DisCollection.ru

Авторефераты и темы диссертаций


Эргонимы в лингвистическом ландшафте полиэтнического города (на примере названий деловых, коммерческих, культурных, спортивных объектов г. уфы

Емельянова Аксана Михайловна, 01.04.2007

 

4. Эргонимика Уфы ярко демонстрирует взаимодействие различных языков вследствие полиэтничности города и постоянных контактов русского и тюркоязычного населения, что подтверждается вхождением тюркских языковых единиц в повседневную русскую речь;

5. С позиций риторики как теории управления мыслеречевой деятельностью человека эргоним представляет собой единицу, образованную в соответствии с основными ее законами. При этом можно выявить этапы создания эргонима, начиная от формирования концепции номинатора с учетом адресата и заканчивая словесным выражением идеи. Эффективность полученной единицы, прагматическая (рекламная) ценность созданного эргонима подтверждается его экономической востребованностью.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и списка лексикографических источников. Общий объем диссертации 170 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность выбранной темы, определяются цель и задачи работы, объект и предмет исследования, методы исследования, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость и формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе “Эргонимы как объекты лингвистического исследования”, имеющей теоретический характер, эргонимы рассматриваются в контексте языка города, в рамках оппозиции “имя нарицательное” – “имя собственное”, здесь же определяются основные функции данных единиц и вводится алгоритм анализа эргонима с позиции риторики как науки об управлении мыслеречевой деятельностью человека.

В диссертации под эргонимами понимаются собственные имена предприятий различного функционального профиля: делового объединения людей (научного, учебного, производственного учреждения), коммерческого предприятия (агентства, банка, магазина, фирмы), объекта культуры (кинотеатра, клуба, развлекательного учреждения, театра, парка), спортивного заведения (комплекса, стадиона), представляющие собой единицы лингвистического пространства города.

Обобщая теоретическую литературу, посвященную изучению языка города (М.В. Китайгородская, Б.А. Ларин, Н.Н. Розанова, В.В. Колесов, Н.А. Прокуровская, О.Б. Сиротинина, А.А. Скребнева, Л.А. Шкатова, Е.А. Яковлева и др.), констатируем, что он состоит из разных компонентов: литературной речи (устной и письменной); живой разговорной речи; кроме того, язык города включает пространство номинаций, охватывающее обширный пласт различных онимов.

Все наименования в совокупности составляют ономастическое пространство, понимаемое как “комплекс имен собственных всех классов, употребляемых в языке данного народа в данный период для именования реальных, гипотетических и фантастических объектов” (Н.В. Подольская). В дальнейшей работе нас интересует не всё ономастическое пространство современного русского языка, а только онимы как составная часть языка города. Впервые с этой точки зрения данная проблема (в числе других) рассматривается в монографии Н.А. Прокуровской (1996), где автор говорит непосредственно о городском ономастическом пространстве, понимая его как “совокупность и систему микротопонимов, именующих городские объекты с учетом их пространственных характеристик, устройства и статуса”. Исследователь выделяет и соответственно называет три типа объектов: 1) плоскостные, или планарные; 2) линейные; 3) точечные, которые включают наименования зданий, мостов, парков (т.е. наименования построек различного функционального профиля, культурно-бытовые, спортивные объекты). Именно точечные наименования и стали объектом нашего исследования.

Для определения места эргонима в системе ономастических единиц мы обратились к истории исследований данной единицы, которая начинается в отечественном языкознании во второй половине XX в., когда лингвисты начали поиск термина для обозначения названий предприятий, учреждений, фирм и т.п. с целью выделения данных онимов в особую группу имен собственных. В 1979 г. выходит первое издание Словаря русской ономастической терминологии Н.В. Подольской, где впервые и был официально заявлен термин эргоним для обозначения наименований деловых объединений людей (учреждений, корпораций, предприятий, обществ, заведений). В этой же группе оказались названия союзов, организаций, означает ‘дело, труд; деятельность, функция’).

