DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций

Поступления 03.09.2007

Материалы

загрузка...

Окончание предварительного расследования в уголовном процессе российской федерации: вопросы теории и практики

Мириев Беюкага Ага оглы, 03.09.2007

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Первая глава «Теоретические основы окончания предварительного расследования» включает в себя два параграфа.

Первый параграф «Историко-правовой анализ форм окончания предварительного расследования в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве» начинается с констатации того, что обращение к истории становления форм окончания предварительного расследования позволяет провести сравнительный анализ особенностей регламентации названных институтов в различные периоды, определить не только преимущества или недостатки действующего правового регулирования, но и перспективы развития, пути повышения эффективности уголовно-процессуальной деятельности, направления совершенствования законодательства.

Соискатель делает краткий экскурс в историю становления института окончания предварительного расследования, начиная его с дореформенного периода (Устав уголовного судопроизводства 1864 г.), и обращает внимание, что уже ст. 277 указанного законодательного акта предусматривала возможность прекращения следствия только судом. При этом культивировались различные процедуры окончания производства по делу в зависимости от вида правонарушения: преступления или проступка, в том числе против имущества и доходов казны.

Акцентируя внимание на особенностях судоустройства советских правоохранительных органов и регламент их судопроизводственной деятельности в начале 20-х гг. ХХ столетия, автор комментирует широко применявшуюся в то время коллегиальную форму расследования, которая до известной степени сохранила свое значение вплоть до начала XXI в. Проявляется это не только в двойном, но и тройном, и даже более, контроле и надзоре (судебный контроль, прокурорский надзор и ведомственный контроль со стороны руководителя следственного органа), что объективно влияет на качество решений, принимаемых следователями и дознавателями на этапе окончания предварительного расследования.

Пристальному вниманию подвергается законодательная регламентация формы и содержания обвинительного заключения как наиболее значимого процессуального решения при завершении расследования.

Автор отмечает, что в период с 1960 по 2001 г. перечень обязанностей и правомочий органов дознания в УПК РСФСР в связи с процедурой окончания расследования в форме дознания не претерпел существенных изменений, за исключением введения и упразднения впоследствии протокольной формы досудебной подготовки материалов.

Диссертант подчеркивает, что окончание предварительного расследования в различных формах – исторически сложившаяся особенность российского уголовного процесса – в несколько трансформированном виде дошла до настоящего времени и воспринята действующим УПК РФ. Согласно современному законодательству она заключается в возможности окончания расследования в следующих формах: с составлением обвинительного заключения; составлением обвинительного акта; вынесением постановления о направлении уголовного дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера; вынесением постановления о прекращении уголовного дела по реабилитирующим и нереабилитирующим основаниям.

На основании изложенного делается вывод о том, что поэтапно процедура окончания предварительного расследования с составлением обвинительного заключения шла по пути расширения комплекса прав лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, а также усиления гарантий обеспечения предоставленных им прав (возможность ознакомления обвиняемого с материалами дела, участие защитника на этапе окончания, возможность заявления ходатайств и т. п.).

1тайств участников уголовного процесса и производство (при необходимости) ряда дополнительных следственных и процессуальных действий; 3) составление обвинительного заключения и направление уголовного дела прокурору; 4) рассмотрение дела прокурором, принятие по нему решения и направление дела в суд; 5) принятие решения о прекращении уголовного дела; 6) направление дела в суд с постановлением о применении принудительных мер медицинского характера; 7) приостановление производства по уголовному делу.

На основании анализа имеющихся точек зрения ученых-юристов диссертант предпринимает попытку сформулировать собственную дефиницию окончания предварительного расследования. Он определяет его как завершающий этап досудебного производства, характеризующийся разрешением уголовного дела по существу либо направлением его в суд для разрешения по существу, заключающийся в выполнении субъектом расследования комплекса взаимосвязанных процессуальных действий, имеющий своею целью обеспечение гарантированных прав и свобод участников уголовного судопроизводства.

