мере возрастания интереса к российскому земству, к аграрному развитию страны, в ряде работ была затронута и тема земской агрономии, но опять-таки в качестве историографической проблемы. При этом вольно или невольно некоторые авторы допустили неточное толкование фактов, по-прежнему пытаясь объединить интересы правительства и земств на почве предоставления крестьянам агрономической помощи. В этой связи отметим книгу Л.Е. Лаптевой, в которой отмечается, что «большинство земств признало принцип преимущественной помощи хуторянам противоречащим земскому положению». Очевидно, здесь надо иметь в виду то большинство земских собраний, гласные которых отказались полностью сосредоточиться на агрономической помощи хуторским хозяйствам, рассматривая ее как составную часть всей агрономической деятельности среди сельского населения, как того требовали закон и принципы самоуправления. Остальные же земства, хотя и согласились взять на себя функции землеустроительных агрономов, но также не прекратили оказание помощи общинникам. В этом и состояла суть их расхождения со столыпинской реформой.

Значение вышедшей в свет в 1992 г. монографии П.Н. Зырянова «Крестьянская община Европейской России в 1907-1914 г.» состоит не только в том, что ею был внесен весомый вклад в историографию общины, но и в том, что в ней идет речь о земской агрономической составляющей процесса реформирования деревни. Показанная автором община была больше предрасположена к земским агрономам, нежели к правительственным землеустроителям. П.Н. Зыряновым была подчеркнута необходимость изучения хозяйственно-культурной деятельности общины.

Практически одновременно с книгой Зырянова об общине появилась статья японского исследователя К. Мацузато «Столыпинская реформа и российская агротехнологическая революция», в которой впервые было заявлено о необходимости «обратить большее внимание» на «подъем прагматизма и профессионализма в деятельности земства, чтобы попытаться понять агротехнологическую сторону земельной реформы». Год спустя в докладе К. Мацузато «Судьбы агрономов в России» проанализировал динамику развития агрономических организаций в 1911-1915 гг. и охарактеризовал степень их участия в обслуживании единоличных хозяйств. Автор отмечал, что общественный характер и деятельность русских агрономов перед 1917 г. еще не изучены.

В зарубежной историографии проблемы следует отметить книгу С. Уильямса, в которой он исследовал влияние столыпинской реформы на хозяйственную производительность и социальные отношения в деревне и искал ответ на вопрос, может ли либеральная реформа успешно быть внедрена «сверху» или она должна осуществляться через «низовую» активность путем формирования общественных групп, которые вырывают уступки у государства?

Важной вехой в историографии проблемы стала ХХV сессия Симпозиума по аграрной истории Восточной Европы, посвященная изучению аграрных технологий в России в IХ – ХХ вв. (1996 г.). В выступлениях участников Симпозиума показаны новые явления и тенденции в сельскохозяйственных технологиях, проблема соотношения традиций с новациями, развитие производительных сил и изменение форм организации сельскохозяйственного производства, роль кооперации и земства в развитии агрономии. Докладчики по советскому периоду кроме систем земледелия и агрикультуры касались аграрной науки и соотношения политики и практики.

В появившейся в свет в 1998 г. монографии Л.В. Милова по сути дана новая концепция социально-экономической истории России. Наряду с другими важными проблемами автор раскрывает решающее значение климата и почв, резко ограничивающих возможности интенсификации полевого земледелия и в конечном итоге роста богатства страны.