Анализ теоретической литературы показал, что в зависимости от того, с какой точки зрения изучаются названия коммерческих предприятий, деловых учреждений и культурных заведений, ученые предлагают соответствующие термины: эргонизмы, то есть названия прекративших существование организаций и предприятий, по аналогии с историзмом (Ю.А. Карпенко); ойкодомонимы, то есть наименования магазинов, фирм, банков, давшие названия домам, в которых они находятся (И.А. Астафьева); эргоурбонимы, сочетающие два денотата – деловое объединение и объект на местности, так как исследуются локализованные коммерческие предприятия (Р.И. Козлов); НКП – названия коммерческих предприятий (Д.А. Яловец-Коновалова); фирмонимы – названия фирм (Т.Н. Николаева, В.А. Коршунков). Мы же в рамках данного исследования рассматриваем лишь имена собственные деловых объединений людей, коммерческих предприятий, объектов культуры, спортивных заведений, зафиксированные на вывеске, и потому используем установившийся термин эргоним.

В первой главе решается также задача определения лингвистического статуса эргонима, что предопределяет необходимость обращения к теории имени собственного и выявлению его отличительных особенностей (в сравнении с именем нарицательным). В результате мы позволяем себе констатировать следующее: эргонимы – это имена собственные, так как имеют все признаки онимов:

1. Эргонимы служат для подчеркнуто конкретного называния отдельных предметов действительности и выделяют единичный предмет из ряда однородных (ювелирные магазины Алмаз, Диамонд, Камея, Карат, Рубин, Часы & Золото), причем они не раскрывают (в основной своей массе) признаки и свойства именуемого ими объекта (не факт, что в приведенных выше примерах ювелирных магазинов будут продаваться исключительно алмазы, рубины или изделия из золота).

2. У эргонима обычно отсутствует прямая связь с понятием, лежащим в основе наименования. Эргоним является в определенной степени лишь “вывеской” для именуемого объекта, вызывая разные ассоциации с главным денотатом (бар На посошок). Реципиент связывает эргоним с понятием, имея лишь информацию в “мысленном досье” (А.Д. Шмелев 2002);

3. В состав эргонимов, как и в состав собственных имен, могут входить любые части речи, даже предлоги, которые в качестве онима начинают “принимать” грамматические характеристики имени существительного (эргоним, образованный от им.сущ.: охранно-сыскное агентство Розыск (розыск); от личного местоимения с предлогом: салон компьютерной техники Для Вас; от им.прилаг.: магазин Звёздный; от глаг. в форме повелит. накл.: магазин канцелярских товаров Пиши-Стирай).

4. Эргоним выполняет все функции имени собственного, но в то же время анализ показывает, что он обладает рядом специфических дополнительных функций, среди которых можно выделить: 1) номинативно-выделительную, или назывную функцию, которая является первичной, основной языковой функцией всех имен собственных; 2) информативную (семантически полое в языке, имя собственное выступает предельно информационно насыщенной единицей в речи каждого коммуниканта); 3) рекламную (название призвано привлечь, заинтересовать, заставить откликнуться горожанина как потенциального клиента); 4) эстетическую (название, как правило, вызывает положительную ассоциацию, “красиво звучит”); 5) мемориальную (в названиях зачастую отражаются имена учредителей, названия популярных музыкальных групп, художественных фильмов и пр.); 6) функцию охраны собственности (названия охраняются специальными законами и их наличие ограничивает номинаторов при использовании определенных элементов, например, “рус-”, “рос-”).

Многофункциональность эргонима напрямую отражает сложную мыслеречевую деятельность номинатора. Это обусловливает необходимость рассмотрения эргонимов с позиций риторики как теории управления мыслеречевой деятельностью человека, так как появление эргонимов есть результат мыслительных операций именующего субъекта.

В связи с этим (вслед за Е.А. Яковлевой) мы в работе применяем особую лингвориторическую технологию, направленную на изучение эргонимов на основе формулы, применяемой в риторике и лежащей в основе управления всей мыслеречевой деятельностью человека. Эта формула представляет собой следующие ступени процесса внутренней работы человека над текстом: Р (риторика) = К+А+С+Т+Р+ЭК+СА, где К – концептуальный закон, А – закон моделирования аудитории, С – стратегический закон, Т – тактический, Р – речевой, ЭК – закон эффективной коммуникации, СА – системно-аналитический закон. Движение вперед - от К (идеи) к Р (слову) – это мыслеречевой путь номинатора. Движение назад – от Р к К – путь, который проходит потенциальный клиент. ЭК и СА представляют сам акт общения номинатора и клиента с последующей рефлексией. Подробный анализ действия семи законов риторики в уфимской эргонимике представлен в третьей главе настоящего исследования.