Утверждается, что окончание предварительного расследования может иметь место только тогда, когда следователь (дознаватель) на основании собранных по делу материалов приходит к твердому убеждению в том, что: дальнейшего производства по делу не требуется ввиду доказанности всех значимых для установления истины обстоятельств; дальнейшее производство нецелесообразно (например, при установлении обстоятельств, могущих влечь за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования); дальнейшее расследование невозможно по причине установления обстоятельств, исключающих производство по делу.

Отличительная особенность этапа окончания предварительного расследования заключается в том, что впервые за время расследования конкретного уголовного дела предмет доказывания должен быть установлен в необходимых пределах доказывания. В то же время очевидно, что даже при самой высокой степени истинности познания, достигнутой при расследовании, окончательное решение данного вопроса является исключительной компетенцией суда.

По мнению автора, производство по делу не может считаться законченным до тех пор, пока задача установления истины не решена. Исключение, равно как и корректировка, положений об объективной истине как цели доказывания, а также требования достоверного вывода об обстоятельствах расследуемого (или рассматриваемого судом) события влечет за собой возможность принятия итоговых процессуальных решений на основе не достоверных знаний, а только при наличии предположения, вероятного суждения о существовании обстоятельств, подлежащих доказыванию. Порочность подобной установки и практики очевидна.

В УПК РФ используются два терминологических выражения – «прекратить уголовное дело» и «прекратить уголовное преследование». Разграничивая их регламентацию (ст. 24–25 УПК РФ и ст. 27–28 УПК РФ), законодатель тем самым наметил тенденцию к их различной трактовке, поскольку прекращение уголовного дела, как правило, сопряжено с прекращением уголовного преследования, в то время как прекращение уголовного преследования далеко не всегда предполагает прекращение уголовного дела.

Изучение следственной и судебной практики позволило диссертанту выявить проблему, связанную с возникновением, осуществлением и прекращением уголовного преследования. Такие ситуации нередки при расследовании неочевидных преступлений и характеризуются осуществлением комплекса следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в отношении лиц, проходящих по уголовному делу, но не обладающих статусом подозреваемых или обвиняемых. Сказанное провоцирует семантическую несостоятельность терминов, используемых законодателем, в частности, в п. 5 ч. 2 ст. 213 УПК РФ, которая предусматривает, что в постановлении о прекращении уголовного дела или уголовного преследования указываются «результаты предварительного следствия с указанием данных о лицах, в отношении которых осуществлялось уголовное преследование».

Результаты проведенного исследования позволили автору выделить наиболее типичные ситуации, связанные с вышеизложенным: 1) изъятие образцов для сравнительного исследования у лиц, не являющихся подозреваемыми (обвиняемыми); 2) допрос лица, проверяющегося на причастность к совершению преступления, в качестве свидетеля; 3) обыск в жилище лица, не являющегося подозреваемым (обвиняемым); 4) контроль и запись переговоров; 5) предъявление подобных «участников уголовного процесса» для опознания; 6) проведение оперативно-розыскных мероприятий и др.

Диссертант отмечает, что прекращение уголовных дел в стадии предварительного расследования противоречит Конституции РФ, поскольку органы предварительного следствия и дознания подменяют своими постановлениями о прекращении уголовных дел решения суда. Данный вопрос приобрел в последние годы еще большую актуальность, поскольку в России ежегодно до суда прекращаются только по нереабилитирующим основаниям уголовные дела в отношении более чем 100 тыс. человек.

Принципиальным и нерешенным в теории уголовного процесса и действующем законодательстве остается вопрос о том, следует ли подозреваемого (обвиняемого) при прекращении уголовного дела и уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям считать судимым, поскольку при существующей сейчас процедуре виновным он признается в порядке внесудебного разрешения уголовного дела.

По мнению автора, рассмотрение вопроса о прекращении уголовного дела должно быть отнесено исключительно к компетенции суда как органа, призванного разрешать уголовное дело по существу. А значит, следует ввести судебный порядок решения вопроса о прекращении уголовного дела и тем самым распространить судебный контроль на соответствующую деятельность субъекта расследования. Это предполагает необходимость внесения изменений в ряд норм УПК РФ, а именно: исключить из ч. 2 ст. 29 «Полномочия суда» пп. 4–11; дополнить ч. 2 ст. 29 пунктом 4 следующего содержания: «о прекращении уголовного дела и уголовного преследования»; дополнить ч. 2 ст. 37 пунктами, предусматривающими дачу прокурором согласия на производство ряда следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав и свобод личности (обыск, осмотр жилища, контроль и запись переговоров, и др.).

Вторая глава «Окончание предварительного расследования с направлением уголовного дела в суд» включает четыре параграфа.

В первом параграфе «Окончание предварительного следствия с составлением обвинительного заключения» отмечается, что основанием для завершения расследования является реализация следователем возложенной на него функции уголовного преследования. Следователь может считать выполненной свою задачу, если: 1) собранный им материал дает ответы на вопросы о составе преступления, лице, его совершившем, месте, времени, мотивах и способах совершения преступления и 2) собранные им, а также представленные обвиняемым и проверенные в ходе следствия оправдательные доказательства не колеблют предъявленного последнему обвинения, иными словами, когда в деле имеется достаточно данных, чтобы органы прокуратуры могли требовать предания обвиняемого суду.

Автор выделяет ряд моментов, при отсутствии которых решение вопроса о завершении расследования не может быть принято. К ним относятся: полнота проведенного расследования; достаточность собранных по делу доказательств; бесспорное установление всех обстоятельств, подлежащих доказыванию; наличие внутренней убежденности следователя в завершенности расследования и непротиворечивости доказательств.

На практике нередко происходят нарушения уголовно-процессуальных норм на завершающем этапе предварительного следствия, которые, главным образом, выражаются в несоблюдении следователем гарантированных законом прав участников судопроизводства (обвиняемого, потерпевшего и их представителей). Эти нарушения самым непосредственным образом влияют на дальнейшую судьбу уголовного дела, поскольку влекут за собой как возвращение уголовного дела прокурором, так и вынесение оправдательного приговора в ходе судебного разбирательства.

Анализ следственной практики позволяет сделать вывод, что уведомление иных, кроме обвиняемого, участников уголовного судопроизводства об окончании расследования, следователями выполняется формально: часто уведомления направляются после передачи уголовного дела прокурору с обвинительным заключением; нередко уведомления просто подшиваются в дело и не направляются потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям.

По данным, полученным автором в ходе проведенного исследования, с противодействием расследованию со стороны защитника сталкивались половина опрошенных следователей и дознавателей, причем и в стадии возбуждения уголовного дела, и в ходе предварительного расследования, и на этапе окончания предварительного расследования.

Во втором параграфе «Форма, содержание и значение обвинительного заключения» отмечается, что большинством авторов обвинительное заключение рассматривается не только как заключительный акт уголовного преследования, но и как процессуальное решение следователя об установлении обстоятельств, образующих предмет доказывания, и наличии достаточных данных для передачи дела в суд.

С принятием УПК РФ несколько изменилась структура обвинительного заключения, которая стала отражением состязательности уголовного процесса. Законодатель в новом Кодексе отказался от деления обвинительного заключения на описательную и резолютивную части, ограничившись перечислением в ч. 1 ст. 220 УПК РФ необходимых сведений, которые следователь отражает в рассматриваемом процессуальном документе.

Диссертант подробно анализирует форму, содержание, процессуально-правовое значение обвинительного заключения, способы его изложения. Обращается внимание на то, что, как и прежде, правовое значение обвинительного заключения состоит в том, что им очерчиваются границы судебного разбирательства или, как принято говорить в теории уголовно-процессуального права, пределы судебного разбирательства, выходить за рамки которого суд (судья) не имеет права.