Во второй главе “Лексико-семантические и структурно-грамматические характеристики эргонимов г. Уфы” рассмотрены специфика эргонима в лексико-семантическом аспекте; описаны словообразовательные типы эргонимов и дана их характеристика, отражающая региональные особенности г. Уфы. Эта часть работы отражает мнение М.В. Горбаневского, считающего, что при рассмотрении эргонимов определенного региона “целесообразно сочетание лексико-семантического и словообразовательного принципов

В нашей работе мы исследуем данный вид онимов с лексико-семантической точки зрения, взяв за основу классификацию имен (в связи с именуемыми объектами), предложенную А.В Суперанской. Всего было выделено пять групп эргонимов: 1) эргонимы, образованные от имен живых существ и существ, воспринимаемых как живые; 2) эргонимы, образованные от именований неодушевленных предметов; 3) эргонимы, образованные от наименований комплексных объектов (куда А.В. Суперанская относит названия органов периодической печати; праздников; произведений литературы и искусства; документонимы и др.); 4) эргонимы, образованные от слов-характеристик человека, предприятия и др.; 5) эргонимы с затемнённой семантикой. Как показал анализ, абсолютное большинство эргонимов г. Уфы – это названия, обладающие значением (89,6% наименований).

Наиболее многочисленной здесь является группа эргонимов, образованных от имен неодушевленных предметов – 1329 единиц, т.е. 38% от общего числа. Этот способ традиционен для наименований данного типа онимов (ср. Молоко, Обувь, Одежда). Основная масса (680 единиц) – это хрематонимы, прямо или ассоциативно указывающие на ассортимент товаров или услуг. Они включают в себя: предметы интерьера, быта: Илек (тюркс. сито), Камины, Шкафчик & Диванчик; разновидности еды, напитков: Брют, Хот-дог, Чай и торты; одежду и аксессуары: Башмачок, Деловой костюм, Саквояж и др. Данный факт ещё раз подтверждает важность информативной функции эргонима.

Значительное количество представляют эргонимы, образованные от топонимов (402 единицы). Они выполняют мемориальную и частично адресную функции (используя топонимы, именующий субъект указывает свойства коммерческого предприятия как топообъекта), что также является значимым признаком. Данный факт говорит об актуализации географической тематики: Дон, Енисей, Юрюзань; Кабул, Портофино, Лас-Вегас; У восьмиэтажки (микротопоним-ориентир, смысл которого позволяет человеку ориентироваться на местности) и т.д. В данной группе представлены также названия, образованные от фитонимов (Берёзка, Магнолия); космонимов (Альтаир, Плутон); порейонимов (Сани, Фаэтон) и наутонимов (Арго,

Второй по численности является группа эргонимов, образованных от наименований живых существ и существ, воспринимаемых как живые – 644 единицы, т.е. 18,4 %. Наиболее многочисленны в ней эргонимы, образованные от антропонимов (295 единиц): Айдар, Максим, Тим (Тимур), Маргарита, Настя, Халич, Эдисон и др. Их высокая частотность объясняется тем, что номинаторам нравится “увековечивать” память о себе, близких, исторических личностях и т.п. Подобные названия, как и топонимы, выполняют мемориальную функцию. Заметное место занимают эргонимы, образованные от мифонимов – имен любой сферы ономастического пространства в мифах, эпопеях, сказках, былинах, – 198 единиц: Аладдин, Хорс, Фемида и т.п., что говорит об актуализации литературно-мифологической тематики, стремлении номинатора обратиться к прецедентному имени или тексту, чтобы вызвать у реципиента положительную ассоциацию.