Спорным вопросом вплоть до настоящего времени остается и такой аспект составления обвинительного заключения, как необходимость изложения перечня доказательств обвинения и доказательств, на которые ссылается сторона защиты. Большинство ученых поддерживают точку зрения о том, что необходимо не просто перечислять доказательства, но и кратко излагать их содержание. Такую же позицию занял и Верховный Суд РФ, изложив ее в постановлении Пленума «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 5 марта 2004 г. № 1.

Третий параграф «Окончание дознания с составлением обвинительного акта» начинается с констатации того, что действующее уголовно-процессуальное законодательство РФ предусматривает две формы расследования, одной из которых является дознание. Оно может заканчиваться либо вынесением постановления о прекращении уголовного дела (гл. 29 УПК РФ), либо составлением обвинительного акта (гл. 32 УПК РФ).

Процессуальный порядок окончания дознания, безусловно, имеет свою специфику, которая выражается, в частности, в том, что в отличие от обвинительного заключения обвинительный акт не только знаменует собой завершение расследования, но и придает лицу, в отношении которого осуществлялось дознание, процессуальный статус обвиняемого.

В соответствии со ст. 225 УПК РФ в обвинительном акте указываются: 1) дата и место его составления; 2) должность, фамилия, инициалы лица, его составившего; 3) данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности; 4) место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела; 5) формулировка обвинения с указанием пункта, части, статьи УК РФ; 6) перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты; 7) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 8) данные о потерпевшем, характере и размере причиненного ему вреда; 9) список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание.

По мнению соискателя, иные данные, характеризующие личность обвиняемого, могут быть изложены в п. 12 типового образца обвинительного акта, где по сложившейся в настоящее время практике излагаются иные данные о личности обвиняемого (с учетом изменений и дополнений, внесенных в ч. 6 УПК РФ Федеральным законом от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ).

Автор отмечает, что в УПК РФ наблюдаются определенные несоответствия между предписаниями ст. 225 УПК РФ и образцами процессуальных документов, используемых в повседневной практике органов дознания (с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 5 июня 2007 г. №

В четвертом параграфе «Надзор прокурора за окончанием предварительного расследования» обращается внимание на то, что законченное производством уголовное дело с обвинительным заключением или обвинительным актом направляется прокурору. Получив уголовное дело, последний обязан его тщательно изучить. Предполагается, что он осуществлял надзор за ходом расследования на каждом из его этапов, но это не освобождает его от необходимости проверить все материалы дела, поступившие к нему в систематизированном виде.

Автор анализирует мнения ученых и сотрудников правоохранительных органов о необходимости принятия ряда поправок к УПК РФ и Федеральному закону «О прокуратуре РФ» от 17 ноября 1995 г. № 2202-1, которые должны строго дозировать ее вмешательство в деятельность органов расследования, предоставить последним бoльшую самостоятельность в решении тактических вопросов и не позволить подменять управление расследованием со стороны Следственного комитета МВД РФ еще и управлением со стороны органов прокуратуры.

Федеральным законом от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ эти проблемы были частично решены и большинство надзорных функций прокурора за предварительным следствием переданы руководителю следственного органа.

Тем не менее объем надзорных полномочий прокурора за предварительным следствием на этапе завершения расследования остается практически без изменений.

Далее на основании результатов проведенного исследования автор проводит анализ решений, принимаемых прокурором при изучении материалов уголовного дела: об утверждении обвинительного заключения или обвинительного акта и направлении уголовного дела в суд; об утверждении постановления дознавателя о прекращении уголовного дела; возвращении уголовного дела следователю для дополнительного следствия; возвращении уголовного дела следователю (дознавателю) для пересоставления обвинительного заключения или обвинительного акта и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями; направлении уголовного дела вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду; направлении дела, поступившего с обвинительным актом, для предварительного следствия.