На третьем месте по количеству единиц находится группа эргонимов, образованных от комплексных объектов (605 единиц, т.е. 17,2 %). Среди них ярко выделяется группа наименований, образованных от понятий, связанных с разными видами искусства – литературой, ТВ, музыкой, театром (260 единиц – почти половина названий данной группы). Такие наименования обладают образностью, ассоциативностью, а потому часто предпочитаются номинаторами: Миф, Новелла, Ода, Сказка, Сказъ, Сериал, Блюз, До-мажор, Полонез, Тихий Дон, Кабуки и др. Это еще раз подтверждает наше мнение о том, что в современных эргонимах актуализируется литературно-мифологическая тематика.

Группа эргонимов-характеристик представлена 551 единицей (т.е. 16 %). Названия, содержащие в себе характеристику человека (Дальнобойщик, Дантист, Коммерсант, Турист, Эгоист, Эстет и др.), предприятия (Галерея сантехники, Деловая книга и др.), совмещая в себе информативность и рекламность, характеризуют название как успешное.

Самой малочисленной является группа наименований с затемненной семантикой (371 единица, т.е. 10 %). Анкетирование и опрос показали, что такие эргонимы – своеобразный “шифр” номинатора и обычно понятны только ему. Чаще всего подобные названия оказываются аббревиатурами, состоящими из начальных элементов собственных имен учредителей и их родных и близких (Ранд (Резчиков Андрей), ВИКО (Виктор И Компания), РиК (Рим и Компания). В других случаях – это либо простой подбор квазислов, либо номинаторы отказываются объяснять значение (Авест, Валдэм, Викон, Викор, Лиал, Нике, Стуз, Юликс и др.).

Отмечая минимальное количество наименований, образованных от слов с затемненной семантикой, мы констатируем, что в основном номинаторы стремятся создать понятный адресату эргоним, тем самым не только облегчая восприятие названия, но и повышая его эффективность.

Во второй части главы мы рассматриваем словообразовательные особенности эргонимов, которые образуются двумя способами: семантическим и собственно словообразовательным:

1. Семантический способ образования (2785 единиц, т.е. 80%), представлен:

1) эргонимами–словами, образованными путем: а) трансонимизации (парикмахерская Арина, фирмы Виталина, Виктория, магазины Ангара, Винни-Пух, Старик Хоттабыч и др.); б) онимизации, которая представлена двумя основными типами: метафорой (салоны Бомонд, Уют, охранные агентства Барс, Волкодав, Вольф) и метонимией (алмаз “драгоценный камень” – Алмаз “ювелирный магазин”); заимствованием номинативных единиц чужих языков (компания Art-Design (англ. художественный дизайн) и др.);

2) эргонимами–словосочетаниями, представленными сочетаниями различных частей речи: прил. в И.п.+сущ. в И.п. (магазины Волшебная Лампа, Новая Галерея, центр национальной культуры Белая юрта (Ак Тирма); сущ. в И.п.+сущ. в косв.п. с предлогом (магазины Текстиль для дома, Мебель из сосны, фирма Помощь на дорогах); сущ.+и+сущ. (салон Красота и Здоровье, магазин Чай и Торты);

3) эргонимами – предложениями. Данная группа немногочисленна и представлена преимущественно этикетными формулами, междометиями (магазины Браво!, Вива!, салон сотовой связи Алло!) и побудительными предложениями, содержащими глагол в повелительном наклонении (аптека Будьте здоровы!).

2. Собственно словообразовательный способ образования эргонимов (715 единиц, т.е. 20%) представлен: 2.1. Аббревиацией (Уралдортранс, Фармленд); 2.2. Словосложением (Бар-Бильярд, Евро-Клей); 2.3. Материальной индексацией, представленной названиями, образованными путем прибавления к производящей основе своеобразного морфа-индекса – цифры или буквы (магазины Гурман-2, Ритм+, Легион-М, Грета+).

Анализ эргонимов г. Уфы со словообразовательной точки зрения показал, что более продуктивным способом является семантический. Самыми частотными являются эргонимы-слова (2170 единиц, т.е. 62%), в основном образованные путем онимизации апеллятива (1089 единиц, т.е. 31%). Это объясняется экономией языкового материала, и тем, что метафора, метонимия помогают номинатору создавать образные, емкие названия, вызывающие ассоциации, что способствует привлечению клиента. Следующими по численности являются эргонимы-словосочетания. Подобный способ номинаторы используют довольно часто, так как он позволяет создать многофункциональные эргонимы, содержащие максимум информации. Самой малочисленной является группа эргонимов-предложений (35 единиц, т.е. 1,4 %). Эти названия новы в эргонимии г. Уфы, они не характерны для данного вида онимов.

Наконец, в заключительной части второй главы мы выявляем региональные особенности эргонимов Уфы. Анализ показал, что с точки зрения региональной специфики можно выделить следующие виды эргонимов: 1) названия, содержащие топографические характеристики столицы; 2) названия, указывающие на полиэтнический характер Уфы; 3) названия, подтверждающие звание города–мегаполиса (содержащие иноязычные компоненты и отражающие реалии зарубежных стран); 3) названия, характеризующие город как центр экономической и промышленной жизни

Эргонимы, содержащие топографические характеристики г. Уфы выполняют в первую очередь информативную функцию и представлены названиями, лексической основой которых послужило местоположение объекта, т.е. эргонимы оттопонимического происхождения, – 236 единиц (7% от общего числа). Из числа отобранных оттопонимических наименований большая часть – названия местного характера, учитывающие географию РБ: названия, связанные с Россией (охранно-сыскное агентство Русич, фирмы РосАвиа, РоссИмпортОружие); с Уралом (ателье Урал, фирмы Приуралье Строй, Урал-Сити); с Башкирией и свидетельствующие о достоинствах башкирского края, его богатстве (фирмы Башкирская кожа, Башкирская мебель, магазин Башкирский купец); названия с лексемой Уфа (магазин Уфа-Автоленд, турагентство УфаТур); названия, содержащие сведения о внутригородской топонимии и являющиеся названиями–ориентирами (кафе Бистро на Космонавтов (ул. Космонавтов), дом мебели Сипайловский (по названию уфимского микрорайона), торговый центр Кувыкинский (на ул. Ст. Кувыкина)

В целом употребление оттопонимических лексем в эргонимах – это дань издавна существующей традиции в промышленной номинации, широко используемой во многих языках. Именно такие названия и формируют “образ” города, который отличает его от прочих населенных пунктов.

Эргонимы, указывающие на полиэтничность г. Уфы, представлены названиями, отражающими национальную специфику русского и тюркских народов. Это обусловлено тем, что основную массу среди людей разных национальностей, проживающих в Уфе, составляют (с учетом численности) русские, башкиры и

В связи с этим в уфимской эргонимике, во-первых, широко представлены наименования, отражающие культуру, быт, обычаи и традиции, привязанности русских (177 единиц). Отметим такие эргонимы, как русский национально-культурный центр Вече (на Руси в 10-15 вв.: собрание горожан для решения общественных дел), магазин Троица (один из двенадцати православных праздников). Ярким примером являются эргонимы, образованные от устаревших слов русского языка: магазин сувениров Диво (устар. чудо), служба такси Ямщик (до революции возница на ямских (почтовых) лошадях). Во-вторых, эргонимы г.Уфы, столицы Башкортостана, не могли не отразить большое количество названий тюркского происхождения. Среди них мы отмечаем эргонимы, показывающие специфику тюркской культуры: Всебашкирский центр национальной культуры Ак Тирма (тюркс. белая юрта), производственное предприятие Курай (национальный музыкальный инструмент), управление капитального строительства Курултай (тюркс. собрание), сувенирный магазин Нардуган (название мусульманского праздника). Немало среди эргонимов Уфы названий в тюркском оформлении, имеющих параллель в русском языке: магазины Ай (тюркс. луна, месяц), Ак Буре (тюркс. белый волк), кафе Аксарлак (тюркс. чайка), ТД Сулпан (тюркс. звезда) и др.

Причем онимы-тюркизмы способствуют формированию в русской речи горожан специфическую “макаронистичность”. Например, “Пойду в Шатлык за хлебом”, “Эту книгу издали в Гилеме”, “Сегодня на Акбузате скачки” и пр.